Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

"КУБОК СОКРАТА"

Академик РАМН С. ГОЛИКОВ и доктор медицинскихнаук Г. ГУРЬЯНОВ (Институт токсикологии Минздрава России, С.-Петербург).

Кто не знает известное изречение Сократа, давно уже ставшее афоризмом, - "Познай самого себя". О нем вспоминаешь всякий раз, когда смотришь на изображение древнегреческого философа - будь то скульптура или картина: высокий лоб, умный, проницательный взгляд, во всем его облике - сила и простота мудрого человека. Но о чем думал Сократ в трагический момент своей жизни, когда в 399 году до н. э. по приговору суда в афинской тюрьме выпил кубок с ядом? Каких глубин самопознания достигло в эти минуты мышление великого философа? Известно, что его последними словами были: "Мы должны принести Асклепию в жертву петуха, сделайте это немедленно". В них явно звучит сократовская ирония: Асклепий, бог врачевания в Древней Греции, не должен быть причастен к отравлению.

Обстоятельства смерти Сократа описаны в нескольких исторических источниках. Все, как известно, началось с того, что Мелит, слывший в Афинах поэтом, предъявил обвинения Сократу, будто бы нарушившему закон, пытаясь исследовать то, что под землей, и то, что в небесах, "выдавая ложь за правду и научая тому же других". Обвинили его и в нарушении благочестия, и в отрицании признаваемых афинянами богов и введении новых, и даже в том, что он приемлет демонические знамения. Об этом было сказано во всеуслышание, скрытый же мотив обвинений заключался в ином: умные, резкие и ироничные высказывания Сократа подрывали афинскую рабовладельческую демократию.

Это доказывает и ход голосования в суде. Когда судьи в первый раз решали вопрос о виновности Сократа, то лишь незначительное число голосов было подано против него. Однако вторая речь Сократа - о мере наказания, полная насмешек над традициями афинского полиса (а Афины тогда были городом-государством) и не выражавшая раскаяния, привела судей в негодование, и подавляющим большинством голосов Сократа приговорили к смерти.

Философ встретил приговор с поразительным спокойствием. В тюрьме он держался мужественно, вел свои последние беседы с учениками. Через месяц после заключения он получил кубок с ядом, который должен был выпить. Смерть своего учителя философ Платон описывает следующим образом:

"Ну, милый друг, что я должен делать с этим кубком?" - спросил Сократ у тюремщика. Тот ответил: "Ты должен только испить его, затем ходить взад и вперед до тех пор, пока у тебя не отяжелеют бедра, а потом лечь и тогда яд будет продолжать свое действие..." Сократ опорожнил кубок и стал ходить, пока не почувствовал тяжесть в ногах, затем лег на спину. Служитель сжал ему стопу и спросил, чувствует ли он что-либо при этом. Сократ отвечал: "Нет". Служитель надавливал все выше и выше и показал, что тело становится холодным и оцепенелым. После этого он сказал, что как только действие яда дойдет до сердца, то наступит смерть. Когда живот сделался совершенно холодным, Сократ произнес свои последние слова о жертве богу врачевания Асклепию.

По свидетельству учеников Сократа, его отравили цикутой - довольно распространенным в Греции ядовитым растением (так говорится о смерти древнегреческого философа и в современных энциклопедиях и справочниках). Цикута в те далекие времена относилась к ядам, которым широко пользовались в злонамеренных целях. Жертва, принявшая этот яд, испытывала чувство смятения и страха. Но ею травились и нечаянно, от нее, случалось, погибал домашний скот.

Известны слова римского философа-стоика и политического деятеля Сенеки, жившего четыре века спустя: "Цикута сделала Сократа великим". Вряд ли это справедливо. Во всяком случае сегодня мы вспоминаем о цикуте лишь в связи с именем одного из величайших мыслителей античного мира. Не цикута сделала Сократа великим, а Сократ обессмертил "кубок с цикутой", которым, кстати, в Древней Греции пользовались и до, и после. По иронии судьбы и сам Сенека погиб от яда этого растения. О цикуте, как орудии мести, упоминают в своих сочинениях античные авторы - Гомер, Гораций, Аристофан. Аристофан сравнивает отравление цикутой с дорогой, "ведущей в ад через замерзание".

Итак, казалось бы, все исторические свидетельства указывают на цикуту. И тем не менее по поводу яда, который принял Сократ, у специалистов-токсикологов до сих пор есть большие сомнения. Ядовитый настой был приготовлен не из цикуты, считают они, а из болиголова (ботаники, относя и цикуту, и болиголов к одному семейству зонтичных, считают их самостоятельными видами растений). Такую точку зрения высказывают токсикологи, которые хорошо знают, каким действием обладает содержащийся в болиголове кониин (от латинского названия болиголова - кониум).

Об этом же говорят и симптомы отравления, о которых вспоминают современники Сократа, тот же Платон. Скорость развития интоксикации, потеря чувствительности, мышечные параличи - неоспоримо свидетельствуют: причиной смерти Сократа стал болиголов, точнее - содержащийся в нем алкалоид кониин. Цикутотоксин - действующее начало цикуты - проявляется по-иному, он вызывает сильные судороги. О них же никто не упоминает, говоря о последних минутах великого мыслителя.

Но почему тогда античные источники прямо указывают на цикуту, погубившую Сократа? По-видимому, в те далекие времена цикутой называли оба вида ядовитых растений. Это предположение подтверждает и тот факт, что в период возникновения токсикологии как науки, получившей наибольшее развитие в Германии, эти два растения были объединены общим названием - цикута, хотя болиголов был определен как пятнистая цикута, а вех ядовитый как водяная цикута. Это, кстати, привело к неточностям даже в специальной литературе. Так, например, Н. П. Кравков в своем широко известном "Курсе фармакологии", приводя правильное латинское название "цикута вироза", называет ее болиголовом. Во избежание путаницы в современных книгах по токсикологии сделаны соответствующие оговорки (например, в справочнике "Острые отравления" 1970 года при описании цикутотоксина, получаемого из водяной цикуты, сделано очень важное предупреждение: не путать с пятнистой цикутой, содержащей кониин).

Болиголов, как уже говорилось, относится к семейству зонтичных подкласса розидов. Активное токсическое начало в наибольшем количестве содержится в корнях - до пяти процентов. А поскольку время суда над Сократом - "Посейдон" - соответствует осенне-зимнему периоду, можно предположить, что для приготовления содержимого кубка пользовались либо засушенными плодами, либо корнями болиголова. Следовательно, концентрация яда в том количестве растения, которое было растерто в ступке, соответствовало примерно пяти процентам. Современная клиническая токсикология может сказать, сколько потребовалось растения и какого размера был кубок, предназначенный Сократу: для получения достаточно крепкого настоя было необходимо добавить не менее полулитра воды. "Кубок Сократа" был довольно внушительным.

Содержащийся в болиголове кониин обладает курареподобным действием, однако, в отличие от кураре, спектр токсических эффектов кониина значительно шире. Ему, например, присущи некоторые свойства никотина и кокаина. С никотиноподобным действием кониина связаны такие симптомы, как депрессия, сонливость, нарушение зрения и слуха, повышенное слюноотделение. Однако главная особенность кониина - сильное воздействие на нервно-мышечную передачу, ее блокировка. Об этом и писал Платон, рассказывая о смерти своего учителя. Кстати, кониин - первый в мире алкалоид, полученный синтетическим путем химиком Ладенбургом в 1886 году.

Что заинтересовало современных фармакологов и токсикологов в легенде о "кубке Сократа"? Прежде всего, стремление внести ясность в вопрос о том, чем же был на самом деле отравлен Сократ? И второе. В конце XIX - начале ХХ века кониин использовался в медицине как анестезирующее вещество местного действия. В настоящее время в целях терапии он уже не применяется. Почему же тем не менее кониин до сих пор представляет интерес для токсикологов? А дело в том, что самые ядовитые вещества - токсин ботулинуса, батрахиотоксин, ингибиторы холинэстераз - оказывают воздействие на области нервно-мышечного соединения, синапсы. Иначе говоря, у них та же точка приложения, что и у кониина. Но чем объяснить, что нервно-мышечный синапс оказался самой уязвимой мишенью для действия ядов - загадка для современной науки, хотя и ведет она свое начало с легендарного "кубка Сократа".


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Исторические миниатюры»