Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Как мозг понимает чужие эмоции

Неопределенные и двусмысленные эмоции мозг оценивает с помощью специальных нейронов миндалевидного тела.

Бывает, что нам достаточно лишь бегло взглянуть на кого-то, чтобы понять, что творится у него в голове – выражение лица у человека оказывается в буквальном смысле говорящим. Но бывает и так, что мы решительно при этом ошибаемся: нам кажется, что у кого-то злое лицо, а он не злится, а радуется.

Чтобы понять, как случаются такие ошибки, нужно представлять себе, как мозг сопоставляет выражение лица с социальным контекстом. В мозге есть центр обработки эмоций – миндалевидное тело, или амигдала, и уже давно известно, что в амигдале есть клетки, которые реагируют именно на выражение лица другого человека. Однако то, как происходит именно «социальное осознание» увиденной эмоции, до сих пор было не вполне ясно.

Исследователи из Калифорнийского технологического института измеряли активность нейронов миндалевидного тела у нескольких пациентов, которым по каким-то медицинским показателям делали операцию на мозге – человеку показывали фотографии, на которых были люди с разными выражениями на лицах, и одновременно наблюдали, как на них отвечает амигдала. Для эмоции вроде страха и радости подобрали серию фото, на которых страх и радость проявлялись в разной степени; кроме того, на некоторых изображениях люди испытывали, что называется, двойственные эмоции, либо вообще хранили нейтральное выражение лица. Для каждой фото от участников эксперимента требовалось определить, радуется ли человек на фотографии или же чего-то боится.

В итоге, как пишут авторы работы в Nature Communications, им удалось в миндалевидном теле удалось обнаружить два сорта нейронов. Первые специализировались на конкретной эмоции, на страхе или на радости, и реакция таких клеток была тем сильнее, чем сильнее была чужая эмоция. Например, «нейроны чужой радости» отзывались и на фото с сильной радостью, и с умеренной радостью, но на первое они отвечали намного активнее; то же самое было и для страха.

А вот другой сорт нейронов включался тогда, когда чужая эмоция оказывалась неопределенной, двойственной, и эти клетки срабатывали на любую двойственность, из каких бы эмоций она ни складывалась. И в конечном счете вывод о том, что чувствует человек на фото, зависел от того, как сложатся активности «нейронов эмоций» и «нейронов неопределенности». Порой случалось так, что одно и то же выражение лица один и тот же человек сначала оценивал сначала как радостное, а потом как испуганное, но, так или иначе, решение о том, что именно испытывает человек перед тобой, зависело преимущественно от миндалевидного тела.

Полученные данные подтвердились и в экспериментах с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии, позволяющей следить за активностью разных зон мозга, в том числе и амигдалы, и в экспериментах, в которых участвовали пациенты с поврежденной амигдалой.

Есть целый ряд психоневрологических расстройств, от аутизма до посттравматического синдрома, при которых больному бывает крайне трудно понимать чужие эмоции, и, возможно, подобные проблемы можно было бы устранить с помощью целенаправленной электро- или магнитной стимуляции миндалевидного тела.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме