Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

НОВОМУ МУЗЕЮ НА МИУССАХ - СТО ЛЕТ

И. БАКАНОВА, зав. отделом "Учебный художественный музей им. И. В. Цветаева" при Российском государственном гуманитарном университете.

Сто лет назад, в августе 1898 года, в Москве на площади Колымажного двора был положен первый камень в основание нового музея. Сейчас это известный во всем мире Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Начиналось все с мечты российского ученого Ивана Владимировича Цветаева об учебном музее всемирной скульптуры и зодчества при Московском университете.

Имя Ивана Владимировича Цветаева возвратилось из небытия почти одновременно с именем поэта Марины Цветаевой. В сталинские годы его старались не упоминать.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Никто из исследователей не предполагал, что история создания Цветаевым Музея изящных искусств как университетского, учебного музея получит свое продолжение почти сто лет спустя после закладки на Колымажном дворе.

"Музей изящных искусств имени императора Александра III, организуемый при Императорском московском университете с учебно-воспитательною целью, имеет своим назначением представить в историческом порядке судьбы скульптуры, зодчества и живописи у древних и новых народов и через это дать учащемуся юношеству и публике необходимые средства к изучению искусств, к облагорожению их вкусов и развитию в них эстетических понятий", - писал Иван Владимирович в "Записке о Музее изящных искусств имени императора Александра III при Императорском московском университете". Этот программный документ был положен в основу концепции музея в 1898 году.

Еще в 1830 году княгиня З. А. Волконская высказала мысль о создании в Москве "Эстетического музея". Если бы Совет Московского университета и правительство поддержали ее идею, то разрыв между появлением университетских музеев слепков в западной Европе и в России не был таким большим. (Первый университетский Музей античной скульптуры в гипсовых слепках был основан в 1820 году в Бонне профессором Ф. Велькером.)

Задолго до того, как Иван Владимирович начал заниматься созданием музея, он снискал европейскую известность и уважение коллег исследованиями в области расшифровки древних надписей - эпиграфики. Причем писал он свои труды, кроме русского, еще и на латыни, и на итальянском языке. Карьера филолога-классика была предопределена блестящим началом: Цветаев окончил Петербургский университет, получив золотую медаль за работу о "Германии" Тацита и был оставлен в университете "для приготовления к профессорскому званию". Позднее, уже на службе в Варшавском университете, Цветаев защитил магистерскую диссертацию о знаменитом римском историке.

Впечатления Цветаева о первых научных командировках в Италию опубликованы в журнале "Вестник Европы" за 1881 и 1882 годы. Изучение италийской письменности он начинал с Неаполя: в тамошнем национальном музее было собрано наибольшее число древних надписей. С особенной теплотой и благодарностью вспоминал Иван Владимирович директора музея профессора археологии Неаполитанского университета, руководителя помпейских раскопок Джулио де-Петра. В течение семимесячного пребывания в Неаполе Цветаев общался со своим итальянским коллегой почти ежедневно. "Туземцем Помпей" называл он господина де-Петра: ученый несколько лет проработал в стенах "мертвого" города как руководитель раскопок и водил по всем его улицам Ивана Цветаева, указывая на те места, где могли быть интересовавшие того надписи.

Создавая Музей всемирной скульптуры и зодчества, как поначалу называл Цветаев свое детище, он, конечно же, не мог не обратиться к памятникам Помпей и Геркуланума. Часть помпейско-геркуланумской бронзы сгорела после жестокого пожара в строящемся музее в декабре 1904 года. Именно Италия с ее древними памятниками послужила мощным импульсом к созданию музея. Ступив двадцати шести лет от роду на римский камень, Иван Цветаев мечтал, как писала десятилетия спустя его дочь Марина, чтобы на это "другие (такие же, как он, босоногие и "лучинные") могли глазами взглянуть!". Однако до конкретных шагов к музею были еще два десятилетия службы в разных университетах: Варшавском, Киевском, Московском, служба в московских музеях...

С 1882 года Цветаев стал хранителем Кабинета изящных искусств и древностей в Московском университете. Первые слепки кабинет приобрел еще до Цветаева, в пятидесятых годах прошлого столетия, в основном стараниями профессора Карла Карловича Герца, читавшего курс по истории и археологии искусства. После смерти Герца дело его унаследовал Цветаев. Позднее в "Кратком иллюстрированном путеводителе" по Музею изящных искусств Иван Владимирович писал: "... в 1889 г. так называвшийся до тех пор Кабинет изящных искусств нашего университета, кроме значительного собрания монет и небольшого числа греческих расписных ваз и мелких древностей, заключал 58 гипсовых отливов с памятников скульптуры греческого и римского производства... Ныне (на день открытия музея в 1912 г. - И. Б.) памятниками скульптуры восточной, мира классического и христианского заняты 22 больших зала, 2 кабинета и 2 дворика - количество, до сих пор небывалое в России".

В Кабинете изящных искусств и древности проводились практические занятия по истории и теории искусств - преподавание этой отрасли знания было внове для России. В качестве учебных пособий Цветаев составил четыре выпуска "Атласа ваяния" с огромным количеством иллюстраций. Профессор Цветаев справедливо полагал, что мало кто из его учеников сумеет отправиться в путешествие и увидеть своими глазами выдающиеся памятники скульптуры и архитектуры.

На пути к музею

По сути дела, работа над "Атласом ваяния" стала подготовительной работой над проектом создания Музея изящных искусств имени императора Александра III в Москве. Впервые о своей идее Цветаев объявил в апреле 1894 года с трибуны первого Всероссийского съезда художников. С этого момента жизнь Ивана Владимировича подчинена одной мечте - найти единомышленников, жертвователей на музей и развернуть активную деятельность по строительству здания и собиранию коллекций. Поначалу Цветаев видел этот музей только как музей античного искусства, позднее вместе с Марией Александровной Цветаевой, (урожденной Мейн), супругой и верной помощницей, они значительно расширили проект, в котором нашлось место Египту, Ассирии, памятникам средних веков и эпохи Возрождения.

В "Путеводителе" Цветаев старался никого не забыть, перечислил имена десятков жертвователей, отметив значительную поддержку императорской фамилии. Но вот какие строки просятся к цитированию: "В своей чрезвычайной доле этот Музей Московского университета не должен никогда забывать особого счастия, посланного ему судьбою в факте сердечного увлечения его успехами безвременно похищенного роком ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ-МУЧЕНИКА (Сергей Александрович был убит 4 февраля 1905 года. - И. Б.), и великих щедрот благодарного питомца Московского университета Юрия Степановича Нечаева-Мальцова".

За все время созидания музея Нечаев-Мальцов пожертвовал на него более двух миллионов золотом, в то время как государственная казна после длительной волокиты - двести тысяч рублей.

Создание музея на Волхонке можно описать в жанре исторической хроники, героической драмы, детектива - если расследовать сюжет с тем самым пожаром, случившимся глубокой ночью в безлюдном строящемся здании, вдалеке от жилых кварталов. А на фоне пожара - очерк нравов эпохи, ведь у Цветаева были не одни только доброжелатели. Многие православные ортодоксы видели в статуях языческую угрозу, считали их сродни чему-то дьявольскому, называли скульптуру "истуканами". Заподозрить в этом сына, внука, правнука священников, из рода которых происходил Иван Цветаев, казалось бы, невозможно. И однако существуют на этот счет полные негодования письменные свидетельства.

И через это пришлось пройти Цветаеву. Как пришлось пройти через семейные драмы, связанные с ранней смертью первой, горячо любимой жены Варвары Дмитриевны Иловайской, равно как и с ранней смертью второй - верного друга Марии Александровны Мейн...

И вот настал день открытия музея. Открылись все залы, библиотека, читальный зал, аудитория (лекторий - на нашем сегодняшнем языке). Творения Праксителя, Фидия и Лисиппа были собраны в отдельных залах. Специальный зал был отведен Афродите Милосской и Лаокоону...

Сегодня из залов, созданных при Цветаеве, сохранились Греческий и Итальянский дворики, зал Олимпии, Пергамский зал. В Белом зале, задуманном как зал русской славы, проходят знаменитые Декабрьские вечера, основанные директором ГМИИ им. А. С. Пушкина Ириной Александровной Антоновой и Святославом Теофиловичем Рихтером...

Вторая жизнь музея

Конечно же, Цветаеву приходилось преодолевать большое сопротивление с самых разных сторон. Известна фраза министра финансов С. Ю. Витте о том, что народу нужны хлеб и лапти, а не музеи. Примерно те же суждения пользуются популярностью и сегодня. Может быть, именно поэтому большой неожиданностью для просвещенной столицы стало открытие 30 июня 1997 года нового музея. Учебный художественный музей имени И. В. Цветаева - плод совместных усилий Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и Российского государственного гуманитарного университета. Разместился новый музей в одном из университетских корпусов на Миусской площади. В основу экспозиций была положена часть той самой коллекции гипсовых слепков с самых известных памятников античности, древнего востока, средних веков и Возрождения, заказанной в свое время И. В. Цветаевым.

Не останавливаясь на тех трансформациях, которым подвергся Музей изящных искусств в советское время, скажу только, что как учебный он существовал официально до 1924 года, а затем, уступая место подлинным произведениям искусства, слепки частично переезжали в запасники. Одни из них оставались там с послевоенных лет, другие - с 60-х годов, третьи - не выставлялись никогда.

От идеи сделать в гуманитарном университете запасник и проводить там семинары для студентов, изучающих историю искусств, к созданию полноценного Учебного художественного музея и университет, и ГМИИ пришли осознанно. В результате новый музей на Миусской площади вмещает два зала искусства Египта, зал искусства Передней Азии, три зала античного искусства, зал искусства средних веков и Возрождения. В семи залах выставлено более семисот слепков (примерно столько же находится в запасниках). Многие из них подверглись основательной реставрации специалистами музея и Ателье факсимильных копий. Несколько гипсовых слепков с произведений декоративно-прикладного искусства (например, блюда династии Сасанидов) были также изготовлены в Ателье факсимильных копий специально для Учебного музея с оригиналов, хранящихся в Музее изобразительных искусств.

Кстати, до пятидесятых годов при музее существовала муляжная мастерская. Некоторые слепки, выставленные в египетских залах Учебного музея, были в свое время изготовлены в этой мастерской с подлинников, экспонирующихся в ГМИИ.

На Миусах частично восстановлен цветаевский зал древнегреческих надгробных рельефов, разрушенный в ГМИИ бомбежкой во время Великой Отечественной войны. С тех пор рельефы хранились в запасниках. При подготовке к открытию Учебного художественного музея имени Цветаева некоторая их часть была реставрирована и выставлена в одном из залов античного искусства.

Образование средствами искусства

Оказалось, что у Музея изобразительных искусств и гуманитарного университета общее понимание музея как особого звена в системе российского просвещения.

Государственный музей изобразительных искусств стал известен всему миру своими собраниями подлинников и великолепными выставками из музеев всего мира, но не утратил просветительской миссии и продолжает вести популяризаторскую работу со школьниками, с тем самым юношеством, ради которого и заказывал Цветаев слепки в лучших мастерских Германии, Италии, Франции, Великобритании.

Российский государственный гуманитарный университет - университет нового поколения - вырабатывает такую систему обучения, которая бы гармонично включала в себя образование средствами искусства.

Не только текст, не столько текст, а образ, зрительное, чувственное восприятие должны придти на помощь студенту, осваивающему гуманитарные науки. Причем такое обучение может быть эффективнее традиционного. Выводы американских специалистов, поставивших дорогостоящий образовательный эксперимент, свидетельствуют: только десять процентов из числа всех тестированных способны учиться с книгой в руках. И значит, кроме новых технологий нужны новые подходы к самой системе образования. Гуманитарный университет нащупывает эти подходы разными способами, в том числе считая приоритетным обучение с использованием визуальны х видов искусства.

Как это перекликается с мыслью И. В. Цветаева о том, что "изящные величественные формы, воспринятые глазом и чувством в юные, ранние годы, имеют огромное значение для эстетического развития". Сегодня, на рубеже ХХ-XXI веков, это, возможно, даже более актуально, чем на рубеже веков XIX и ХХ.

В декабре 1894 года сорок два профессора, среди них И. М. Сеченов, К. А. Тимирязев, В. О. Ключевский и другие выдающиеся ученые, подписали петицию великому князю в защиту арестованных полицией студентов. Об этой петиции говорила вся Москва. Известно, что профессор Миллер уговаривал и Цветаева подписать ее. Но тщетно. Возможно, главной причиной послужило то, что начатое строительство музея полностью зависело от властей предержащих, а Иван Владимирович не мог допустить, чтобы это главное дело пострадало из-за внешних обстоятельств.

Существует такое свидетельство И. В. Цветаева (из письма бывшему ученику, помощнику, искусствоведу Н. И. Романову в 1906 году): "Отсутствие моего участия в вихре современной жизни ни на волос не убавит успеха лучших людей. Как нисколько бы не прибавило их делу мое в нем активное участие. Лучше же применить всю наличность сил моих на осуществление моей задачи, исполнение которой ... будет просветительски действовать на всех людей, без различия их партий... В наш с вами Музей изящных искусств после станут приходить все труждающиеся и обремененные всякими заботами, и здесь найдет каждый из них и внутреннее успокоение, и поучение, неизменно изливаемое произведениями науки и искусства... там будут только наслаждающиеся и просвещаемые".

Из-за необходимости считаться с "сильными мира сего" Цветаева обвиняли в чиновном честолюбии, в искании себе каких-то выгод, "материального прибытка". На что он совершенно убежденно отвечал: "Идея этого музея и движется, и растет, и получает успех выполнения только благодаря чистоте намерений и высоте поставленной цели - дать университету и нашему юношеству новое, идеально-изящное учреждение. В этом все честолюбие, вся награда, все наивысшее удовлетворение, перед которым всякое другое возмездие исключается из души совсем, как тлен, как вздор, как суета..."

То, что эта "идея музея" развивается и сейчас, в "отпочковавшемся" Учебном музее на Миусской площади, свидетельствует о прозорливости сына ивановского священника отца Владимира. Цветаев интуитивно догадывался о грандиозности затеянного им дела.

Литература

Демская А. А., Смирнова Л. М. И. В. Цветаев создает Музей. М., Галарт, 1995.

Коган Ю. М. И. В. Цветаев. Жизнь. Деятельность. Личность. М., Наука, 1987.

Цветаева А. И. Рождение музея. "Наука и жизнь" № 7, 1969.

Зверев А. Другое человечество . "Известия" от 12 ноября 1997 года.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»

Детальное описание иллюстрации

В январе 1897 года проходил конкурс архитектурных проектов музея. Из пятнадцати допущенных к конкурсу проектов семь получили награды. Конкурсные проекты (сверху - вниз): Г. Д. Гримма, М. С. Шуцмана, П. С. Бойцова, Р. И. Клейна. На должность архитектора и строителя музея был приглашен Р. И. Клейн.