Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Мужчина как обезболивающее: пол лаборанта влияет на результаты экспериментов на животных

Если лабораторный эксперимент не удаётся воспроизвести, возможно, все дело в лаборантах, считают канадские исследователи. Отстраните мужчин от работы и посмотрите, что получится.

Исследователи из группы Джеффри Могила понимали, что эксперимент идёт как-то странно. Мышам вводили раздражитель, чтобы исследовать их болевой отклик, но некоторые грызуны, похоже, ничего при этом не чувствовали. «Сперва мы думали, что дело в препарате», – говорит Могил, нейробиолог из канадского университета Мак-Гила в Монреале. Но настоящая причина оказалась удивительнее. Признаков боли не проявляли не все мыши, а только те,  с которыми работали студенты-юноши.
Так группа обнаружила, что пол лаборанта меняет болевую чувствительность грызунов настолько существенно, что данные эксперимента им придётся пересмотреть. И хорошо, если только этого и только им.

Могил 25 лет занимается изучением боли и давно подозревал, что при исследователе и без него мыши реагируют на раздражитель по-разному. В 2007 году в лаборатории зарегистрировали, что мышь меньше по времени лижет место болезненного укола (показатель, который использовали для количественной оценки болевой реакции), когда рядом человек, даже если этот человек – вырезанная из картона фигура Пэрис Хилтон в полный рост. По мере распространения этой информации в академическом мире начало расти беспокойство –  не искажает ли неучтённый фактор результаты любых экспериментов, и Могил решил разобраться в ситуации подробнее.

В его новом исследовании лаборанты вводили воспалительный агент в ступню крысы или мыши, затем садились рядом и читали книгу, при этом специальная камера, настроенная на распознавание морды грызуна, фиксировала степень болезненности, от 0 до 2 (измеряемую соответственно «гримасе боли», которую взяли за точку отсчёта). Результаты получались смешанные. Иногда в присутствии лаборанта животные демонстрировали признаки боли, иногда –  вели себя нормально. Тогда Могил изменил условия, теперь с учётом пола присутствующего лаборанта. Тут-то и оказалось, что грызуны значимо меньше – на 36%, по шкале «гримасы боли» – демонстрировали признаки болезненности, если рядом находился мужчина, чем в присутствии женщины или вообще в отсутствие людей.

Вспомнив о картонной фигуре Пэрис Хилтон, Могил решил выяснить, на что именно реагируют грызуны: на вид человека или на запах. Он попросил сотрудников оставлять рядом с инъекцированными мышами свои ношеные футболки вместо себя, и получил тот же результат: реакция на боль в присутствии мужских футболок  оказалась выражена на 36% слабее, чем в присутствии женских (результаты опубликованы недавно в сетевом издании Nature Methods), при этом самки мышей были более чувствительны к эффекту, чем самцы. Когда рядом с мышью помещали мужскую и женскую футболки одновременно, эффект исчезал.

Так же действовали, как выяснила группа Могила, гнездовой материал другого самца мыши, самца морской свинки, а также подстилка нестерилизованного кота или собаки (кобеля): во всех случаях запах самца обладал обезболивающим действием. Далее Могил установил, что болевая чувствительность животных в присутствии запаха самца снижается из-за того, что повышается уровень испытываемого ими стресса. Стресс подавляет болевые ощущения в полном соответствии с народной мудростью «на войне не болеют».

Могил считает, что здесь мы имеем дело с базовым, эволюционно первичным откликом. «Если рядом самец-одиночка, значит, вероятнее всего он либо охотится, либо защищает свою территорию; в такой ситуации боль означает слабость и может оказаться фатальной», – объясняет он.

На протяжении десятилетий этот эффект оставался невидимым для экспериментаторов, и сегодня эксперты считают, что он мог влиять на результаты огромного спектра лабораторных экспериментов, и даже на результаты клинических испытаний лекарственных препаратов.
Наблюдения Могила могут также пролить свет на то, почему лабораториям не всегда удаётся воспроизвести чужое исследование,  а фармацевтическим компаниям – добиться идентичных результатов в различных преклинических испытаниях.

Тем не менее, Могил далёк от того, чтобы перечеркивать результаты всех предыдущих исследований. «Да, это неучтённый фактор, – считает он, – но далеко не фатальный», и в шутку предлагает уволить всех экспериментаторов-мужчин, а всерьёз – в дальнейшем отмечать гендерный аспект исследования в публикациях, в разделе, где описывается методология эксперимента.

По материалам  Sciencemag.org.

Автор: Елена Хомячкова

Источник: www.nkj.ru