Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Вредно ли есть красное мясо?

К статистическим медицинским обзорам о безвредности красного мяса и мясных продуктов возникли вопросы.

Среди продуктов, от которых стоило бы воздержаться ради собственного здоровья, часто называют красное мясо и разнообразную мясную продукцию типа колбас, сосисок, карбонада и пр. Считается, что красное мясо и такие вот мясные продукты повышают вероятность самых разных заболеваний, от сердечно-сосудистых до рака. Красное мясо в этом смысле изучают очень активно, и научных работ про него есть очень много. В них сравнивают медицинские истории очень большого числа людей с их диетой, стараясь понять, действительно ли можно уменьшить риск болезни, начав есть меньше того или иного продукта. В других случаях делают иначе: просят людей уменьшить в своём рационе долю красного мяса (или какого другого продукта), и потом спустя какое-то время сравнить их состояние с теми, кто ел мясо, как обычно.

Большая группа исследователей из Канады, США, Бразилии, Южной Кореи, Польши и других стран сравнила такие медицинские работы, сделав из них общие выводы, опубликованные сразу в нескольких обзорах в Annals of Internal Medicine. Общие выводы такие: употребление красного мяса и продуктов типа колбас, беконов и пр., почти не сказывается на шансах заболеть раком, сердечно-сосудистыми заболеваниями, болезнями обмена веществ, и почти не влияет на смертность – по любым причинам.

Связь между красным мясом и здоровьем рассматривали в разных вариантах. Так, в одном из обзоров в Annals of Internal Medicine, охватывавшем 105 исследований речь о том, насколько употребление красного мяса и продуктов из переработанного мяса повышает вероятность заболеть диабетом второго типа, получить инсульт, умереть от сердечно-сосудистых заболеваний или от каких-то других причин. В другом обзоре, который охватывает 118 исследований, речь идёт о раке, и здесь уже красное мясо рассматривают отдельно от продуктов переработки. В третьем обзоре снова говорится о диабете, болезнях сердца и сосудов и общей продолжительности жизни, и мясо здесь рассматривают уже отдельно от переработанных продуктов. Наконец, в четвёртом обзоре анализируют работы, где людей специально просили есть меньше красного мяса и переработанных мясных продуктов.

Стоит напомнить, что во всех исследованиях сравнивали большое количество мяса в рационе с небольшим количеством. Нигде не говорится о том, как обстоят дела у тех, кто вообще не ест ни красного мяса, ни колбас и прочего, хотя для полноты картины это, наверно, стоило бы проанализировать. Небольшое количество мяса равнялось трём порциям в неделю, но о том, чему соответствует большое количество мяса, из обзоров, не всегда понятно, то есть авторы обзорных статей искали эффект, который может произойти от сокращения мяса и/или пресловутых продуктов мясопереработки в рационе до трёх порций в неделю – от какого угодно количества.

В результате получились проценты, указывающие, насколько падает вероятность заболеть диабетом, или раком, или вообще умереть от каких-либо проблем со здоровьем. Например, в случае со злокачественными заболеваниями уменьшение в рационе красного мяса давало семипроцентное уменьшение вероятности смерти от любого рака, для переработанного мяса – восьмипроцентное, но, скажем, для отдельно взятого рака простаты снижение смертности составляло 23%. Вероятность диабета второго типа падали на 22–25%, вероятность умереть от проблем с сердцем – 10–14%, а в сумме вероятность умереть от чего-либо вообще раньше времени – от 7% до 13%.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Собственно, ничего нового здесь как будто не говорится: мы и так давно слышим о том, что уменьшение в рационе доли красного мяса и прочего уменьшает и вероятность многих болезней. Но авторы обзоров на самом делают вывод, что ограничения по красному мясу и переработанному мясу особого влияния на здоровье не оказывают – несмотря на уменьшающиеся проценты. Во-первых, в пересчёте на количество человек цифры становились совсем небольшими: среди тех, кто ел мало мяса, на тысячу человек инсульт получали на три человека меньше, чем среди тысячи тех, кто ел много мяса; для смерти от чего угодно разницы составляла 15 человек на тысячу.

Во-вторых, до сих пор речь шла о когортных исследованиях, в которых только наблюдали за состоянием какой-то группы (когорты) людей, никак не вмешиваясь в их рацион. Есть специальная система оценки такого рода исследований, которая позволяет сказать, насколько надёжными являются полученные результаты. Авторы обзоров применили эту систему, которая называется GRADE, для анализа «мясных» статей и пришли к выводу, что выводы о вреде мяса и мясопродуктов в них не очень надёжны.

Но когортные исследования – это ещё не всё. Эффект от мяса изучали в работах другого рода, когда людей специально просили есть поменьше продуктов и смотрели, как изменение рациона скажется на здоровье. И такие работы тоже проанализировали – четвёртый обзор, как было сказано, объединяет исследования, в которых участвовали в общей сложности свыше 54 тыс. человек. И тут уже не удалось найти никакой разницы между теми, кто ел мясо и мясопродукты и кто не ел. Этим результатам авторы «мясных» обзоров доверяют больше, опять же потому, что тот метод, с помощью которого они оценивали надёжность результатов, такие испытательные исследования ставит выше исследований «просто наблюдательных».

Естественно, на эти статьи быстро обратили внимание другие специалисты, которые занимаются питанием, и критические комментарии не замедлили появиться. Как говорят  критики, например, Фрэнк Ху (Frank Hu) из Гарварда и Нил Барнард (Neal Barnard) из Университета Джорджа Вашингтона, оценка надёжности результатов по системе GRADE хорошо работает, когда мы изучаем действие лекарственных препаратов или вообще каких-то чистых веществ. Для диетологических же исследований этот метод не очень подходит: любой пищевой продукт очень сложен по составу и сложным образом взаимодействует с другой едой в рационе. И даже если отдельные когортные исследования по мясу не кажутся надёжными, то ведь в сумме они охватывают более ста работ и более 6 млн человек, так что к их  результатам можно отнестись со всей серьёзностью. А если пересчитывать уменьшение заболеваемости не на тысячу человек, а на реальные размеры населения городов и стран, то количество заболевших/не заболевших окажется уже весьма значительным, и стоит ли в таком случае пренебрегать этим «несущественным эффектом»?

Да и с четвёртым обзором, в котором речь идёт об испытательных исследованиях, тоже вроде не всё гладко. Тот обзор, как было сказано, объединяет работы с общим числом участников более 54 тыс. человек. Клэр Коллинз (Clare Collins) из Ньюкаслского университета в своём комментарии на портале The Conversation говорит, что более 48 тыс. человек из этих 54 тыс. приходится на одну статью, в которой речь идёт о женщинах в менопаузе. Остальные несколько тысяч относятся к другим категориям людей и распределены по нескольким другим статьям. Стоит ли в таком случае результаты анализа распространять на всех? Может быть, тогда следует говорить, что сокращение потребления красного мяса не оказывает влияния на здоровье (а оно по результатам анализе не оказывало влияния) только женщин определённого возраста?

Кроме того, по словам Клер Коллинз, к «мясным» аналитическим обзорам есть и другие методологические претензии. Например, не везде красное мясо отделено от продуктов мясопереработки. Между тем принято считать, что продукты мясопереработки даже в очень небольшом количестве могут стать проблемой для здоровья, тогда как с красным мясом проблемы начинаются, если начать его есть больше определённого количества. Значит, объединять эти продукты друг с другом не очень корректно.

Притом авторы обзоров не включали ни в один в анализ те исследования, в которых участвовали менее тысячи человек – а такие статьи, по мнению всё той же Клер Коллинз, могли повлиять на общую картину. Среди других претензий: то, что авторы обзоров не учитывали социально-экономические причины, которые побуждают людей выбирать ту или иную еду, а так же то, что они не учитывали влияние других продуктов – всё-таки любой рацион состоит из разной еды.

С другой стороны, как пишет Скотт Лир (Scott Lear) из Университета Саймона Фрезера на том же портале The Conversation, когортные исследования, когда просто наблюдают за людьми, придерживающимися разной диеты, для пищевых исследований очень часто дают неверные результаты. Это не значит, что такие исследования не нужно проводить – это значит, что их результаты нужно потом перепроверять в тех же рандомизированных испытаниях. Скотт Лир приводит в пример случаи с витаминами: исследования, опирающиеся на простые наблюдения, говорили о том, что если принимать в таблетках витамины С, Д, Е и фолиевую кислоту, это поможет снизить риск некоторых заболеваний – тогда как более поздние испытательные исследования показали, что никакого предотвращающего болезни эффекта у витаминов в таблетках нет. Разумеется, испытательные исследования не всегда возможно организовать: ведь не скажешь же человеку, что он должен до конца жизни есть – или не есть – какой-то продукт, чтобы мы смогли посмотреть, какие болезни связаны с тем или иным рационом. Однако трудность рандомизированных испытаний не делает когортные наблюдения более надёжными в смысле строгости результатов. Наблюдения могут говорить как в пользу мяса, так и против него, но не стоит на таких результатах строить какие-то диетические рекомендации, и уж точно не стоит поднимать вокруг таких результатов бурную дискуссию – поскольку широкая общественность начинает воспринимать подобные споры просто как белый информационный шум, и доверие к исследователям, занимающимся пищевыми вопросами, постепенно утрачивается.

Вся эта дискуссия очень полезна в том смысле, что отчасти показывает, как результат может зависеть от методологических проблем. Мы часто забываем, что в науке важен не результат сам по себе, а как его получили – хотя помнить об этом важно не только для самих исследователей, но и для всех остальных: в конце концов, на кону тут может оказаться наше собственное здоровье. История с мясом, видимо, ещё далека от завершения. Пока здесь, видимо, стоит довериться мнению тех, кто говорит, что такие выводы – есть красное мясо или не есть красное мясо – на самом деле ни о чём не говорят. В таких случаях нужно анализировать не отдельные пункты рациона, а диету в целом, потому что в сочетании с каким-нибудь продуктом то же красное мясо может оказаться вредным, а в сочетании с другим продуктом от него не будет никакого вреда. И самыми разумными рекомендациями тут будут навязшие в зубах советы есть больше овощей и вести здоровый образ жизни. 

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)