Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Змей и пауков мы боимся с рождения

Даже маленькие дети, почти ничего не знающие об окружающем мире, нервно реагируют на картинки со змеями и пауками.

Пауков мы, конечно, боимся, но для пауков-скакунчиков хочется сделать исключение. (Фото Thomas Shahan / Flickr.com.)

Очень и очень многие из нас боятся змей и пауков – пусть не до немедленного обморока, но все же. Однако откуда берется арахнофобия с офидиофобией (или боязнью змей)? Кто-то считает, что бояться пауков и змей мы учимся, пока взрослеем, то есть боязни эти благоприобретенные. Кто-то же, наоборот, полагает, что и то, и другое – врожденные особенности психики. С одной стороны, кажется, что выяснить здесь все довольно просто: нужно проанализировать, когда офидиофобия с арахнофобией проявляются в процессе взросления.

И такие эксперименты неоднократно проводили: детям показывали изображения, среди которых попадались картинки с пауками и змеями, и наблюдали за реакцией. Если опасный объект ребенок замечал быстрее, чем что-то мирное и безобидное, значит, у него уже работает психическая программа, предписывающая бояться этих существ. Но в подобных исследованиях обычно участвуют уже достаточно большие дети, так что неизбежно возникает сомнение, действительно ли страх перед змеями и пауками у них врожденный, или они уже успели его выучить.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Психологи из Института человеческого мозга и когнитивных исследований Общества Макса Планка, Венского университета и Университета Упсалы нашли способ разгадать эту загадку. И решили они ее просто – с помощью шестимесячных младенцев. В таком возрасте от ребенка не стоит ждать, что он успел что-то узнать о пауках и змеях – он еще не настолько хорошо узнал окружающий мир. Детям показывали картинки с пауками или цветочками в одном варианте, или со змеями или рыбами в другом варианте, а психологическую реакцию на картинку оценивали по изменениям размера зрачков. Известно, что зрачки расширяются при возбуждении, когда мы испытываем сильные эмоции и стресс. Авторы работы пишут в Frontiers in Psychology, что на картинки с пауками и змеями детские зрачки заметно расширялись; иными словами, даже очень маленькие дети способны беспокоиться по поводу змей с пауками.

При этом из более ранних исследований известно, что маленькие дети не боятся ни медведей, ни носорогов, ни каких-то других потенциально опасных животных. По-видимому, страх перед змеями и паукам «вшит» в наш мозг эволюцией. Очевидно, все дело в том, что когда-то давно предки людей очень продолжительное время жили бок о бок с такими змеями и пауками, которых действительно стоило опасаться. Что до более крупных хищников, то по сравнению со змеями и пауками они, вероятно, досаждали древним человекообразным обезьянам не так сильно и не так долго.

Кстати, об обезьянах – в пользу врожденности страха перед змеями говорит еще и то, что в мозге приматов есть специальные нейроны, реагирующие именно на змей. Эти нервные клетки находятся в зрительном бугре, или таламусе, причем в той его части, которая отвечает за зрительное внимание и распознавание угрозы. В статье, вышедшей несколько лет в журнале PNAS, говорится, что у макак «змеиные» нейроны при виде змей срабатывают быстрее, чем другие нервные клетки, отвечающие за другие виды опасности. 

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме