Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Глобального потепление как повод к вымиранию

Наземные животные и растения позднего девона могли исчезнуть из-за прохудившегося озонового слоя.

Когда мы слышим про вымирание, то обычно вспоминаем про несчастных динозавров. Но на самом деле в истории земной жизни было много вымираний, масштабных и не очень. Самые крупные вымирания иногда называют великими. Одно из них случилось в конце девонского периода и называется девонским (или позднедевонским). В то время в морях было много рыб, а на суше, кроме насекомых, уже появились амфибии, бродившие между древними папоротниками. Но вдруг что-то случилось, и 19% семейств живых существ исчезли с лица земли.

Окаменелый доисторический папоротник. (Фото: James St. John / Flickr.com
Споры девонских растений: слева – нормальная спора, справа – больная, повреждённая ультрафиолетом. (Фото: University of Southampton)

Вообще говоря, у девонского вымирания выделяют два пика: первый – около 374 млн лет назад (так называемое событие Келвассера), второй – около 359 млн лет назад (событие Хангенберга). В первом пике исчезло очень много морских организмов, и многие полагают, что причиной были массовые извержения вулканов (их активность часто винят в вымираниях). Считалось, что второй пик, когда погибли уже наземные растения и позвоночные – просто продолжение первой фазы. Однако в последние годы, как пишет портал Science, палеонтологи пришли к выводу, что вторая фаза девонского вымирания случилась по каким-то своим собственным причинам. Однако в то время ни вулканы не бушевали, ни астероиды не падали.

Сотрудники Саутгемптонского университета полагают, что причиной «второго девонского вымирания» (то есть события Хангенберга) стало глобальное потепление, которое привело к разрушению озонового слоя. Исследователи изучали куски аргиллита – глинистой породы, которая образовывалась в самом конце девонского периода в появляющихся озёрах. Сама эта порода есть свидетельство отступающих ледников: если бы ледники не таяли, не было бы озёр, в которых на дно оседает всякая всячина и в конце концов спрессовывается в глинистые отложения.

Эти окаменевшие куски доисторической глины сохранили в себе споры тогдашних растений из разных времён. Более старые споры были нормальные, а вот более поздние, относящиеся ко времени «второго девонского вымирания», были явно нездоровы – асимметричные, неправильной формы, с неправильными выступами (лопастями и шипиками) на поверхности, ненормального тёмного цвета. Подобные изменения происходят, если спору во время формирования облучали ультрафиолетом. От УФ-излучения нас защищает озоновый слой, но в то время, вероятно, озоновый слой стал слишком тонким, в нём появились дыры и вообще он перестал обезвреживать УФ-лучи.

В статье в Science говорится, что озон перестал работать из-за слишком сильных и регулярных ураганов, которые поднимали от земли влагу и соли, которые вместе повреждали озоновый слой. Сильные ураганы стали следствием общего потепления климата. Из-за исчезающего озона солнечный ультрафиолет особенно вредил растительным спорам и вообще всем, кто успел освоить сушу. В итоге на земле стало сильно меньше растений и другой живности, которая либо сама страдала от УФ-излучения, либо не смогла справиться с разрушением экосистемы.

Другие специалисты говорят, что «ультрафиолетовое» объяснение позднедевонского вымирания всё-таки пока остаётся гипотезой, пусть и вполне удачной – ей всё равно нужно больше доказательств. Что же до нынешних времён, то хотя сейчас в атмосфере и появляются вещества, способные разрушать озон, их не так много, чтобы их стоило бояться – по крайней мере, пока.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме