Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

От сладкого шмели становятся оптимистами

Поев сиропа, шмели делаются преисполненными положительных эмоций, которые наглядно влияют на их поведение.

Мы легко допускаем, что кошки, собаки, или, например, совы и воробьи, или, на, худой конец, ящерицы и жабы могут грустить или радоваться. Но вот с беспозвоночными, то есть всякими там насекомыми, ракообразными и червями, уже сложнее – нам трудно представить, что они тоже способны чувствовать эмоции.

Тем не менее, если мы присмотримся к их поведению, то нам придётся признать, что по крайней мере некоторые эмоции «жучкам-паучкам» вполне знакомы. Так, два года назад мы писали о работе исследователей из французского Национального центра научных исследований, которые установили, что речным ракам знакомо чувство тревоги, причём рачья тревожность оказалась напрямую связана с уровнем нейромедиатора серотонина, участвующего в стрессовых реакциях у человека и вообще позвоночных.

В новой статье, опубликованной в Science биологами из Лондонского университета королевы Марии, речь идёт о шмелях, которые, как выяснилось, становятся оптимистами после того, как им дадут попробовать сиропу.

Клинт Перри (Clint J. Perry) и его коллеги показывали нескольким десяткам шмелей пластиковые трубки разных цветов: если насекомое заползало в синюю трубку, в конце его ждало угощение, если же шмель отправлялся в зелёный «туннель», он оставался ни с чем. Когда насекомые окончательно понимали, в чём разница между зелёной и синей трубкой, эксперимент усложняли: перед шмелями теперь оказывалась трубка смешанного сине-зелёного цвета.

Пытаясь понять, какой именно цвет перед ними, насекомые сравнительно долго крутились около сине-зелёного «туннеля» – размышления занимали у них около 100 секунд. Но если им перед этим давали каплю сиропа, то они принимали решение быстрее – уже через 50 секунд шмель, попробовавший сладкого, заползал в непонятную трубку.

Дело тут было не в том, что после сиропа у шмелей прибавлялось сил – скорость полёта и прочие мышечные характеристики у них оставались прежними. В действительности же, как утверждают авторы работы, шмели демонстрировали тут оптимистичную уверенность, которая возникает под действием положительных эмоций – счастья, радости, удовольствия. Оптимизм от счастья – очень знакомое нам состояние, наверняка нет человека, который бы не сталкивался с подобным переживанием.

В другом опыте исследователи имитировали нападение паука: специальное устройство хватало шмеля и держало его так, что он не мог пошевелиться. После того, как шмель оказывался на свободе, он какое-то время приходил в себя, прежде чем снова отправиться на поиски нектара. Некоторых из них перед «нападением» угощали сиропом, и оказалось, что после сиропа насекомые очухивались быстрее, что опять же говорит о повышенном – «сиропном» – оптимизме.

Если же у шмелей блокировали рецепторы дофамина, то никаких перемен в настроении у них не было, и те, которые поели сладкого, вели себя так же, как и те, которым ничего не давали. Дофамин, как известно, обслуживает систему подкрепления (которая в том или ином виде есть в нервной системе у очень многих животных), отвечающую за чувство награды, удовольствия и т. д., в том числе и удовольствия от еды.

То есть можно сделать вывод, что сироп стимулировал у шмелей систему подкрепления, и положительные эмоции делали их оптимистами. Тем не менее, некоторые скептики, как, например, Ральф Адольфс (Ralph Adolphs) из Калифорнийского технологического института, полагают, что сама по себе сахароза, продукты её обмена тоже могли повлиять на поведение насекомых.

Для полной уверенности здесь не мешало бы как-нибудь напрямую простимулировать систему подкрепления у шмелей и посмотреть, изменится ли у них эмоциональное состояние.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: nkj.ru

Статьи по теме