Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

А.Н. Лебедев

Из всех концепций физики двадцатого века, иногда действительно шоки-
рующих своей необычностью, почему-то больше всего не повезло простой и
безупречно логичной специальной теории относительности (СТО). Именно на нее
вот уже в течение столетия обрушиваются с яростными проклятиями люди самых
разных профессий и уровня образования. Прискорбно, что наибольшего разгула
эта кампания, подогреваемая, прямо скажем, довольно мракобесной квазифило-
софией, достигала в нашей стране. Давно утихли баталии вокруг генетики, стало
неприличным печатать статьи против квантовой теории на современном транзи-
сторном компьютере, а вот в гроб релятивизма забивается очередной последний
гвоздь в статье О. Митрофанова «Какого цвета скорость света», опубликованной в
февральском номере (2004 г.) журнала «Техника – молодежи».
С первой половиной статьи полемизировать можно с тем же успехом и
смыслом, что и с В.В. Жириновским. Она состоит целиком из ругательств и са-
мых нелепых обвинений в адрес «релятивистов» вплоть до приверженности каба-
листике (вполне серьезно!). Забавно только, что критике подвергается не сама
СТО, а не имеющие с ней ничего общего работы «наглых релятивистов», напри-
мер, феноменологическая теория сверхпроводимости (это после недавней Нобе-
левской премии!), красивая концепция магнитных поверхностей, на которой ос-
нованы плазменные ловушки типа стеллараторов, или вполне безобидные сооб-
ражения относительно тонкослойной изоляции.
Сюда же относится сознательное искажение исторических фактов с таинст-
венными умолчаниями в наиболее эффектных пассажах. Может быть, г. Митро-
фанову и неизвестна истинная цель и факт проведения американцами довольно
скандального высотного ядерного взрыва (проект «Аргус»), предназначенного для
ослепления средств противоракетной обороны, а совсем не для проверки сущест-
вования эфира. Но вот объявлять И.Е. Тамма ничего не сделавшим для создания
отечественного ядерного оружия просто неприлично. Именно за эти работы он
был избран в академики и удостоен звания Героя Социалистического труда сразу
после испытания первой в мире водородной бомбы в 1953 г. Не был забыт по
этому поводу и Л.Д. Ландау; правда, Л.И. Мандельштам действительно не участ-
вовал в таких работах, но по вполне уважительной причине – он скончался еще в
1944 г. О записных «релятивистах» А.Д. Сахарове и Я.Б. Зельдовиче даже и упо-
минать в этом контексте неловко. А вот ни один из идейных друзей г. Митрофа-
нова, которых он сам перечисляет, действительно не был привлечен к проекту по
причине полной творческой импотенции, очевидной даже на фоне тогдашней ак-
тивной травли теории относительности горе-философами. Впрочем, все это пере-
дергивание скорее характеризует лично автора и не относится к СТО.
Научные изыскания г. Митрофанова начинаются с того, что ни один реляти-
вистский прибор ему не известен. Я не знаю, в какой области физики он специа-
лизируется, но явно не в моей – физике ускорителей. За свою жизнь собственны-
ми глазами я видел не меньше пары сотен машин стоимостью иногда в сотни
миллионов долларов, ни одна из которых не могла бы работать, не будь динамика
частиц релятивистской. Согласитесь, если энергия частицы, измеренная без вся-
ких релятивистских штучек, растет на два – три порядка, а скорость, тоже изме-
ренная непосредственно часами и линейкой, остается практически постоянной и
никогда не превышает скорость света, то остается поверить либо в нечистую си-
лу, либо в теорию относительности. О таких экспериментальных доказательст-
вах, как увеличение времени жизни ускоренных нестабильных частиц, принципи-
ально не объяснимое в рамках нерелятивистской физики, знают даже школьники.
Впрочем, для г. Митрофанова это не аргументы, поскольку все содержание
теории относительности он видит в отрицании всемирного эфира – этого кошмара
физики девятнадцатого века. Гениальная теория электромагнетизма Дж. Максвел-
ла в середине того столетия стала, по существу, первой релятивистской теорией,
но в рамках господствовавших механистических представлений потребовала от
автора страшной жертвы – постулировать это странное вещество, принципиально
не проявляющееся ни в каких явлениях, кроме распространения света. Вскоре
эксперименты Майкельсона показали, что и к этому эфир не имеет отношения. В
попытках разрешить возникающие противоречия трудами Лоренца, Пуанкаре,
Эйнштейна, Минковского и была рождена теория относительности, далеко не так
просто, как в рекламе пива Пит.
И подаваемая автором как новинка дисперсия эфира обсуждалась неодно-
кратно и отвергнута давным-давно. Мало того, что она противоречит уравнениям
Максвелла, на которых держится современный электрифицированный и радио-
фицированный мир и которые говорят, что скорость света в вакууме не зависит от
частоты. В сочетании с сокращением размера движущегося тела, предсказанным
Фицджеральдом и одобряемым О.Митрофановым, дисперсия эфира приводит к
забавному выводу: красное тело сокращается в движении не так, как синее. Так и
хочется спросить автора, как будет сокращаться тело в темноте … Вообще, уро-
вень его осведомленности иногда потрясает. Чего стоит, например, самодельное
определение фотона как конечного цуга «определенного числа волн» или объяс-
нение красного смещения как увеличения длины волны при постоянной частоте.
Это простодушие просто умиляет: ведь наш глаз, а вместе с ним практически все
спектральные приборы фиксируют как цвет именно частоту, а не длину волны.
Теперь о новом в области измерения скорости света. Описанный экспери-
мент несчастного погибшего самоучки по своей идее буквально повторяет опыт
Физо образца 1849 г., а по точности при приведенных параметрах заметно ему ус-
тупает. Пытаться измерить скорость гипотетического эфирного ветра в таких ус-
ловиях – все равно, что замерить разницу в толщине рыжего и черного волоса с
помощью плотницкого метра. Для справки: действительно прецизионные измере-
ния тридцатилетней давности показывают независимость скорости света от на-
правления с точностью до 1 м/с, так что не только ветра – ветерка эфирного не
существует. Придуманный автором между двумя корректурами «правильный»
эксперимент по определению эфирного ветра – из той же сказки. Как пишет ав-
тор, «Абсолютный лаг получился подозрительно простым. Даже как-то неловко
перед сообществом». Хорошо, что хоть за это неловко …
Вся эта квазинаучная галиматья не стоила бы и упоминания, если бы не бы-
ла она адресована молодежи, как и аналогичные произведения в некоторых полу-
бульварных газетах. Ведь речь идет не просто о грамотности, а о цельном миро-
воззрении, начиная с искусства и кончая политикой, о чем говорят многочислен-
ные фрейдистские оговорки О. Митрофанова на национальную тему. Первое –
личное дело человека. Мне, в конце концов, тоже не нравится Малевич, хотя
творчество Шилова я ставлю еще ниже. А вот второе серьезнее: малость коричне-
ватой получается скорость света у г. Митрофанова.
В чем, впрочем, не откажешь автору, так это в сочности эпистолярного сти-
ля: «Устало шагает караван науки…». Устанешь тут...