Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПУШКИН: ПОСМЕРТНОЕ ИЗДАНИЕ И БЕССМЕРТНЫЕ ПОДПИСЧИКИ

Д. ВЛАСОВ (г. Москва).

Хотелось бы знать, когда было издано первое собрание сочинений А. С. Пушкина.

Д. Петрова (г. Владимир).

В год смерти Пушкина в числе высочайше одобренных мер в пользу ушедшего и как будто безопасного уже Пушкина значится и такая: издать первое собрание сочинений (посмертное), причем под эгидой правительства. Это означало, что казна финансировала издание, надеясь, правда, и заработать на нем. Всем губернаторам разослали письмо, в котором предлагалось организовать подписку, что было новым для того времени делом. Но дальше много странностей; стоимость довольно высокая, общее количество томов все время меняется, качество издания просто плохое. К 1840 году, выпустив восемь томов, казенная «Опека» окончательно охладела к изданию. Его попытались подхватить частные издатели Глазунов и Заикин. В 1841 году выпущено еще три тома с неопубликованными при жизни Пушкина произведениями, среди которых: «Медный всадник», «Каменный гость», «Русалка», «Дубровский», много стихотворений, вошедших впоследствии в золотой фонд поэзии. И подумать только, все эти вещи не были знакомы современникам Пушкина!

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В последнем, 11-м томе приведены «Имена особ, благоволивших подписаться на сочинения Александра Сергеевича Пушкина, части 9, 10, 11», что и позволяет нам сегодня провести анализ этого уникального списка. Итак, анализ «количественный». Первоначальный замысел предусматривал тираж в одну-две тысячи экземпляров для каждого тома.

И это был обычный и считающийся неплохим тираж большинства популярных изданий с гарантированным сбытом в течение двух-трех лет. Почти все прижизненные издания Пушкина имели тираж в одну тысячу экземпляров. На последние же три тома тираж подписки известен абсолютно точно: 218 экземпляров. Правда, отпечатано больше, и в течение 10 лет свободно можно было купить это издание, причем цена упала втрое.

Пермский губернатор Огарев получил от министра внутренних дел Блудова 10 «билетов предварительной подписки». После пяти месяцев интенсивной, надо думать, работы с потенциальными подписчиками министр получил обратно все 10 билетов с письмом, в котором сообщалось, что «подписчиков на упомянутое сочинение не явилось». Кстати, ни одного губернатора и ни одноro министра в списке подписчиков нет.

Но кто же они, эти 218, оставившие свои имена в тени нерукотворного пушкинского памятника?

В 72 случаях указаны города. Орел, Курск, Тамбов, Тифлис, Тверь, Иркутск, как и По-шехонье, Острогожск, Арзамас упомянуты по разу, Старая Русса, Белгород и Ставрополь — по 2 раза, Москва — 7 раз, а Петербург — ни разу.

92 фамилии — с именами-отчествами или без, но без титулов. Среди титулованных же большинство — военные, их 32, от корнета до генерал-адъютанта. Названных гражданских чинов — 18, от коллежского регистратора до надворного советника и, кроме того, 6 их превосходительств и 14 их благородий и высокоблагородий.

Есть 3 купца и еще купеческий сын, 1 профессор и 2 студента (Иванов и Смирнов, оба из Москвы), архимандрит, 3 графа и 2 графини. Вообще же в списке 10 женщин, ни одного имени из известных нам по стихам нет.

Но есть и «учреждения», как теперь бы мы сказали. Это 3 гимназии — Минская, Ларинская и 2-я Санкт-Петербургская. Есть еще один учитель гимназии, это на всю Россию. 3 провинциальных училища, дирекция училищ Вятской губернии, 5 военных, полковых библиотек и Горный институт. В итоге — 13 «коллективных» подписок...

Такой вот срез России, читавшей в то время Пушкина.

Заметим еще, что следующее, и неплохое, собрание сочинений под редакцией Анненского появилось через 15 лет. В 1887 году, по окончании авторских прав наследников, вышло уже три доступных по цене собрания сочинений 15-тысячным тиражом. В 1937 году большой однотомник, включивший почти все сочинения Пушкина, имел 500 тысяч экземпляров. Рекордом России, да пожалуй и мира, был и остается трехтомник, выпущенный в юбилейном 1987 году тиражом 10 миллионов 700 тысяч для каждого тома.

Пушкин писал все-таки для нас и наших потомков, но именно первые подписчики невольно обессмертили свои имена.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Переписка с читателями»