Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Дети готовы идти на жертвы ради справедливости

Маленькие дети готовы наказать других за неподобающее поведение, даже если наказывать их им придётся за свой счёт.

Чувство справедливости может выглядеть по-разному, и какие-то представления о том, что справедливо, а что нет, можно найти и у шимпанзе. Однако обезьянам понятна справедливость и несправедливость, касающаяся их самих. Люди же как раз могут почувствовать несправедливость, случившуюся с другими, причём чувство справедливости возникает довольно рано: уже трёхлетние дети чувствуют, когда кто-то кого-то обидел, но при этом они стремятся не столько наказать обидчика, сколько помочь жертве.

Но всё же если говорить о восстановлении справедливости, то подразумевается, что обидчик получает какое-то наказание – чтобы это было примером для окружающих, что так вести себя не надо. И иногда ради восстановления справедливости приходится идти на жертвы. В каком возрасте появляется готовность самому пожертвовать чем-то ради того, чтобы всё стало правильно? Вообще понятие о такой жертве кажется довольно сложным, однако исследователи из Нью-Йоркского университета обнаружили, что дети 3–6 лет уже вполне готовы сами платить за справедливость.

В эксперименте участвовали более двухсот детей от трёх до шести, которые посещали городской детский музей. Их приводили в комнату со спиральной горкой, по которой можно было съехать. Дети какое-то время развлекались на этой горке, а потом им показывали видео с маленькой девочкой, с удовольствием портящей и рвущей чей-то чужой рисунок. Детям говорили, что вредная девочка собирается зайти сюда покататься на горке. И дальше у них было две возможности: повесить на горку знак со словом «открыто» или со словом «закрыто». Если горка была открыта, то и сами дети, и та девочка могли на ней играть. Если горка была закрыта, то вредной девочке на неё ходу не было, но и сам ребёнок должен был отказаться от развлечения. Если ему хотелось восстановить справедливость, то есть как-то наказать девочку за порчу чужого рисунка, то он должен был заплатить за это свою цену.

В статье в Journal of Experimental Psychology говорится, что половина детей готова была в таком случае пойти на жертву. Готовые отказаться от развлечения были и среди трёхлетних, и среди шестилетних, но с возрастом росло число тех, кто готов был поступиться собственными интересами.

Затем психологи решили выяснить, от чего зависит стремление детей наказать другого человека. Некоторым детям говорили, что девочка с видео ходит на выставки и участвует в образовательных программах того же музея, что и они; другим говорили, что эта девочка, условно говоря, из другого музея. Иными словами, одним давали почувствовать принадлежность с ней к общей группе, а для других подчёркивали, что девочка – чужая. В другом варианте эксперимента некоторым детям давали ещё и значок шерифа, как бы наделяя их дополнительной властью.

Считается, что люди склонны прощать «своих», а вот к «чужим» мы порой строги даже сверх меры. И это в некотором смысле подтвердилось, хотя особенно сильный перекос здесь был у тех, кто помладше – они в более явной степени были готовы наказать вредную девочку, если она была «из чужого музея».

Но если у детей появлялся значок шерифа, всё менялось: теперь они с большей строгостью относились к своим. Авторы работы объясняют это тем, что если человек чувствует ответственность за свою группу, то он будет с большей тщательностью следить, чтобы все «свои» вели себя хорошо.

Как формируются такие психологические установки, исследователи не обсуждают, и не пытаются определить, где тут врождённые свойства мозга, а где – результат воспитания. Однако, так или иначе, чувство справедливости проявляется в довольно сложных формах даже у маленьких детей, и чтобы его не загубить, окружающим взрослым следует очень внимательно следить за собой.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме