Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

РАВНОБУКВЫ, ИЛИ ГЕТЕРОГРАММЫ

С. ФЕДИН.

Ты грустно восклицаешь:

"Та ли я?"
- В сто сантиметров

моя талия.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Именно так, обыгрывая звуковую и побуквенную точность рифмованных окончаний строчек ("та ли я" - "талия"), писал в прошлом веке известный поэт-сатирик Дмитрий Минаев. Через сто с лишним лет тем же приемом и тем же буквенным составом, но уже в другом контексте, воспользовался автор модного ныне исторического трактата, назвав одну из его глав (посвященную критическому анализу современных представлений о границах древней Италии): "И та ли я, Италия?"

Такие рифмы называются каламбурными (от франц. calembour - игра слов) и давно известны в поэзии. Любая же шутка (не обязательно рифмованная), основанная на подобной игре слов, называется просто каламбуром. Вот пример хорошо известной в прошлом веке остроты: "Когда часовой бывает цветком? - Когда он бывает не за будкою".

История русской литературы дарит нам немало забавных каламбуров, вышедших из-под пера как признанных мастеров слова, так и менее известных авторов. Хрестоматийными стали написанные почти двести лет назад, в самом начале XIX века, строчки Г. Державина, посвященные Багратиону. В них поэт остроумно разлагает на значащие части имена двух великих полководцев:

На Багратиона

О, как велик,

велик На-полеон!

Он хитр, и быстр,

и тверд во брани;

Но дрогнул, как к нему

простер в бой длани

С штыком Бог-рати-он.

В романе Горького "Жизнь Клима Самгина" герой, обращаясь к жестоко высеченному мальчику, протягивает ему на ладони какую-то безобидную букашку и двусмысленно говорит: "Насекомое" , имея в виду: "На, секомое!". Остроумное и многозначительное разъятие слова Азия в заглавии своей, популярной в 70-е годы книги "Аз и я", сделал казахский поэт и писатель Олжас Сулейменов. Шутливые строки, принадлежащие Эмилю Кроткому, вошли даже в поэтические словари как образец каламбурных рифм:

Он скажет "за"

И кается ...

Он постоянно

За-икается!

Итак, при построении каламбуров оба прочтения отличаются лишь расстановкой пробелов между словами. Однако последствия иной расстановки пробелов не всегда бывают забавными и иногда могут приводить к трагическим последствиям. В своем известном послании к Титу апостол Павел писал: "Haereticum devita!", то есть "Еретика избегай!". Но на Трирском синоде эту фразу прочитали так: "Haereticum de vita!", то есть "Еретика лишай жизни!". Вот так игра слов оправдала сожжения еретиков.

Особенно интересно полное - и не обязательно шутливое - переразложение всей строки. Составленные из таких попарно совпадающих по буквенному составу строчек фразы называют равнобуквами или гетерограммами, что в переводе с греческого буквально означает "другая запись". Стихнет орда, // стих-нет, ор-да! Словно ров // слов норов. Музыка - приз, // музы каприз. Небеса ликуют - // не беса ли куют? В огне веры цари, // во гневе рыцари... (С. Ф.)

Приведу виртуозные строки признанного мастера гетерограммы Дмитрия Авалиани:

По этапу тьмой // Поэта путь мой...

Не бомжи, вы // небом живы. В небе тона, и в небе резон, // вне бетона и вне берез он. В ораве не рыцарство - // вора, Венеры царство. Адрес публики - // ад республики. Истиной мыслились // и с тиной мы слились. Все - поза, быть может? // Все позабыть, может? Или меч, ты, гул ли, вера, // или мечты Гулливера? Ножа жду, участи я, // но жажду участия! Сталина летчики // стали налетчики. Игр уды, череп у Шекспира // и груды черепушек с пира...

А вот еще одна гетерограмма, небрежно оброненная В. Набоковым в романе "Лолита": "В первом же мотеле, который я посетил... я нашел, среди дюжины явно человеческих адресов следующую мерзость: Адам Н. Епилинтер, Есноп, Иллиной. Мой острый глаз две хамских фразы, утвердительную и вопросительную". (Адам не пил. Интересно, пил ли Ной? - С. Ф.)

Любопытно, что буквенной основой удачной гетерограммы может стать даже одно слово. Посмотрите, сколько скрытого драматизма заключено в нейтральном слове "международная", рассеченном на осмысленные части: Между нар одна я... (Ел. Орлова). Еще примеры (второе прочтение иногда не записывается, а лишь подразумевается): О, бор! О, тень!.. - Оборотень! Ослабел - осла б ел! Ох, раны охраны! (С. Ф.) Гали мать я! (Г. Лукомников). А вот как многозначительно поэт и критик Т. Михайловская разложила слово "дамы", всего лишь расставляя пробелы: Да, мы - дамы. Да? Мы?

Из таких двузначных слов-гетерограмм можно составлять небольшие стихотворные этюды.

Убогая, у бога я,

Товарищу товар ищу,

Несу разное, несуразное... (С. Ф.)

Азам учили,

а замучили,

Пока лечили -

покалечили. (С. Ф.)

Игру стих, лад

открыл

и грусти хлад

от крыл. (Д. Авалиани)

Иногда, особенно если одно из прочтений так или иначе дезавуирует другое или равнозначно ему, целесообразно записывать равнобуквы сплошным текстом: УВИДИМПЕТЬКАНАРЫ! (О. Федина) ТЫВЕДЬМАДОННАРОЗА! СТАЛИНИЗМУЧИЛРОССИЮ. (С. Ф.) Такие двусмысленные фразы можно предлагать в качестве полушутливых тестов: то прочтение, которое первым увидит читатель, будет подсознательно ближе ему...

От редакции.

Занятия, игры со словами, как свидетельствует наша почта, привлекают многих читателей "Науки и жизни". Составление гетерограмм намного сложнее тех задач, что требуют работы со словарями. Тем не менее мы надеемся, что конкурс "Равнобуквы" привлечет ваше внимание. Для участия в нем годятся и отдельные слова, разложенные и прочтенные по-новому, и целые фразы. Ждем ваши варианты.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Психологический практикум»