Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Ископаемые птицы-великаны оказались родственниками

Вымершие нелетающие гиганты оказались родичами друг другу, но не современным нелетающим пернатым.

Ископаемые дроморнитиды, гасторнитиды и фороракосовые – одни из самых диковинных птиц, когда-либо живших на земле. Это были гиганты высотой больше человеческого роста, фактически, самые крупные из всех современных и ископаемых птиц.

Гасторнитиды обитали в Евразии и Северной Америке между 56 и 45 млн лет назад. Они не умели летать и, как обычно бывает в подобных случаях, крылья у них всю жизнь оставались недоразвитыми и отсутствовал киль – вырост грудины, к которому у летающих пернатых крепятся сильно развитые грудные мышцы. В высоту гасторнитиды достигали 2-х метров и имели громоздкий, необыкновенных размеров клюв.

Другие нелетающие гигантские птицы – дроморнитиды – жили между 25 млн и 30 000 тыс. лет назад. То были австралийские эндемики, иными словами, встречались исключительно на территории Австралии. Видимо, их ещё застали здесь первые люди, потому что в легендах австралийских аборигенов присутствует образ гигантской птицы. Облик дроморнитид был весьма внушительным – достаточно сказать, что один из видов известен под названием «демоническая утка рока». Птицы могли достигать в высоту 3-х метров и весить, по некоторым данным, около 650 кг. Они были похожи на гигантских страусов эму, но, что характерно, вместо когтистых птичьих лап у них было нечто вроде копытцев.

Наконец, фороракосовые птицы обитали в Южной Америке 62–1,8 млн лет назад (хотя есть сведения, что они могли застать чуть ли не заселение Америки первыми людьми, которое случилось около 15–20 тыс. лет назад). Их рост тоже достигал трех метров, и другое свое название – «птицы ужаса» – они, пожалуй, оправдывают в большей степени, чем обе предыдущие группы.

Хотя ранее предполагали, что гасторнитиды и дроморнитиды были хищниками (в одном из выпусков передачи BBC «Прогулки с чудовищами» даже показали, как гасторнитида поедает предка лошади), сейчас уже считается, что обе группы были растительноядными. А вот фороракосовые птицы были как раз плотоядными. С учетом их размеров совсем неудивительно, что все время, пока они жили в Южной Америке, они были здесь самыми крупными альфа-хищниками Южной Америки (то есть такими, которые занимали самое верхнее положение в пищевой цепи).

Но в каких родственных отношениях состоят ископаемые нелетающие птицы с разных континентов друг с другом? И как они связаны с современными нелетающими птицами? На этот вопрос попытались ответить исследователи из австралийского Университета Флиндерса вместе с аргентинскими коллегами.

Современные нелетающие пернатые – страусы, киви, нанду и т. д. – относятся к древней группе бескилевых птиц, к ним же относятся и некоторые вымершие, такие, как моа и эпиорнис. Бескилевые произошли от одного предка с летающими птицами. Однако, как говорится в статье в Royal Society Open Science, гасторнитиды и дроморнитиды, хотя и приходятся друг другу родственниками, при этом не относятся к бескилевым. Они возникли в эволюции отдельно, и все характерные признаки нелетающих птиц у них появились независимо от других (такое независимое появление одинаковых признаков у групп разного происхождения ещё называют конвергенцией).

Но у гасторнитид и дроморнитиды все же есть свои родственники, и родственники эти – современные гусеобразные и курообразные, которые произошли от одной, некогда единой ветви. К той же ветви принадлежит ископаемая птица вегавис, жившая в Антарктиде около 70–66 млн лет назад. Вегавис была небольшой (весом 2 кг) и летала. В целом гасторнитид и дроморнитид можно с натяжкой назвать «мегакурами»; сами исследователи полагают, что все четыре ветви куроподобных возникли в позднем меловом периоде на суперконтиненте Гондвана, который потом раскололся на Антарктиду, Австралию и другие современные территории.

Южноамериканские фороракосы тоже ближе куроподобным, чем бескилевым, но все-таки их ветвь оказалась более независимой. То есть у них эволюционные адаптации к нелетающему образу жизни опять-таки возникли отдельно от остальных нелетающих птиц. О том, что фороракосы представляют собой особую ветвь, говорит и их принципиально иной рацион. В целом многие птицы из разных групп сумели в ходе эволюции стать очень большими и отказаться от полета, но вот в рационе пернатые всегда стараются придерживаться «традиций предков». И если бы древние бескилевые решили бы в свое время перейти на мясное меню, нынешние страусы могли бы составить конкуренцию некоторым африканским хищникам.

Автор: Анастасия Субботина

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме