Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Общительные хищники умнее одиночек

Львы и гиены своим поведением подтвердили гипотезу социального интеллекта.

Среди гипотез, объясняющих развитие интеллекта у животных, одна из самых популярных – та, что связывает интеллект с уровнем социальности. Сообществом жить проще, но только если уметь общаться с «коллегами по виду», а это не так-то просто: нужно знать, кто к тебе относится хорошо, а кто – так себе, нужно разрешать конфликты по возможности мирным способом, нужно как-то понимать чужие эмоции и намерения. Чтобы решать такого рода задачи, нужна развитая нервная система, то есть сам собой напрашивается вывод, что у социальных видов мозг будет больше. С другой стороны, здесь возможно и обратное рассуждение: у одиночек нервная система будет развита сильнее, так как с изменчивой средой обитания им приходится справляться только своими силами, без помощи товарищей.

Социальная жизнь львов помогла им стать умнее. (Фото Blaine Harrington III / Corbis.)
Одиночный образ жизни не даёт леопарду возможности поумнеть. (Фото Joe McDonald / Corbis.)
Сурикаты чуть было не опровергли гипотезу социального интеллекта. (Фото Paul Souders / Corbis.)
Мозг ос тем меньше, чем более общественную жизнь они ведут. (Фото Michael & Patricia Fogden / CORBIS.)

Исследователи из Университета Майами решили выяснить, какая из этих двух гипотез верна, сравнив умственные способности львов, пятнистых гиен, тигров и леопардов. По словам Натальи Боррего (Natalia Borrego), одного из авторов работы, перечисленные хищники во многом похожи – им всем приходится искать добычу на довольно больших территориях с разнообразным ландшафтом, используя гибкую охотничью стратегию. Однако львы и гиены охотятся сообща, а леопарды и тигры – в одиночку.

Эксперимент состоял в том, что зверю (тигру, льву, леопарду, гиене) нужно было открыть ящик с мясом, а открыть его можно было, потянув за верёвку, привязанную к щеколде дверцы. С этим ящиком зоологи объездили несколько заповедников и зоопарков Флориды и Южной Африки, и в каждом случае хищника оставляли наедине со спрятанным угощением на 10 минут. (В случае с гиенами не всегда удавалось ограничить доступ к скрытому угощению только кому-то одному, так что иногда над задачей размышляли до четырёх особей.) Накануне хищников не кормили сутки, чтобы у них была мотивация заниматься ящиком. В целом, как пишут авторы в статье в Animal Behaviour, представители социальных видов, то бишь львы и гиены, оказались более сообразительными: восемь из девяти гиен и шестнадцать львов из двадцати одного потянули за верёвку правильно и в нужном направлении. У леопардов на это хватило ума у шести из одиннадцати, а у тигров – только у двух из семи. Львы из всех оказались ещё и самыми усердными исследователями: они толкали ящик, кусали его, хватали и царапали лапами и вообще вели себя с ним довольно энергично.

То есть мы видим как будто подтверждение того, что мало-мальски сложная социальная организация стимулирует интеллект: чтобы достать угощение, помощи со стороны не требовалось, но наиболее преуспели в решении задачи те виды, которые живут сообществами. Впрочем, полученные результаты в дальнейшем всё равно придётся уточнять. Во-первых, как говорит Эван Маклин (Evan MacLean), специалист по сравнительной психологии из Университета Дьюка, пока непонятно, какого рода интеллект демонстрировали тут звери: то ли мы имеем дело с упорством в обучении методом проб и ошибок, то ли перед нами просто любопытство по отношению к незнакомому предмету, то ли что-то ещё. Во-вторых, по словам приматолога Франса де Ваала (Frans de Waal) из Университета Эмори, ящик с мясом – не слишком естественная ситуация для животных; интеллект хищников было корректнее оценивать на примере поведения, которое для них является обычным (например преследование жертвы).

В-третьих, недавно в PNAS была опубликована статья с описанием похожего эксперимента с 39 видами животных, от сурикатов до тигров. Наибольший успех сопутствовал медвежьим, енотовым и куньим, а вот сурикаты, известные своим общественным образом жизни, оказались хуже всех (пару им составили мангусты). То есть в этом пункте результаты были противоположны тому, что пишут сейчас в Animal Behaviour, и, когда статья в PNAS увидела свет, многие поспешили сообщить, что гипотеза социального разума опровергнута. Видимо, кто кого опровергает, ещё предстоит выяснить – возможно, что никто и никого, просто нужно внимательней присмотреться к особенностям разных видов и аккуратней сравнивать их между собой.

Наконец, напоследок вспомним прошлогоднее исследование биологов из Дрексельского университета, которые сравнили размер мозга у 29 видов ос – среди них были как одиночные виды, так и те, что живут небольшими группами, и те, которые образуют большие сложные колонии. Оказалось, что области мозга под названием грибовидные тела, контролирующие сложное поведение, память и т. д., крупнее всего у одиночных ос, а мельче всего у видов со сложной социальной жизнью. Объяснить это можно известной гипотезой распределённого сознания: у общественных насекомых каждый член сообщества в случае какой-нибудь проблемы может положиться на «коллективный разум» вместо того, чтобы решать проблему самому. Потому и не нужно держать большие мозговые мощности, а энергию, которая должна была бы идти на обслуживание большого мозга, можно направить на другие цели. Кроме того, общественные порядки у насекомых заведомо бесконфликтны, и поведение их довольно простое.

У позвоночных же психика вообще усложняется, и потому им, общаясь с себе подобными, нужно потратить много сил, чтобы согласовать обоюдные интересы. Иными словами, у зверей, птиц, рыб социальные навыки развиваются в эволюции в череде конфликтов. Кроме того, социальные позвоночные всё-таки обладают большей самостоятельностью и могут решать свои проблемы не только с помощью коллектива. Не будем также забывать, что у насекомых колония с генетической точки зрения представляет собой обычно очень большую семью, так что, если речь идёт о передаче генов в следующее поколение, то интересы индивидуума и сообщества тут совпадают. Та стратегия социальной жизни, которую выбрали насекомые, позволяет обойтись малым мозгом. Ну, а высшие позвоночные пошли по другому пути, и им без большого мозга в коллективе просто не обойтись.

По материалам Science.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: nkj.ru

Статьи по теме