Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Как подготовить «трансфессионала» XXI века?

В Москве прошел крупный международный саммит, посвященный изменениям в образовании XXI века.

Мир вокруг нас меняется стремительно: даже если не вспоминать про глобальные проблемы, само общество сейчас стало другим – сформировался свободный рынок, компании стали меньше, профессии трансформировались, появились новые карьерные стратегии, и речь тут не только о фрилансе...

Чтобы человек не потерялся в новом мире, его нужно по-новому учить, а значит, образование тоже должно стать другим. А вот каким именно, обсуждали на саммите, который 1–3 ноября прошел в Москве под эгидой Global Education Leaders’ Partnership (GELP) – этот авторитетный международный альянс впервые выбрал местом проведения ежегодной встречи Россию.

Знания – не главное

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

«Бизнес больше не заинтересован в том, чтобы из школы, из вуза выходили работники, которые будут потом спокойно в течение 25–30 лет – до пенсии – работать, периодически повышая свою квалификацию, – говорит Александр Кондаков, доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования (РАО), генеральный директор ООО «Мобильное электронное образование». – Новые профессии сегодня появляются каждые 3–5 лет». Что же нужно современному миру от выпускника школы или вуза?

Из места, где просто получают знания, школа должна превратиться – как выразился Марк Сартан, руководитель образовательного проекта «Умная школа» в Иркутске, – в инструмент, с помощью которого мы будем проектировать самих себя. Она должна формировать молодого человека, который знает, как учиться, и хочет учиться дальше – всю жизнь. По-научному это называется метапознаниие – умение управлять собственным обучением с учетом того, что мы знаем о мозге вообще и о своих личных особенностях. О метапознании и о том, как важно в наше время учить учиться, рассказала специалист по когнитивной психологии Мария Фаликман.

Университет также должен стать другим. По выражению Эдуарда Галажинского, ректора Томского государственного университета, университеты должны стать «ареной производства соперничающих перспектив будущего» и «местом подготовки к жизни в этом будущем». «Отсюда критичным становится постановка мышления, – говорит Галажинский, – формирование <…> жизнестойкости, толерантности к неопределенности, способность неопределенность воспринимать как вызов и действовать в такой ситуации».

«Университет сегодня должен формировать не профессионала, а трансфессионала – человека, способного жить поверх профессиональных границ, менять профессию вместе с собой, меняться вместе с профессией, которая трансформируется», – заключает он. Эта идея отражает запросы современного мира, в котором подход к знанию эволюционировал от монодисциплинарного к междисциплинарному и, наконец, к трансдисциплинарному.

Александр Асмолов, доктор психологических наук, академик РАО, заведующий кафедрой психологии личности Московского государственного университета (МГУ), выступил с докладом, в названии которого, по его словам, выражена природа человека современного мира: «Сложный человек, или любовь к разнообразию и схватыванию смыслов». Речь здесь идет, по сути, о том же – о размывании профессиональных границ, о жизни в эпоху неопределенности, разнообразия и возможностей.

Экзамены не нужны

Экзамены и другие подобные методы оценки квалификации устроены неподходящим образом: сегодня нужно проверять не то, что человек знает, а то, что он способен делать. «То, что Стив Джобс закончил только курс каллиграфии в колледже – вовсе не показатель того, что система образования плохая, – говорит Кондаков. – Проблема тут в системе оценивания, которая проверяла не то, что надо».

Александр Поддьяков, доктор психологических наук, профессор факультета психологии Государственного университета «Высшая школа экономики» (ГУ ВШЭ), в качестве правильного метода оценки приводит пример одного международного теста для школьников пятнадцати-шестнадцати лет: он выявляет, насколько хорошо подростки справляются с исследованием нового устройства. Главная идея теста: «У вас нет инструкций для нового и непредсказуемого».

 «Конструктивность обучения может быть определена как разница между новизной и сложностью проблем, которые человек может решать после обучения, и новизной и сложностью проблем, которые человек мог решать до обучения, – подытоживает Поддьяков. – Если человек может решать более новые и сложные проблемы после обучения, значит, обучение было конструктивным. Если же после обучения он может ставить и решать проблемы лишь менее новые и сложные, значит, обучение было деструктивным».

С другой стороны, сейчас все больше говорят о том, что экзамены и различные вступительные испытания в традиционной форме вообще не нужны. Контролировать результаты обучения следует естественным образом – по ходу самого обучения.

Главное – мотивация

Но что именно нужно изменить в образовании, чтобы молодые люди чувствовали, что учиться – здорово, и впоследствии принимали учебу как стиль жизни? Как взрастить «трансфессионала», который будет браться за «задания без инструкций»?

Чтобы этого добиться, необходимо работать с каждым учащимся индивидуально, то есть, как говорит Кай-мин Чэн (Kai-ming Cheng), почетный профессор Гонконгского университета, образование должно стать персонализированным (по аналогии с персонализированной медициной). Система образования должна способствовать тому, чтобы преподаватели легко находили, что именно учащимся наиболее интересно, и затем поддерживали и развивали их интерес. Преподаватели должны скорее играть роль наставников молодых людей, чем носителей абсолютной компетентности, поскольку в наше время почти невозможно угадать, что ожидает молодых людей в будущем и что конкретно им понадобится знать. Лучшее, что может сделать учитель в условиях неопределенности – стать «мотиватором, коммуникатором, экспертом по поддержке разнообразия», как выражается Асмолов.

Образование спасет «цифра»

На самом деле ситуация неопределенности, которую мы тут поминаем через слово, не есть что-то абсолютно новое и невиданное. На форуме не раз звучала метафора о космонавтах: когда их тренируют, никто ведь не знает, куда и на чем они полетят, и какие задачи им нужно будет решать. Интенсивную трехнедельную подготовку к конкретному полету проходят уже давно обученные космонавты. Раньше это стоило государству огромных денег, но с приходом цифровых технологий все изменилось. Модели визуализации нештатных ситуаций, основанные на технологии виртуальной реальности, не только не уступают реальным тренажерам, но, напротив, зачастую точнее и эффективней, не говоря уже о том, что они дешевле и проще в использовании.

С образованием – то же самое. Удовлетворить современные требования к нему могут только цифровые технологии. Цифровые образовательные платформы обеспечивают доступ к образовательному контенту самых разных тематик и форматов и дают возможность связаться с экспертами по всему миру. Платформы собирают метаданные об учащихся, что позволяет непрерывно анализировать, как они учатся. Благодаря этому становятся не нужны столь нелюбимые всеми традиционные формы оценки: знания и умения оцениваются непрерывно и автоматически по ходу обучения, и если возникают какие-то проблемы, их очень легко заметить – равно как и повышенный интерес к чему-то; в результате можно легко скорректировать образовательную траекторию по ходу дела.

Речь не идет о полной замене традиционной системы цифровыми платформами – скорее, о симбиозе. Но цифровые технологии должны занять в образовании, по крайней мере, такое же большое место, какое они уже заняли в других сферах нашей жизни. Только так можно снова заинтересовать в учебе подрастающих виртуальных эскапистов, для которых мир по ту сторону экрана более реален, чем мир вокруг. Только так можно соединить формальное образование с неформальным – с тем, чему молодые люди сами жаждут учиться. Только так можно создать образовательную экосистему и воплотить идею непрерывного образования, в которой обучение становится стилем жизни.

Превращать страстные увлечения в профессию

У образования действительно может быть совершенно иное лицо, чем лицо зануды-учителя, который из-под палки заставляет читать скучный учебник – об этом говорит зарубежный опыт внедрения цифровых технологий. Проект «Перепланировка обучения под эру сетевых возможностей» (англ. Learning redesigned for the Connected Age) и соответствующая цифровая платформа работает на данный момент в одиннадцати городах США, открывая живущим в них людям доступ к лучшему учебному опыту, который только возможно сегодня получить.

Руководитель проекта Конни Йоуэлл (Connie Yowell) рассказывает, что работа платформы основана на трех китах эффективного обучения: «Во-первых, человек обучается тому, что его больше всего интересует, во-вторых, для обмена опытом он соединен с группой, состоящей из наставников и других увлеченных ребят, и, в-третьих, он нарабатывает действительно нужные навыки и компетенции, которые соединяют его увлечение с реальными карьерными возможностями».

Обучение организовано в плей-листы – подборки образовательных ресурсов, которые могут быть как цифровым контентом, так и реальными или дистанционными образовательными практиками. Проходя плей-лист, учащийся открывает для себя карьерные возможности, начиная от академических зачетов до стажировок с трудоустройством. В качестве примера того, как платформа помогает людям находить свое профессиональное счастье, Йоуэлл демонстрирует ролик о молодом человеке по имени Лоренс из Спрингфилда, Огайо. Благодаря проекту «Перепланировка обучения под эру сетевых возможностей» перед ним открылись огромные перспективы для профессионального занятия музыкой, которой он страстно увлекался. «Страсть – это катализатор», – гласит веб-сайт проекта.

На саммите также много говорили о том, как на деле, а не словах внедрить в систему образования России все необходимые изменения. Инновации здесь у нас пока что гораздо чаще вводят в частных образовательных организациях. Государственные учреждения сталкиваются с множеством проблем, и не только на уровне закона. С другой стороны, сейчас по всей России есть много успешных частных образовательных проектов, и есть много организаций, которые стараются влиять на преподавателей, подготавливая цифровой переход изнутри системы образования. Активно обсуждаются и юридические шаги, которое должно предпринять государство. 

Автор: Анастасия Субботина

Статьи по теме