Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

В мире кочевников от насилия страдали в основном мужчины

Археологи и антропологи изучили следы травм и увечий на останках древних кочевников из тувинского кургана Туннуг.

Мир кочевников был полон насилия: обряды инициаций, ритуальные убийства, постоянные стычки и войны с соседними народами – всё это отражено в греко-римских и китайских исторических источниках. И останки кочевников из некрополя у кургана Туннуг (его назвали Туннуг-1) подтверждают это распространенное мнение.

Курган Туннуг расположен в знаменитой Долине Царей в Республике Тыва среди подобных захоронений (самые известные из них – курганы Аржан-1 и Аржан-2). Его раскопки начались в 2017 году. Туннуг – самый древний из курганов Долины Царей, его относят к концу IX века до н.э. Но представители поздних местных культур считали раннескифский курган особенным ритуальным местом и поэтому хоронили рядом с ним своих соплеменников.

mm-180111-aeltestes-grab-eines-skythenfuersten_low.jpg
Илл.1. Вид на Туннуг 1. В отличие от остальных курганов, возведённых на террасах, курган находится в низине, среди болот. Фото: Swiss National Science Foundation (SNSF).

Туннуг находится в болотистой местности междуречья рек Уюк и Туннуг, в то время как другие раннескифские курганы расположены на высоких речных террасах. Поэтому археологи предполагали, что заболачивание этой территории произошло уже после устройства кургана. После первых раскопок стало известно, что это не так – зона, где расположен курган, периодически затапливалась со II тысячелетия до н.э. Но по каким-то причинам это не остановило скифов, построивших Туннуг. Более того, в начале I тысячелетия н.э., а затем и в средневековье люди вновь использовали участок вокруг кургана в ритуальных целях. Почему представители местных культур возвращались в это, казалось бы, неудобное для погребения место, пока непонятно.

За два сезона раскопок археологи и антропологи из России, Швейцарии, Австралии, Германии и Эстонии открыли и изучили 46 захоронений, как одиночных, так и коллективных, и по предметам в погребальном инвентаре отнесли некрополь к кокэльской археологической культуре кочевников. Она сложилась на территории современной Тувы в начале первого тысячелетия н.э. при смешении местного населения с пришельцами с востока – сюнну и сяньби. Датирование II-IV вв. н.э. было подтверждено и радиоуглеродным анализом. Результаты исследования опубликованы в журнале American Journal of Physical Anthropology.

Туннуг - 1_low.jpg
Илл. 2. Курган Туннуг 1 и расположенные рядом курганы раннескифского времени. Источник: Садыков, Каспари, Блохин / Теория и практика археологических исследований, 2019.

Специалисты проанализировали травмы на скелетах из захоронений Туннуг-1, чтобы определить, как и чем они могли быть нанесены. Также исследования могли пролить свет на социальный контекст насилия, на пол и возраст более склонных к насилию или наоборот – подверженных ему – членов кочевнической общины.

Оказалось, что на останках 27 из исследованных 87 человек присутствуют следы заживших задолго до смерти травм. Ещё у 22 из этих 27 человек отмечено в общей сложности 130 смертельных травм. Наиболее частые – рубленые, колотые и резаные раны, нанесённые холодным оружием (мечи, палаши, ножи, кинжалы, копья, стрелы и т.д.). Наибольшее их количество приходится на головы и шеи погибших, при этом удары наносились и слева, и справа, и спереди, и сзади, и даже сверху. Есть свидетельства не всегда полного отрубания головы.

Туннуг - 2_low.jpg
Илл. 3. Могильник Туннуг-1: а) план захоронения; b) рисунок, показывающий пространственное положение могильника кокэльской культуры относительно основного кургана раннего железного века; c) фрагмент плана могильника; цифры маркируют погребальные сооружения; номера «sk» идентифицируют отдельные скелеты. Зелёными кружками выделены погребальные сооружения, включающие останки с предсмертными травмами. Звездочки указывают на погребальные сооружения, отобранные для датировки радиоуглеродным методом. Источник: Milella et al., American Journal of Physical Anthropology2020.

Отдельные травмы антропологи отнесли к полученным от ударов тяжёлым тупым предметом (например, булавой). Но такие повреждения (как и колотые раны) далеко не всегда оставляют следы на костях, поэтому судить по костным останкам о частоте таких травм исследователи не берутся.

В целом, отмечают специалисты, как травмы, так и оружие характерны для сражений в доиндустриальных обществах. Удары сверху вписываются в традицию кочевников сражаться верхом. А неполную декапитацию (то есть, отделение головы от тела) можно объяснить недостаточно сильным ударом меча. Например, если жертва двигалась.

Однако в нескольких случаях отмечено перерезание, а не перерубание горла. И это может быть связано, по мнению учёных, не с массовыми военными столкновениями, а с поединками, казнями или ритуалами, возможно, даже жертвоприношениями. Сюда же относят два случая скальпирования – известно, что такое отношение к побежденным практиковалось у кочевников.

Туннуг - 3_low.jpg
Илл. 4. Справа – наконечник стрелы in situ (на месте находки) в нижней части грудной клетки останков ребёнка; слева – наконечник стрелы после реставрации. Milella et al., American Journal of Physical Anthropology, 2020.

Среди жертв – преимущественно мужчины, как юные, так и взрослые, и лишь одна взрослая женщина. При этом ни на новорожденных, ни на младенцах никаких следов насилия не обнаружено. Это свидетельствует об активном участии мужской части общины с раннего возраста в боевых действиях, тогда как женщин и детей это могло касаться, скорее, как жертв. При этом вероятнее всего, во время ритуалов или жертвоприношений возраст мог не иметь практически никакого значения.

В то же время археологи нашли довольно интересным захоронение пожилой женщины. Она была похоронена без головы, на место которой в могилу положили позвонок овцы и железный нож. По какой причине это было сделано, у специалистов нет ответа. Возможно, это часть ритуала, свидетельство жертвоприношения или результат вражеского набега.

Впрочем, по словам археологов, в погребальных практиках кокэльцев из Туннуга-1 каких-либо особенных ритуальных нюансов нет. Правда, мы многого об этой стороне жизни кочевников и не знаем. Также сложно установить, вместе или по отдельности были похоронены люди в «братских могилах». Погибли они в одно время или в разное – определить не удалось. Но, похоже, что вне зависимости от обстоятельств их смерти соплеменники похоронили их в соответствии со своими погребальными традициями.

Туннуг - 4_low.jpg

Илл. 5. Проникающие поражения костей (указаны стрелками) кокэльцев, погребённых в Туннуге-1 (a-c), и трёхлопастный наконечник стрелы, обнаруженный при раскопках некрополя (d). Milella et al., American Journal of Physical Anthropology, 2020.

Эти данные дополняют более ранние исследования захоронений ранних кочевников в Туве. Например, на останках в большом разновременном могильнике Аймырлыг также сохранились следы резаных и рубленых ран, обезглавливания, скальпирования и т.д. То же самое можно сказать и об останках из огромного погребального комплекса Кокэль. В обоих могильниках подавляющее большинство останков со следами насилия – мужчины, от подростков до весьма зрелых (55 лет). Но редкие захоронения женщин и детей со смертельными травмами лишь подтверждают высокий уровень насилия в ранних кочевых сообществах. Это, как уже говорилось, связано с постоянной готовностью кочевников к боевым столкновениям с соседями и, как следствие, культом воина и военизированным бытом.

Такие биоархеологические исследования помогают в реконструкции быта степных кочевников Южной Сибири начала I тысячелетия н.э., дополняя данные из письменных источников и расширяя наши знания в этой сфере. Археологи очень надеются, что дальнейшие мультидисциплинарные исследования как самого кургана, так и территории вокруг него прольют свет на многие вопросы истории Центральной Азии и Южной Сибири.


Библиография:

[1] Алексеев В.П. Гохман И.И. (1970). Палеоантропологические материалы гунно-сарматского времени из могильника Кокэль // Труды Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции. Вып. 3: Материалы по археологии и антропологии могильника Кокэль. Ленинград: Наука. С. 239-297.

[2] Садыков Т.Р. (2017). К вопросу о происхождении кокэльской археологической культуры Тувы // V (XXI) Всероссийский археологический съезд [Электронный ресурс]: сборник научных трудов / отв. ред. А.П. Деревянко, А.А. Тишкин. – Электрон. текст. дан. (36,739 Мб). Барнаул: ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет», 2017.

[3] Садыков Т.Р., Каспари Дж., Блохин Е.К. (2019). Раннескифский курган Туннуг-1: результаты первых работ на южной периферии памятника // Теория и практика археологических исследований, 2019. Т. 25. № 1. С. 29-38.

[4] Milella et al. (2020). Troubles in Tuva: Patterns of perimortem trauma in a nomadic community from Southern Siberia (second to fourth c. CE)

[5] Murphy E., Gokhman I., Chistov Y., Barkova L. (2002). Prehistoric Old World scalping: New cases from the cemetery of Aymyrlyg, South Siberia // American Journal of Archaeology. 106(1), 1-10.

[6] Murphy E. (2003a). Iron Age Archaeology and Trauma from Aymyrlyg, South Siberia. // BAR International Series 1152. Oxford: Archaeopress.

[7] Sadykov T., Caspari G., Blochin J. (2020). Kurgan Tunnug 1 – New Data on the Earliest Horizon of Scythian Material Culture // Journal of Field Archaeology. [Электронный ресурс]: published online: 30 Sep 2020.

Автор: Юлли Улетова

Источник: «Наука и жизнь» (nkj.ru)

Статьи по теме