Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Лихорадка Эбола: в России не грозит, а в Африку ехать не стоит

Насколько обоснованы страхи по поводу новой всемирной пандемии? Лихорадка Эбола стала темой пресс-конференции в МИА «Россия сегодня», на которой выступил профессор, заслуженный врач России Владимир Никифоров.

Владимир Владимирович Никифоров – заведующий кафедрой инфекционных болезней Института повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства, доктор медицинских наук. Как пояснил сам профессор, на пресс-конференции он выступал не как официальное лицо от имени Минздрава, а как эксперт. Возможно, поэтому его выступление было максимально доходчивым и неформальным. 

8 августа, в день проведения пресс-конференции, стало известно, что Всемирная организация здравоохранения признала распространение лихорадки Эбола чрезвычайной ситуацией международного значения. По данным ВОЗ, в Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне с февраля 2014 года по 8 августа зафиксирован 1711 случаев заражения, из которых 932 привели к летальному исходу. Однако Владимир Никифоров призвал журналистов не драматизировать ситуацию. «Инфекции – это пугало. На моем веку мы с вами умирали в последние годы много раз, то от СПИДа, то от коровьего бешенства, атипичной пневмонии, птичьего гриппа, свиного гриппа…»

Лихорадка Эбола входит в группу геморрагических лихорадок. Все они вызываются вирусами, все характеризуются поражением сосудов, что в запущенной форме приводит к токсико-инфекционному шоку, кровотечениям и летальному исходу. По мнению Никифорова, высокая смертность обусловлена особенностями ареала заражения – тропической Африки. Труднодоступность и низкий уровень медицинской помощи, боязнь врачей (и даже нападения на врачей), обращение к шаманам, специфические похоронные обряды – все это приводит к тому, что инфекция быстро распространяется. В медучреждения больные если и поступают, то уже в тяжелом запущенном состоянии, а процент летального исхода подсчитывается именно для тех, кто доставлен в больницу. Доктор привел такой факт: в крови у некоторых местных жителей обнаружены антитела к вирусу Эбола – это означает, что они были заражены, но выздоровели.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Владимир Никифоров рассказал, что человечеству известны около тысячи инфекционных заболеваний, которые классифицируются по степени опасности. К первой группе болезней – особо опасных – относится и лихорадка Эбола. Входит она и в число 16 заболеваний, при которых необходимо вводить санитарную охрану территорий. Однако не относится к так называемым карантинным заболеваниям, при обнаружении которых законодательно вводятся карантинные меры. Всего таких заболеваний четыре: чума, холера, желтая лихорадка и натуральная оспа; лихорадка Эбола не так заразна. «Поэтому ситуация в Центральной Африке неприятная, но не катастрофическая. Процесс можно взять в руки, другое дело, что население не внемлет рекомендациям врачей, так что инфекция будет и дальше расползаться, но пандемии не будет. Система работает, может быть, встанет вопрос о введении карантина, но ситуацию оседлаем».

Лихорадка Эбола не дает такой яркой клинической картины, как, например, корь, которую может легко определить даже начинающий врач. Выявить ее сразу сложно. Инкубационный период составляет от 2 до 21 дня, начало – острое: недомогание, подъем температуры, на 3-4 день проявляются признаки интоксикации: рвота, понос. В конце первой недели может появиться геморрагический синдром – внутренние кровоизлияния, что может привести к летальному исходу.

Однако грамотное лечение дает совершенно другую картину. Узкоспецифических препаратов (как, например, левомицетин, который направленно применяется для лечения брюшного тифа), для этой болезни нет. «Но мы имеем противовирусные препараты, которые рассчитаны, может быть, не на этот вирус, но на эту группу. Поэтому при грамотном адекватном применения вполне возможен нормальный исход», – уверен Владимир Никифоров. Что касается американской «секретной сыворотки», то никаких секретов здесь он не видит. Это средство экстренной терапии, недостаточно проверенное в ходе клинических испытаний, которое может быть применено в случае крайней необходимости (например, в случае лабораторных заражений персонала, который работает с этим вирусом).

Считается, что болезнь не передается воздушно-капельным путем, а только через биологические жидкости: кровь, слюну, слезы, сперму. Поэтому больной в термальной стадии, когда он просто истекает кровью, особенно заразен. Очень опасна и лабораторная работа с биологическим материалом – два смертельных случая, зарегистрированных в России в 1996 и 2004 годах, произошли именно с лаборантками, которые укололись при проведении инъекций подопытным животным. Поэтому с вирусом Эбола работают в специальных скафандрах, рассчитанных на защиту в такой ситуации.

Что касается «хозяина» – переносчика инфекции, то основным звеном в цепочке является не человек (человеческий организм – «тупик» для зоонозной инфекции) и даже не человекообразные обезьяны, как считалось раньше. Переносят лихорадку «плотоядные рукокрылые» – крупные летучие мыши, «летучие собаки», как их называют в Центральной Африке. Местные жители употребляют их в пищу, этим путем тоже попадает в организм людей смертоносный вирус.

Природный ареал вируса Эбола – экваториальные тропические леса. Вероятность «заноса» вируса в Россию, по мнению профессора Никифорова, очень небольшая. «Даже если приедет какой-то экстремальный турист, который сейчас бродит по Центральной Африке и ест недожаренных летучих собак, сработает наша система эпидемической безопасности». Наши врачи полностью готовы к внештатным ситуациям, в том числе и к вторжению смертоносного вируса. В двух инфекционных больницах Москвы уже прошли учения, на очереди – третья.

В наукограде Кольцово под Новосибирском действует государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», где все предусмотрено для работы с особо опасными инфекциями. В целях надежной гидроизоляции пол залит эпоксидной смолой; двери герметичны; коммуникации выведены наружу; внутри корпуса поддерживается отрицательное давление (примерно на 10 мм рт. ст. меньше, чем снаружи), поэтому воздух «втягивается» внутрь, что не даст инфекции распространиться в окружающую среду. Работают в центре в специальных скафандрах, всегда по двое, чтобы успеть оказать помощь в случае необходимости.

«Инфекция не любит двух вещей: когда ее панибратски хлопают по плечу и когда начинаются истерики. Это разумный достойный противник, – образно выразился ученый. – Инфекционные болезни были, есть и будут нашими постоянными спутниками, и надеяться, что мы избавимся от инфекций, напрасно. Но и думать, что умрем от инфекции – тоже из разряда фантазий. Не умрем».

В заключение доктор Никифоров снова напомнил об уважении к опасному противнику. Отвечая на вопрос, когда нормализуется положение в регионе чрезвычайной ситуации, чтобы туда можно было безопасно ездить, он сказал: «Далась вам эта Африка для туризма. Зачехлите блайзер, пусть слон останется жив. Отложите на пару лет Центральную Африку, есть много более интересных и спокойных стран».

Автор: Ирина Ильина

Источник: www.nkj.ru