Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СТЕНОГРАФИЯ И ЕЕ РЫЦАРЬ

Кандидат технических наук Д. ВЛАСОВ.

Отклики и вопросы читателей журнала связаны обычно с предшествующими и сравнительно недавними публикациями. Мне же хочется сейчас вспомнить статью Н. Н. Соколова "Биомеханика письма", опубликованную в № 4 за 1969 год.

Николай Николаевич Соколов - профессор, доктор технических наук, специалист по изоляционным материалам для электротехники, десятки лет проработавший в ВЭИ им. В. И. Ленина, известен в этом качестве теперь разве что историкам техники. Несравнимо больше его роль в побочной для него области деятельности. Он - автор, создатель, теоретик и практик единствен ной в своем роде отечественной Государственной единой системы стенографии, так называемой ГЕСС.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Стенография, ее прошлое, настоящее и будущее - отдельная большая тема. В век всеобщей электронной информатизации она осталась на периферии культурного процесса. Тем более, что и простое рукописное письмо тоже оттесняется на обочину. Кто сейчас пишет и получает обыкновенные письма? Кто нормально конспектирует лекции или так называемые первоисточники? Какая там стенография! Между тем стенографии больше 2000 лет (считая от записанной "тироновыми нотами" в 63 году до н.э. обвинительной речи Катона против Каталины).

В России скоропись - тоже не такая уж новинка. В XV веке в Новгороде записывали то, что говорилось на вечевых собраниях. Но реально первые системы стенографии появились только в середине XIX века. В основном это были переводные и кое-как приспособленные к русскому языку системы (вначале с французского, потом с немецкого). Одна из первых книг - "Графодромия" Корфа (лицейского товарища Пушкина). Применял стенографию, как мы знаем, Достоевский. Молоденькой стенографистке (очень редкая тогда профессия) Анне Сниткиной и Достоевский, и мы все, его читатели, просто обязаны поклониться.

В общем, это была редкость, экзотика. Но спрос на стенографов и стенографические отчеты резко вырос во время и сразу после революции из-за обилия съездов и совещаний. В Наркомпросе всерьез озаботились существующим положением вещей, провели теоретическую и практическую проверку известных к тому времени систем стенографии и признали наилучшей систему Н. Н. Соколова. В 1933 году постановлением ВЦИК в РСФСР была введена Государственная единая система стенографии (ГЕСС). В дальнейшем и другие союзные республики приспособили эту систему к строю своего языка и письма. ГЕСС существует в своей основе и сейчас, хотя периодически предпринимаются попытки ее "улучшить" или совсем заменить. Но у нее большой запас прочности. Сам Соколов прожил более 80 лет. Он охотно и публично комментировал все новые проекты, но доказывал в итоге необходимость только небольших корректировок "раз в 20 лет".

А теперь главное: в чем сила и долговечность ГЕСС? Обычное курсивное письмо редко реформируется (и так во всех языках). В русском языке, как известно, кириллица существовала сотни лет. Спасибо Кириллу и Мефодию, правда, они действовали скорее по наитию, приспосабливая греческие в основном буквы к общему тогда славянскому языку. Дальше - петровская реформа (гражданский шрифт) и, наконец, упрощение письма в 1918 году. Ни у одной реформы не было научной базы.

Соколов, хорошо знавший математику, биомеханику, теорию колебаний, теоретически доказал и опытным путем подтвердил, что рука при письме (а стенография - это частный случай письменной речи) совершает колебания, стремящиеся к синусоидальным. И оказалось, что те наши обычные буквы (и знаки стенографии), которые более или менее соответствуют синусоидальным колебаниям, пишутся легко, быстро и разборчиво. Любые отклонения от синусоиды затрудняют и искажают письмо и стенографию. Соколов не мог изменить общее письмо, но свою систему стенографии он построил на научной основе.

В жизни Н. Н. Соколов был удивительно скромным человеком, типичным интеллигентом дореволюционной еще "закваски". Ходил в длинном и старомодном уже тогда черном пальто, говорил тихим голосом, но убедительно. Жена его, стенограф-практик высокой квалификации, была верной помощницей.

Я познакомился с Николаем Николаевичем в 1969 году после того, как прочитал его статью в журнале "Наука и жизнь". Потом мы довольно часто встречались, в том числе на сборах стенографов - в основном пожилых женщин, очень интересно рассказывавших о съездах партии и Коминтерна, о Потсдамской конференции и Нюрнбергском процессе. Мне довелось в те годы заниматься упрощением и ускорением ввода буквенной информации через разные клавиатуры ЭВМ первых поколений, и у Соколова всегда можно было получить благожелательные советы и замечания. Но вот до изучения стенографии в чистом виде руки так и не дошли, о чем сейчас откровенно жалею.

С 1930-х годов вплоть до конца века у нас существовали достаточно массовые заочные курсы стенографии, в ряде средних учебных заведений стенография входила в учебные планы, издавались учебники. Все это, к сожалению, позади. Еле теплится еще жизнь секции стенографии Всероссийского педагогического общества.

Между тем рукописное письмо и его ответвление - стенография, как и, к примеру, устный счет, остаются необходимыми элементами общего развития, культуры и, надеюсь, никогда не исчезнут.

Добавлю еще, что биомеханика человека в разных своих проявлениях (бег, ходьба и др.) тоже подчиняется законам синусоидальных колебаний. Синусоида и экспонента - две функции, чаще всего встречающиеся и почти достаточные для описания процессов жизнедеятельности человека и существования окружающей живой природы.

Не потеряла своего значения и последняя книга Н. Н. Соколова "Письмо вчера, сегодня, завтра" (М.: Просвещение, 1989).


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Переписка с читателями»