Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Ученые боятся патентовать изобретения

Институты Российской Академии наук владеют лишь 5% всех патентов, выданных за последний год в России.

Столичные институты Российской Академии Наук значительно отстают от своих сибирских коллег по количеству полученных патентов на изобретения. В числе первых десяти институтов РАН-патентодержателей их просто нет. Всего же, из 30 тысяч поданных в прошлом году заявок на патенты лишь 500 было представлено институтами РАН. Об этом рассказал на недавно прошедшем II –ом Московском международном химическом саммите руководитель Инновационно-технологического центра РАН академик Вячеслав Бузник. По его данным лидером по числу действующих патентов является Институт катализа СО РАН, которому принадлежат 249 действующих патентов, за ним следует Институт горного дела СО РАН (146 действующих патентов). В целом подавляющее большинство патентов принадлежит химическим и горным институтам Уфы, Томска, Апатитов, Якутска, Комсомольска-на-Амуре, Новосибирска, Красноярска. На долю институтов Сибирского отделения РАН приходится 49% всех патентов.

Пассивность столичных институтов академик объяснил возможностью заработка другими способами. Общую же нелюбовь академических институтов к оформлению патентов он связывает с финансовыми проблемами, низкой патентной культурой, организационными факторами (в том числе, закрытием во многих организациях патентных отделов). Но, пожалуй, самое большое препятствие – непрестижность патентов по сравнению с научными публикациями. Оказывается, при оценке эффективности работы академического института наличие патентов вообще никак не учитывается. Сами ученые, участвовавшие в работе саммита, признались, что они опасаются воровства запатентованного в России изобретения зарубежными компаниями.

Другая проблема, связанная с внедрением инноваций в России – отсутствие налаженного обмена информацией между учеными и промышленностью. Генеральный директор ОАО "Татнефтехим-инвест-холдинг" Рафинат Яруллин призвал ученых извещать промышленников о своих разработках, которые могут послужить основой для сотрудничества. Он признался, что у холдинга есть стабилизационный фонд в несколько миллиардов рублей, который может быть использован для этих целей. При этом он действительно обнаружил свое неведение в состоянии «ученых» дел, сообщив присутствующим, что в стране нет ни микробиологической промышленности, ни науки, хотя «Татнефтехим она очень интересует». Разъяснения по этому поводу тут же представил руководитель отдела химии Российского фонда фундаментальных исследований РАН Андрей Ярославцев, сообщив, что в области нефтепереработки, нефтехимии и микробиологии в РФФИ есть 10 тысяч предложений от разных институтов.

- Но только надо ставить четкую задачу, – предупредил он – «Иначе может быть масса ненужных исследований, из-за чего инициатива холдинга может потерпеть неудачу, как это случилось с программой «Норильского никеля», оказавшейся на грани краха».

В ходе дискуссии выяснилось также, что не только промышленники не знают, чем занимаются ученые, но и последние не догадываются о существовании и процветании заводских лабораторий, которые могли бы стать тем самым связующим звеном, которое ищут обе стороны.

Автор: Татьяна Зимина

Источник: "Наука и жизнь"