№08 август 2022

Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Т-лимфоциты любят сидеть на месте

Большая часть Т-клеток по несколько лет живёт в коже.

Регуляторный Т-лимфоцит (красный) и дендритная клетка (синяя). Дендритные клетки учат другие иммунные клетки (в том числе и Т-лимфоциты) распознавать конкретные патогены. (Фото: NIAID / Flickr.com

Среди иммунных клеток есть те, которые постоянно плавают в крови, и те, которые сидят в тканях и органах. К числу последних относятся некоторые из макрофагов, которые ползают по ткани и в прямом смысле поедают всё подозрительное, от клеточного мусора до бактерий. Их ещё называют резидентными макрофагами, и они с рождения сидят в том или ином месте — например, в лёгких, печени, коже и т. д., и здесь же размножаются. Если проблема, с которой они столкнутся, покажется им слишком большой, они дадут знать другим иммунным клеткам (в том числе и макрофагам, плавающим в крови), так что те сбегутся помочь. Резидентными ещё бывают так называемые дендритные клетки, чья задача — научить другие иммунные клетки распознавать конкретную угрозу, конкретного возбудителя.

Если же говорить о лейкоцитах и лимфоцитах, то их обычно считают всё время путешествующими по всему телу вместе с потоком крови. В случае чего они могут скапливаться в очаге болезни, но потом всё равно уходят отсюда обратно в кровь. Однако, по-видимому, в случае Т-лимфоцитов всё не так — они предпочитают сидеть на одном месте в тканях, и лишь малая их часть плавает в крови. Сотрудники Мюнхенского технического университета и Института природных материалов и инфекционной биологии им. Ганса Кнёлля наблюдали за поведением Т-клеток у больных, которым пришлось сделать пересадку кроветворных стволовых клеток после химио- и радиотерапии. Но при этом у них оставались собственные Т-клетки. В течение двух-трёх лет исследователи время от времени брали образцы Т-клеток из кожи и из крови и читали их ДНК. Пересаженные стволовые клетки — и, соответственно, новые лимфоциты — брали от другого человека, так что по ДНК легко можно было понять, какие Т-лимфоциты свои, а какие чужие.

В статье в Science Immunology говорится, что примерно половина Т-лимфоцитов в коже была собственными клетками пациентов, а те Т-клетки, что плавали в крови, были, наоборот, преимущественно донорскими (то есть произошедшими от донорских стволовых клеток). Правда, такая картина была только у четверти тех, кто участвовал в эксперименте, у остальных пациентов после пересадки донорские клетки полностью заменили собственные, и определить, как они распределяются между кожей и кровью, было нельзя.

Так или иначе, человеческие Т-лимфоциты склонны надолго, буквально на несколько лет, задерживаться на одном месте. Не факт, что так происходит у всех людей, но всё же это происходит. Причём такие Т-клетки ведут себя достаточно тихо и даже подавляют воспалительные процессы. В то же время они способны распознавать бактерии и вирусы, и, скорее всего, они остались в коже с того времени, когда боролись с какой-то инфекцией. Если знакомая инфекция снова появится в организме, но уже в каком-то другом месте, они почувствуют соответствующие сигналы от своих коллег и выйдут из кожи в кровоток. На самом деле, о таких резидентных Т-клетках стало известно не вчера и не сегодня, и мы уже как-то о них писали в связи с противораковым иммунитетом, но сейчас удалось оценить, сколько их сидит в коже и как долго.

В перспективе исследователи хотят проверить и другие ткани на оседлые Т-лимфоциты, только для этого нужно привлечь к экспериментам пациентов, которые перенесли пересадку органов.

Автор: Кирилл Стасевич


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее