Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Родившиеся в неволе монархи не летят на юг

При искусственном разведении у бабочек-монархов пропадает способность к миграции.

Данаида монарх (Danaus plexippus). Фото: Howard County Library/Flickr.com CC BY-NC-ND 2.0

Ежегодная миграция бабочек-монархов – одно из самых зрелищных природных явлений в Новом Свете. Весной миллионы бабочек из мест зимовки в тёплой Мексике летят через всю территорию США к границе с Канадой, а осенью повторяют этот долгий путь в обратном направлении.

Однако человечество с каждым годом осложняет бабочкам их и без того непростую жизнь, вырубая леса в местах их зимовки и обильно применяя пестициды на сельскохозяйственных полях. Поэтому неудивительно, что неравнодушные люди стараются помочь монархам совершить их опасное путешествие. В чём-то это даже стало национальной идей в Штатах: школьники и энтузиасты разводят и выпускают на волю бабочек, появились даже компании, продающие бабочек специально для разведения. Благие намерения – несомненно, но так ли всё с ними хорошо?

Если начать разбираться в деталях миграции монархов, то всё становится намного сложнее, чем просто перелёты бабочек с юга на север и обратно. Во-первых, не все бабочки мигрируют: существуют оседлые популяции, не совершающие столь впечатляющих перелётов. Во-вторых, и это важно понимать, во время миграции сменяется несколько поколений бабочек, поэтому монархи, прилетевшие в Канаду – это совсем не те бабочки, которые вылетели из Мексики. И это далеко не полный перечень нюансов, связанных с особенностями жизни монархов. Кроме того, когда человек вмешивается в естественные циклы, как в случае с искусственным разведением бабочек и выпуском их на волю, эффект от этого не всегда предсказуем.

Исследователи из Университета Чикаго недавно опубликовали в журнале PNAS работу, посвящённую изучению способности к миграции бабочек-монархов, выращенных в неволе. Для этого они поставили простой эксперимент: бабочку помещали в специальное устройство, способное фиксировать, в каком направлении и сколько времени она летит. Если за время эксперимента бабочка не проявляла каких-либо предпочтений в движении в сторону юга, значит, вероятность успешно перелететь из Канады в Мексику у неё была бы не очень высока. Если же испытуемый монарх явно показывал предпочтение южному направлению, значит, и шансы на успешную зимовку в тёплых краях у него повышались. Понятное дело, что эксперимент проводился с бабочками в осенний сезон, когда они должны лететь с севера на юг. Результаты исследования получились весьма интересными.

Отловленные в дикой природе бабочки ожидаемо «летели» на юг, в отличие от их собратьев, выращенных в неволе. Доступные для покупки и разведения бабочки не проявляли такого желания. Аналогично вели себя и потомки диких мигрирующих бабочек, которых поймали во время их перелёта на север. Поколение, родившееся в неволе от способных к миграции монархов, утрачивало такую способность. Первому факту исследователи смогли найти объяснение. Генетический анализ «покупных» бабочек показал, что они относятся к отдельной популяции, отличающейся от всех известных популяций монархов, хотя произошли они именно от североамериканской популяции бабочек. Поэтому потерю способности к миграции можно связать с влиянием искусственного разведения на гены. Однако объяснить, почему выращенные в неволе потомки диких бабочек теряют способность к миграции, пока не получилось.

Какие выводы из всего этого можно сделать? Способность к миграции – это весьма сложный комплекс факторов, включающий в себя как генетические особенности популяций, так и, возможно, другие причины, о которых мы пока не знаем. Это также ставит вопросы к тому, насколько полезна практика искусственного разведения монархов с последующим выпуском их на волю.

Дело в том, что добавление генов немигрирующих бабочек к их мигрирующим собратьям потенциально может привести к потере способности к дальним перелётам у всех бабочек, если такие гены распространятся по популяции.

Поэтому помогать видам, находящимся под угрозой, конечно же, хорошо, но необходимо досконально изучить возможные последствия такой помощи, чтобы не сделать хуже. А как делать правильно и с пользой для природы, надеемся, покажут дальнейшие исследования.

По материалам PNAS

Автор: Максим Абаев

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)






Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее