Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Великие психиатры и нейробиологи на банкнотах

Биографии психиатров и нейробиологов, попавших на банкноты четырех стран, отличаются редкой прихотливостью: кто-то кроме человеческого мозга занимался еще и муравьями, кто-то пропагандировал гипноз и эсперанто, а уж про Фрейда, который нашел вечный покой в древней этрусской вазе, и говорить нечего.

Банкнота Португалии достоинством 10 000 эскудо (лицевая сторона). 1989 год.
Банкнота Австрии достоинством 500 шиллингов (лицевая сторона). 1953 год.
Банкнота Швейцарии достоинством 1000 франков (лицевая сторона). 1978 год.
Банкнота Швейцарии достоинством 1000 франков (оборотная сторона). 1978 год.
Банкнота Испании достоинством 50 песет (лицевая сторона). 1935 год.
Банкнота Австрии достоинством 50 шиллингов (лицевая сторона). 1986 год.
Памятник Зигмунду Фреду «Висящий человек» в Праге.

Мы не удивляемся, встречая на банкнотах портреты политических знаменитостей, выдающихся спортсменов или великих актеров, писателей, художников или музыкантов – нам легко понять, чем они прославились и почему удостоились чести попасть на купюры. С другими великими людьми, которые занимались какой-нибудь трудной наукой, нам нужно уже постараться, чтобы оценить их достижения. Может быть, в медицине это проще, чем, например, в теоретической физике – и о банкнотных врачах мы уже как-то писали – но сейчас речь пойдёт о психиатрии, а психиатрия такая область, к которой многие из нас до сих пор относятся с известным недоверием.

Не стоит, впрочем, забывать, что психиатрия идёт рука об руку с нейробиологией – душевные расстройства, с которыми имеют дело психиатры, так или иначе связаны с физиологией мозга и его нейронов. Поэтому нередко великие психиатры оказываются ещё и великими нейробиологами, и большинство наших сегодняшних героев как раз из таких.

В 1989 году в Португалии впервые появилась банкнота достоинством 10 000 эскудо (до нее самой крупной по номиналу была пятитысячная). Тогда многих португальцев удивил необычный рисунок на её лицевой стороне: стилизованное изображение человеческого головного мозга в разрезе, а рядом с ним портрет Антониу Эгаша Мониша, психиатра и нейрохирурга.

Антониу Эгаш Мониш был выходцем из старинного и знатного рода португальских аристократов. Он родился в 1874 году в городе Аванка, медицину изучал в Коимбрском университете, одном из старейших учебных заведений Европы (основан в 1290 году), позже стажировался в Бордо и в Париже. С 1902 года Эгаш Мониш – профессор кафедры неврологии родного университета, который покинул через год ради политической карьеры. Он создал республиканскую партию центристов и представлял её в парламенте до 1917 года, был послом Португалии на подписании Версальского мирного договора, в 1918 году – министром иностранных дел. Притом врачебную практику Эгаш Мониш не оставлял, с 1911 года став профессором нового отделения неврологии при Лиссабонском университете, где и работал до пенсии.

Антониу Эгаш Мониш известен как автор метода лоботомии, хотя первоначально этот метод назывался иначе – лейкотомия. В 1949 году Мониш стал лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине «За открытие терапевтического воздействия лейкотомии при некоторых психических заболеваниях», разделив ее с Вальтером Гессом (награжден «За открытие функциональной организации промежуточного мозга как координатора активности внутренних органов»).

Лейкотомия (от др-греч. λευκός «белый» + τομή «разрез»), или префронтальная лоботомия, или просто лоботомия – это разрезание нервных проводящих путей, соединяющих лобные доли коры полушарий с другими областями мозга. Проводящие пути – это белое вещество, откуда и название метода. Эгаш Мониш предположил, что если отрезать лобные доли от остального мозга, это может помочь при психиатрических расстройствах.

Первая такая операция была проведена в 1936 году. Так как из-за подагры Мониш не мог провести её сам, операцию под его руководством выполнил профессор нейрохирургии Алмейда Лима. Гипотеза Эгаша Мониша до некоторой степени подтвердилась: в большинстве у больных исчезали острые психиатрические симптомы и с ними становилось легче иметь дело – человек уже не представлял опасности ни для себя, ни для других. Однако другие специалисты не преминули заметить, что последствия лоботомии похожи на то, как если бы больной получил тяжелую травму мозга и утратил признаки личности. Тем не менее, лоботомия какое-то время была чрезвычайно популярной процедурой, в том числе и в СССР, где ее изучали и практиковали с 1944 года, и до 1950 года провели около 400 операций. Но и отечественные нейрохирурги все чаще выражали сомнение в пользе лоботомии, и в конце концов ее у нас, как и везде, запретили – тем более, что появление новых психотропных препаратов открыло перед психиатрами новые горизонты.

Антониу Эгаш Мониш написал большое количество научных трудов, в том числе «Физиологические и патологические аспекты сексуальной жизни», «Военная неврология» и др. Он был человек широких интересов, увлекался живописью и скульптурой, написал несколько автобиографических книг, а также труд, посвященный игре в карты. Умер Антониу Эгаш Мониш в 1955 году в своем родовом имении в возрасте 81 года.

В Австрии в 1953 году напечатали банкноту достоинством 500 шиллингов, героем которой стал другой лауреат Нобелевской премии – психиатр и невропатолог Юлиус Вагнер-Яурегг. Он родился 7 марта 1857 года в Вельсе (Австрия), окончил Венский университет, здесь же сначала служил на кафедре психиатрии, а с 1889 по 1893 год он, уже будучи профессором психиатрии и невропатологии, работал в университете Граца. Через несколько лет Юлиус Вагнер-Яурегг возвращается в родной университет заведующим кафедрой психиатрии. Помимо этого он много лет трудился в клинике нервных и психических заболеваний при Венском университете, возглавлял приют для душевнобольных в Троппау.

Нобелевскую премию по физиологии и медицине Вагнер-Яурегг получил в 1927 году с формулировкой «За открытие терапевтического эффекта заражения малярией при лечении прогрессивного паралича». В данном случае под прогрессивным параличом имеются в виду сложные и тяжелые последствия сифилиса, когда инфекция добирается до мозга и становится причиной целого букета психоневрологических расстройств. Вагнер-Яурегг обнаружил, что с этим можно справиться с помощью другой инфекции: больного заражали легкой формой малярии, и малярийная лихорадка губила возбудителя сифилиса. Малярию затем полностью излечивали хинином.

Идею маляриетерапии Вагнер-Яурегг выдвинул в 1887 году, но до практики дело дошло только к 1917 году, когда он ввел девяти больным прогрессивным параличом возбудителя трёхдневной малярии. И результат, по его словам превзошел все ожидания: при раннем начале маляриетерапии больные выздоравливали в 85 % случаев. Впоследствии Вагнер-Яурегг также пытался лечить малярией другие болезни, вроде рассеянного склероза и шизофрении. Однако одной только маляриетерапией его интересы не исчерпывались – в частности, он занимался лечением кретинизма и зоба препаратами щитовидной железы и малыми дозами йода.

Через год после получения Нобелевской премии Юлиус Вагнер-Яурегг покинул психиатрическую и неврологическую клинику. Кроме исследовательской работы, которой он занимался до конца своей долгой жизни (а прожил Вагнер-Яурегг 83 года), он принимал активное участие в разработке законов, защищающих душевнобольных.

В Швейцарии 4 апреля 1978 года вышла в обращение банкнота с портретом психиатра, невропатолога и общественного деятеля Огюста Анри Фореля. У купюры, которая имела хождение до 2000 года, довольно странный на первый взгляд дизайн: кроме привычного портрета того, кому она посвящена, мы видим на ней мозг, а на обороте – трех муравьев. На деле же тут ничего странного нет, если знать, кто такой Форель и чем он занимался.

Огюст Анри Форель родился 1 сентября 1848 года в Швейцарии, в местечке Ла-Грасьез (кантон Во). Как и Юлиус Вагнер-Яурегг, он был выпускником Венского университета, позже закончил еще и университет в Цюрихе. Работать он начал в лечебнице для умалишенных в Мюнхене, затем, с 1879 по 1906 год, Форель – директор кантональной психиатрической больницы Бургхёльцли в Цюрихе, связанной с Цюрихским университетом. В больнице проходили практику студенты-медики, а в самом университете профессор Огюст Анри Форель преподавал.

Получив мировую известность своими исследованиями структуры головного мозга и исследованиями анатомии, физиологии и клиники заболеваний центральной нервной системы, он стал первым, кто подготовил психологическую картину человеческого мозга. Форель дал точное описание одной важнейших его областей – гипоталамуса, один из отделов которого был назван «campus Foreli» или «перекрест волокон Фореля». Так что не удивительно, что рядом с портретом исследователя на тысячефранковой банкноте мы видим стилизованное изображение мозга.

Кроме того, Форель был страстным пропагандистом гипноза в экспериментальном и лечебном плане, пытаясь гипнозом лечить даже алкоголиков и проституток. На эту тему он написал несколько научных трудов, в одном из которых, «Загипнотизированном гипнотизере», он описывает ощущения от гипноза, которые ему сообщил его коллега, тоже практикующий гипнотизер.

Но в науке Форель занимался не только мозгом – он успел стать одним из крупнейших в мире специалистов в мирмекологии (отделе энтомологии, изучающем муравьев), и его исследованиями в этой области восхищался сам Чарльз Дарвин. За муравьями Форель наблюдал с семи лет и за свою жизнь открыл очень много новых видов. Этим насекомым посвящены его пять томов «Социальной жизни муравьёв», (1921–1923 гг.). И понятно, почему на купюре с Форелем кроме мозга изображены еще и муравьи.

Огюст Анри Форель был также известнейшим общественным деятелем: в 1909 году он основал Международный союз медицинской психологии и психотерапии, он же стал основателем первой лечебницы для алкоголиков, выступал за безалкогольные трактиры, и даже получил высшую награду швейцарской организации трезвости – медаль Auguste-Forel-Medaille, которая вручается ежегодно за выдающиеся заслуги одному из ее членов.

Исследуя половой вопрос, интерес к которому в Европе того времени был чрезвычайно велик, Форель уделил особое внимание сексопатологии и предупреждению венерических заболеваний. Он одним из первых обратил внимание на сексуальную гигиену. Изданная им в 1905 году книга «Половой вопрос» вызвала огромный интерес в России, стала первым научным трудом в этой области. Кроме того, Форель был активным сторонником социализма и интернационализма, пацифистом и пропагандистом языка эсперанто.

Огюст Анри Форель прожил столько же, сколько его коллега Юлиус Вагнер-Яурегг – 83 года. Портрет на банкноте – не единственный оказанный ему знак почета: в честь Фореля у входа в университетский госпиталь Цюриха установлен фонтан, в Братиславе действует школа Forel International School, а до Великой Отечественной войны имя Фореля носила одна из психиатрических больниц Ленинграда.

На испанские 50 песет 1935 года попал Сантьяго Рамон-и-Кахаль – выдающийся исследователь анатомии нервной системы и еще один лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в нашем списке. Рамон-и-Кахаль родился 1 мая 1852 года в городке Петилья-де-Арагон (провинция Наварра, Испания). Хотя с юности он демонстрировал явные художественные способности и сам мечтал стать художником, поначалу мальчик учился сначала ремеслу парикмахера, а затем сапожника. В конце концов отец убедил его заняться медициной, и шестнадцатилетний подросток поступил на медицинский факультет Сарагосского университета. Так что можно смело сказать, что в открытиях нобелевского лауреата есть отчасти и заслуга его отца.

Став врачом, Сантьяго ушёл военным хирургом на фронт. Служа в Каталонии, а позже на Кубе, он тяжело заболел малярией и досрочно вернулся домой; от приступов малярии ему пришлось страдать всю жизнь.

Занявшись наукой в возрасте 23 лет, он в 1877 году получает звание доктора медицины. Его карьера становится просто головокружительной: в 31 год он уже профессор общей и описательной анатомии в Валенсии, а ещё через четыре года его приглашают на пост профессора гистологии и патологической анатомии в Барселоне, где он будет находиться вплоть до 1892 года, пока не переедет в Мадрид на ту же должность. Занимаясь строением сетчатки глаза, спинного мозга, мозжечка, регенерации нервов после повреждений и множеством других тем, Рамон-и-Кахаль в 52 года публикует труд «Нервная система человека и позвоночных», в котором он обобщил свои многолетние исследования нервной системы, после которого его по праву стали называть одним из отцов современной нейробиологии. Также его перу принадлежат «Правила научных исследований» (выдержали шесть изданий), сочинения философского и литературного характера. (О литературных талантах Рамон-и-Кахаля можно судить по тому, как он описывал свою научную работу: «Я охотился в красочном саду серого вещества мозга за клетками с их тонкими элегантными формами, таинственными бабочками души, биение крыльев которых, быть может, когда-то – кто знает? – прояснит тайну духовной жизни. Вряд ли в наших парках есть более изящное и пышное дерево, чем клетка Пуркинье мозжечка, или „психическая“ клетка — знаменитая пирамида больших полушарий. Кроме того, радость открытия так сладка и так желанна».)

Нобелевскую премию по физиологии и медицине Сантьяго Рамон-и-Кахалю вручили в 1906 году. Когда в полночь он получил телеграмму из Швеции о присуждении ему высокой награды, то не поверил, решив, что это шутка студентов, и лег спокойно спать. Дело в том, что премию ему присудили совместно с Камилло Гольджи, с которым он шестнадцать лет вел ожесточенные и непрекращающиеся споры. Но никакой ошибки не было: открыв утром газету, Рамон-и-Кахаль обнаружил новость о вручении Нобелевской премии с формулировками «В знак признания трудов о строении нервной системы» (Камилло Гольджи) и «За работы по гистологии и морфологии нервной системы» (Сантьяго Рамон-и-Кахаль).

Подобно Форелю, который был не только специалистом по мозгу, но еще и специалистом по муравьям, Рамон-и-Кахаль прославился не только как нейробиолог, но и как фотограф: в 1912 году он опубликовал одно из первых руководств в мире по цветной фотографии. Еще он изобрел новый вариант фонографа, поменяв восковой валик на дисковую запись.

В Мадриде, где Рамон-и-Кахаль умер в возрасте 82 лет, ему установлен памятник; кроме того, его имя увековечено в нейроанатомических атласах, где мы можем подробно рассмотреть интерстициальную клетку Кахаля и клетку Кахаля-Ретциуса.

Наконец, последним в нашем банкнотном списке идет исследователь, которого, хоть он и не получил Нобелевской премии, широкая общественность знает больше, чем четверых предыдущих вместе взятых. Речь о Зигмунде Фрейде, основателе психоанализа. Его портрет украшает австрийскую пятидесятишиллинговую купюру 1986 года выпуска, которая, как и прочие шиллинги, были в ходу до появления евро.

Австрия – единственная страна, у которой на банкнотах было сразу два психиатра, притом Юлиусу Вагнеру-Яуреггу отдали самую крупную купюру в 500 шиллингов, а Фрейду – самые мелкие по номиналу 50 шиллингов. Впрочем, пусть купюра и мелкая, зато самая распространенная – пока она была в обращении, ее можно было найти буквально в каждом кармане.

Разница между годами рождения Яурегга (1856 г.) и Фрейда (1857) и их смерти и там, и там составляет один год (1940 г. и 1939 г.). На российской купюре им мог бы составить компанию их ровесник и коллега – выдающийся невропатолог, психиатр и психолог Владимир Михайлович Бехтерев. Но в честь него в России в 2007 году выпустили только монету из серебра достоинством 2 рубля (серия «Выдающиеся личности России») – к 150-летию со дня рождения.

Сигизмунд Шломо Фрейд родился 6 мая 1856 года в Фрайберге, провинциальном городе в Моравии, которая на тот момент принадлежала Австрии (ныне – город Пршибор в Чехии), в семье мелкого торговца. Его отцу, Якубу Фрейду, было сорок лет, матери Амалии Натансон – двадцать. Рос Фрейд в многодетной семье – его мать родила  семь детей, а у его отца было еще двое от предыдущего брака. Якуб Фрейд придерживался либерально-просветительских взглядов и, по утверждению домашних, был «законченным свободомыслящим». Еще до рождения сына он перестал посещать синагогу, а впоследствии и вовсе отказался от культовых и бытовых предписаний иудаизма. Вскоре семейство Фрейдов переехало в Лейпциг, а затем в Вену.

Под влиянием отца в мальчике рано пробудилась любовь к книгам и страсть к знаниям. Будучи довольно амбициозным, юный Фрейд поначалу мечтал стать министром или генералом. Как и Юлиус Вагнер-Яурегг и Огюст Анри Форель, он закончил Венский университет, после чего начал работать в Институте физиологии под руководством Э. Брюкке, и некоторое время практиковал в качестве хирурга.

После 1881 года Фрейд открывает врачебный кабинет и занимается лечением психоневрозов. Воспитанный в духе естественнонаучного эмпиризма, Фрейд считал, что «телесным органом» ментальной жизни является мозг и нервная система. Он, как и Форель, применял гипноз для оказания помощи душевнобольным, но позже от него отказался, предпочтя ему свободные ассоциации и анализ сновидений, которые легли в основу психоанализа. Поначалу это был врачебный метод исследования, созданный для диагностики и излечения истерии; позднее метод был переработан в психологическую доктрину, направленную на изучение скрытых связей и основ человеческой душевной жизни.

В 1885 году Фрейд принимает участие в конкурсе, который давал право на научную стажировку в Париже у известного врача-психиатра Жана Шарко, и выигрывает этот конкурс. Впоследствии Фрейд сотрудничает не только с Шарко, но и с другими исследователями: Эйгеном Блейлером, Карлом Густавом Юнгом и др. Обладая феноменальной памятью и свободно говоря на восьми языках, он опубликовал множество научных работ (полное собрание сочинений Фрейда составляет 24 тома), среди которых наибольшей известностью пользуются «Толкование сновидений» (1900), «Тотем и табу» (1913), «Лекции по введению в психоанализ» (1915—1917), «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), «Я и Оно» (1923), «Очерк психоанализа» (1938).

В 1938 году, когда Германия захватила Австрию, Фрейд, хотя и знал об отношении новой власти к евреям, все же не хотел покидать родину. И участь его могла бы быть очень печальной, если бы за него не вступились многие влиятельные люди. В конце концов ему пришлось перебраться в Великобританию, что оказалось непросто: в обмен на право покинуть Австрию власти потребовали внушительную сумму денег, которой у Фрейда просто не было. Ее удалось выплатить благодаря его пациентке и ученице Мари Бонапарт – принцессе Греческой и Датской, правнучке Люсьена Бонапарта (брата императора Наполеона Бонапарта), писательнице, переводчице и пионеру психоанализа во Франции.

К концу жизни Фрейд тяжело болел, и в возрасте 83 лет обратился с просьбой к ухаживающему за ним доктору Максу Шуру об эвтаназии. Доктор просьбу больного выполнил, введя Фрейду несколько кубиков морфия. После кремирования прах отца-основателя психоанализа поместили в древнюю этрусскую вазу, некогда подаренную ему Мари Бонапарт (Фрейд коллекционировал предметы старины из Греции и Египта); в той же вазе хранился и прах его жены. Ваза долгое время стояла в мавзолее Эрнеста Джорджа, но в ночь на 1 января 2014 года некие злоумышленники пробрались в крематорий и по неизвестным причинам разбили ее. После этого смотрители крематория перенесли вазу с прахом супругов в более надежное место.

Интерес к работам и к жизни Зигмунда Фрейда не угасает по сей день. В настоящее время существует несколько посвященных ему музеев, среди которых музей в Пршиборе, где Фрейд родился и прожил три года, музей в Вене в доме № 19 по Берггссе, где он прожил 47 лет, начиная с 1891 года, и музей в Лондоне, куда он в возрасте 82 лет переехал из Австрии вместе с семьей. Кстати, в лондонском музее центральное место занимает знаменитая кушетка, которую Фрейд использовал для психоаналитических сеансов, а в Пршиборе есть даже бронзовый памятник этой легендарной кушетке. В 1999 году к столетию издания «Толкований сновидений» в Санкт-Петербурге открыли музей сновидений Фрейда (в здании Восточно-Европейского института психоанализа).

Самому Фрейду тоже есть памятники, все они по-своему интересны, но мы упомянем только об одном из них, самом странном. Эту скульптуру в Праге (ее можно увидеть на рис. 7 ) неподготовленный человек может принять за человека, решившегося покончить жизнь самоубийством и даже вызвать полицию. Фигура Зигмунда Фрейда висит, зацепившись одной рукой за балку крыши одного из домов; если присмотреться, то можно увидеть, что одну руку Фрейд держит в кармане, так что поза у него, несмотря на странные обстоятельства, вполне непринужденная. Автор необычного творения – скандально известный пражский скульптор Давид Черный. Несмотря на своеобразную форму художественного высказывания (а может, как раз благодаря ей), этот памятник, приуроченный к выставке «Респект 97», до сих пор имеет ошеломительный успех.

Автор: Ольга Воробьева

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме