Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

УРАЛЬСКАЯ ОБЪЕМНАЯ МОЗАИКА

Т. ПАРНЮК (г. Екатеринбург)

Вот уже три столетия уральские самоцветы покоряют мир своей красотой. Богатство каменных месторождений дало жизнь камнерезному промыслу, центром которого стал Екатеринбург. В 1726 году здесь были основаны первые мастерские по обработке камня. Указом Екатерины I на Урал командировали шведского поручика Рефа, в обязанности которого входило "отыскание" цветных камней и обучение русских "каменно-дельному искусству". В 1765 году, после неоднократных реорганизаций, на базе мастерских создана Екатеринбургская гранильная фабрика (ЕГФ) с филиалом в поселке Черный щит (закрыт в 1868 году). Фабрика стала своеобразным промышленным комплексом по добыче и обработке цветного камня и одновременно школой профессионального обучения для многих поколений мастеров. В XVIII - первой половине XIX века на фабрике освоены практически все способы обработки камня. Здесь делали художественные надгробья, интерьерные вазы, столешницы, камины, пирамиды и торшеры, геммы - "аттики". Не были забыты и мелкая декоративная пластика, предметы утилитарного назначения: чарки, подносы, пуговицы, рукоятки кортиков, табакерки, флакончики, настольные печатки, чернильницы и др.

К этому периоду относятся и первые опыты с объемной мозаикой. Кабинетные пресс-папье стали украшать каменными натюрмортами - "накладками". Суть этого оригинального вида уральского камнерезного искусства отражена в сказе П. Бажова "Хрупкая веточка": "… Одним словом сортовая работа. В каждой ягодке ровно зернышки видно и листочки живые, даже маленько с изъянами: на одном дырки жучком будто проколоты, на другом опять ржавые пятнышки пришлись. Ну, как есть, настоящие". Две пробные накладки изготовлены на фабрике в 1837 году, а вскоре еще две - с аметистовыми и изумрудными гроздьями винограда - были отправлены в Петербург.

Промысел, находившийся под патронажем фабрики, получил большое распространение среди кустарей. Производство пресс-папье с накладками - продукт их коллективного творчества. Процесс был расчленен на отдельные операции: изготовление пьедесталов и плодов, изготовление листьев и корешков, монтаж корешков. Каждый этап предусматривал узкую специализацию мастера.

Во второй половине XIX века усложняется композиция, становится богаче цветовая палитра, расширяется ассортимент растительных мотивов, что потребовало большего разнообразия самоцветного сырья. Постепенно сложился и определенный канон по изготовлению элементов. Листья и корешки делались из змеевика, златоустовской яшмы, офита, реже - из малахита. Каждой ягоде соответствовал "свой" камень: черной смородине - темный агат, белой смородине - горный хрусталь, княженике - малиновый шерл (турмалин), малине - селенит и орлец (родонит), клубнике и землянике - сургучная яшма, крыжовнику - сердолик, морошке - янтарь или обожженный красный коралл, винограду - аметист и иногда дымчатый кварц. Малина, крыжовник и виноград делались из цельного камня; клубника и земляника - тоже, но с тщательной разгранкой каждого зернышка; княженика - из мелких, соединенных мастикой шариков, а белая смородина - из склеенных между собой двух полусфер с вырезанными внутри желобками.

В 1887 году в Екатеринбурге на изготовлении "плодов и бусок" официально специализировались 22 мастера с годовым доходом от 100 до 700 рублей.

Традиции изготовления накладной мозаики с высоким рельефом сохранялись на протяжении всего XX столетия, хотя время внесло свои коррективы. Произведения приобретают авторскую индивидуальность: художник, в отличие от мастеров прошлого, свободен в выборе материала и метода его обработки. Композиции становятся лаконичными - используется, как правило, один вид растительности, исключены и трудоемкие операции - детали вырезаются из целого камня.

Стремление запечатлеть в материале ускользающую красоту окружающей природы находит продолжение уже в трехмерных каменных композициях. В 1970-х годах появляются стилистически близкие народному искусству изделия утилитарного назначения. Флакончики и пепельницы приобретают черты станковой мини-скульптуры, например пепельницы в виде пеньков с растущими около них грибами и папоротником. Традиции народного искусства мастера фабрики сохраняли до середины XX века.

Многообразие растительного мира находит воплощение не только в предметах утилитарного назначения, но и в несущей лишь эстетическую нагрузку "аристократической" каменной флористике: цветах и букетах в вазочках. В России на рубеже XIX-XX веков ведущей в этом жанре была знаменитая фирма Фаберже, где изготовлялись настольные украшения из камня, иногда в сочетании с эмалью. Характерная черта этих изделий - иллюзорная достоверность органических форм. Стремясь к полному тождеству с натурой, мастер передавал оптическое наполнение "водой" сосуда из горного хрусталя с эффектом преломления стебля. Для цветов и ягод использовались минералы с соответствующей живому прообразу окраской: жемчуг - для ландыша, кахалонг - для нарцисса, лазурит - для черники, листья делали из нефрита.

Казалось, что драгоценные цветы, став антикварной редкостью, навсегда ушли в прошлое, но спустя столетие мода на них вернулась. На рубеже XX-XXI веков традиции фирмы Фаберже активно возрождаются. На Урале этот вид мозаики получил наибольшую популярность среди камнерезов Нижнего Тагила, особенно в мастерской В. Васильева. Специализируясь на изготовлении флоральных композиций, мастера берут за основу разработанные век назад каноны, например традиционную вазочку из горного хрусталя с эффектом наполненности водой. Но в ряде случаев "стеклянность" бесцветного кварца заменяется декоративностью цветного камня, например полосатым агатом.

Букеты Васильева близки традиционной миниатюре, для них характерно точное воспроизведение внешнего облика цветка, базирующееся на изучении ботаники и подборе адекватного по цвету камня: для орхидей - оранжевого карнеола, белого кахалонга и горного хрусталя, розового родонита, для фиалок - сиреневого чароита, для колокольчиков - густо-синего лазурита. Контур растительных элементов четко обозначен, а поверхность лишь слегка тронута резьбой, выявляющей особенности строения листа или лепестка, что придает работам графичность.

Иногда применяются авторские новации, делаются попытки показать объект в естественной природной среде: из-под толщи льда пробиваются трогательные подснежники, а цветущая ветка орхидеи каттлеи зацепилась за ствол мощного яшмового дерева.

Среди объемных мозаичных работ наиболее сложной по исполнению считается изготовление фигурки человека, требующее знаний из области анатомии.

Мозаичные каменные статуэтки известны давно. В сокровищнице мюнхенской резиденции правителей Баварии хранится скульптура "Святой Георгий", выполненная немецкими мастерами в XVI-XVII веках из драгоценных металлов и камней. В России искусство скульптурной мозаики из камня связано также с деятельностью фирмы Фаберже, где работало немало уральских мастеров. Объектом изображения, как и в фарфоровой пластике, является человеческая "костюмная" фигурка: военные, мастеровые и т. д.

Техника скульптурной мозаики трудоемка, на изготовление вещи требуется не один месяц. Необходимо найти адекватный задумке камень, его верный подбор позволит передать условный материал: ткань, мех, дерево… Каждый фрагмент выполняется как самостоятельное произведение, с применением резьбы или пластичной мозаики (инкрустация деталей лица, орнаментики одежды). После соединения элементов (штифтового или клеевого) получаются нарядные декоративные статуэтки.

Классическим примером этого вида искусства служат работы екатеринбургского камнереза и ювелира А. К. Денисова-Уральского (1864-1926), который в 1916 году создал серию публицистических миниатюр - аллегорий на тему Первой мировой войны (Пермская картинная галерея). Каждой воюющей державе соответствовал каменный прототип из животного мира: Британии - морской лев, Сербии - еж с поднятыми иголками, Германии - свинья в каске, России - орел из горного хрусталя. Франция представлена в виде стройной девушки.

Разработанные Денисовым-Уральским принципы и приемы создания скульптурной мозаики оказали заметное влияние на последующее развитие этой разновидности камнерезного искусства, особенно на Урале. Ведущую роль в его пропаганде играет основанное в 1945 году Екатеринбургское художественное ПТУ № 42, одним из первых мастеров-наставников которого был известный камнерез Н. Татауров. Под его руководством в 1948 году создана первая дипломная работа "Урал кует Победу" - сложная композиция, выполненная в технике объемной мозаики. Этот способ обработки камня в 60-е годы включен в учебный план училища.

Всплеск популярности скульптурной мозаики пришелся на последнее десятилетие XX - начало XXI века. Современные мастера искусно воссоздают "костюмные" типажи представителей разных сословий прошлого - купцов, торговцев, военных, бродячих артистов, жизнерадостных селян (Г. Пономарев. "Рядовой лейб-гвардии литовского полка", 1992; Р. Тырлов. "Скоморох", 1997; А. Антонов. "Украинец", "Казак", 1997).

А. Антонов дополняет свои работы тайничками - "секретками", обнаружить которые можно при приведении в действие разработанного автором механизма. например, при повороте фигуры барина, поставившего ноги на сундук, последний автоматически открывается.

Выразительны по пластике и колориту мужские фигуры, отражающие музыкальные и спортивные увлечения 1920 - 1930-х годов: король джаза "Саксофонист" (2001) И. Емашева и "Велосипедист" (2003) Г. Пономарева.

Но более всего мастеров привлекает возможность создания объемных иллюстраций. Особенно близок им национальный фольклор. В камне воплощаются образы былинных богатырей (В. Васильев, А. Пищиков. "Илья Муромец", 2002), герои уральских сказов (И. Сергеев. "Хозяйка медной горы", 1998), русских сказок и басен.

Г. Пономарев нашел удачное решение образа знакомого с детства героя Ф. Купера ("Зверобой", 2002). Работе присущи продуманность позы, гармоничность цветовой гаммы, подчинение необходимых деталей целому.

В последнее время в технике скульптурной мозаики камнерезы создают портреты исторических лиц. Передача портретного сходства в малых формах представляет определенную трудность. Здесь требуется такт при изготовлении мозаичных цветных деталей (глаз, бровей, усов, губ). Знание специфики моделирования лица помогает создать характерный образ портретируемого.

Объемная мозаика пользуется сегодня большим спросом у коллекционеров. И хочется надеяться, что будут созданы произведения высокого художественного уровня, на которых смогут учиться последующие поколения мастеров и которыми станут любоваться ценители искусства.

Иллюстрация «Образ огневушки-поскакушки навеян сказом П. Бажова.»
Основание композиции выполнено из халькопирита и магнетита, нарядный сарафан - из агата-переливта, рыжие волосы - из авантюрина, язычки пламени - алые и бордовые всполохи родонита. Мастерская В. Васильева.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»