Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Расстрел царской семьи: расследование окончено?

Прошло 95 лет с тех пор, как летом 1918 года в Екатеринбурге в подвале дома горного инженера Ипатьева была расстреляна семья последнего российского императора Николая II и ее ближайшее окружение.

Эта тема и сегодня волнует как профессионалов – историков, биографов, следователей, – так и широкую общественность.
Что на сегодняшний день известно о тех событиях? Какие факты еще предстоит установить? А быть может, они так навсегда и останутся загадкой? Об этом и многом другом рассказали непосредственные участники следствия по делу о гибели царской семьи – директор Государственного архива РФ, доктор исторических наук Сергей Мироненко и старший следователь-криминалист Главного управления криминалистики Следственного комитета России Владимир Соловьев.

Личные эмоции

Останки, обнаруженные в Свердловской области спустя более чем 70 лет после трагедии, действительно принадлежат Николаю II, его жене Александре Федоровне, их детям и тем, кто был с ними в их последний вечер, уверен Сергей Мироненко. Однако такая уверенность у него появилась отнюдь не сразу.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

«Когда более 20 лет назад писатель и сценарист Гелий Рябов впервые обнародовал в «Московском комсомольце» сведения о том, что найдены останки царской семьи (тогда я работал в Институте истории СССР Академии наук), поверить в это было сложно, - вспоминает Сергей Мироненко. - Я хорошо помню, как мы с коллегами стояли в вестибюле института и обсуждали эту тему. Вместе с нами была археолог Полякова, которая принимала участие в раскопках и рассказывала, как она и ее товарищи обнаружили царскую могилу».

На одной из конференций в 1993 году Сергей Мироненко познакомился со следователем Владимиром Соловьевым, который готовился принять к производству дело о гибели царской семьи (до этого оно находилось на рассмотрении в прокуратуре Свердловска, а потом было передано в российскую прокуратуру). Дело нужно было изучить всесторонне, и в этом здорово помог Госархив России, где С. Мироненко работает с 1992 года. Здесь сохранился основной объем документальных источников, по которым более или менее подробно можно восстановить картину цареубийства. Для рассмотрения дела была создана правительственная комиссия (работала с 1993 по 1998 годы), куда входил и Мироненко.

«В обществе сейчас тысячи разнообразных мнений о том, что и как происходило с царской семьей, настоящие или нет найдены останки, и это связано с информационным разбродом», - в свою очередь, говорит Владимир Соловьев. Между тем, путь к объективному суждению может быть только один: нужно изучить все материалы по этому вопросу, ознакомиться с тем, что сделано, и только после этого прийти к определенным выводам. И Соловьев, и Мироненко предполагают, что для будущих историков и архивистов в деле о царской семье осталась «выжженная пустыня»: участники следствия настолько мощно «прошерстили» все источники, что за годы с 1997-го по 2013-й не найдено практически ни одного документа, который бы мог изменить их взгляды на этот вопрос.

Сам Владимир Соловьев, по его собственному признанию, еще до начала следствия был знаком с некоторыми страницами книги следователя Николая Соколова «Убийство царской семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова» (Соколов вел дело об убийстве Романовых, начиная с 1919 года и вплоть до своей смерти в 1924 году). Когда Соловьев увидел информацию о том, что Гелию Рябову удалось разыскать останки монарших особ, то посчитал это «уткой». Прочитав его статью «Принуждены вас расстрелять» в журнале «Родина», он в этом мнении уверился еще больше. Это произошло потому, что, по словам Соловьева, «финал статьи таков: сегодня они нашли останки царской семьи, а назавтра пришли – там уже какая-то строительная техника, бульдозеры, все закопали, и ничего уже нет». Позже Владимир Соловьев неоднократно встречался с Гелием Рябовым, и свое мнение изменил. Между тем, КГБ начал проверку по сообщению Рябова, обратившись для этого в Екатеринбург. Однако в Екатеринбурге прояснить ситуацию не смогли. Тогда информации о гибели царской семьи почти не было, а те источники, которые все же существовали – та же книга Соколова, - были малодоступны для широкого населения.

Расследование берет старт

Итак, если идти только по фактам, то в 1991 году неподалеку от Екатеринбурга было вскрыто захоронение, где нашли останки 9 человек. По заявлению участников экспедиции, это были останки царской семьи и ее окружения.

С сентября 1991 года курировать вопросы о найденном захоронении было поручено В. Соловьеву. Позднее стало ясно: необходимо возбудить уголовное дело. Политических причин для этого не было. Все совершалось в рамках уголовно-процессуального кодекса, который руководствовался исключительно фактами: под Екатеринбургом обнаружено 9 трупов с огнестрельными ранениями и ранениями, причиненными холодным оружием; на телах не было одежды и других принадлежностей, которые позволили бы идентифицировать погибших; ясно было одно – люди умерли насильственной смертью. В итоге в 1993 году официально открыли уголовное дело.

Перед гепрокуратурой стояло две задачи: задача №1 – узнать из письменных источников, что же произошло в далеком 1918 году; задача №2 – провести ряд судебно-медицинских, антропологических, генетических и других исследований, чтобы выяснить, чьи останки находились в захоронении. Вначале – о задаче №2.

Останки с самого начала исследовало несколько групп.
И отечественные, и американские антропологи сказали: найденные скелеты вполне подходят под описание лиц, расстрелянных в доме Ипатьева. Позже генетики установили: мужчина и женщина (скелеты №4 и №7) – отец и мать, у которых три дочери, то есть это семейная группа. Отец по своему внешнему виду, по фотоналожению и антропометрическим данным вполне совпадает с внешним обликом императора Николая II. Также и скелет №7 – с императрицей Александрой Федоровной. Трое дочерей могут быть великим княжнами Ольгой, Татьяной и Анастасией. В первом захоронении не были обнаружены цесаревич Алексей и великая княжна Мария. Этот вопрос явился для следствия крайне сложным, ибо в источниках сказано, что тела Алексея и Марии сожжены неподалеку. Но «неподалеку», рассуждает В.Соловьев, может быть и 20 м, и 50 м, и 70 м (как и оказалось в действительности)… Поиски и раскопки этого захоронения велись, как только появлялись деньги и как только можно было сконцентрировать усилия – с 1991 по 2007 годы, с перерывами. В итоге они завершились успешно (об этом – немного позже).

Ничего личного – только генетика

Генетические исследования проводил доктор биологических наук Павел Иванов. В то время судебная генетика в России практически не была развита, поэтому пришлось искать помощи за рубежом. Тогда особых успехов добились английские генетики, в частности, Питер Гил – руководитель генетической лаборатории МВД Великобритании. На базе этой лаборатории и проводились совместные исследования Питера Гила, Павла Иванова и других ученых. Из костей всех девяти скелетов были изъяты небольшие фрагменты – выпилы. «Часто можно слышать, что, дескать, отправили скелеты в Англию, где они могли потеряться, что-то от них могли отрезать, не те кости отправили… - говорит Владимир Соловьев. – Отправили именно то, что нужно!». По его словам, в присутствии понятых и специалистов выпилы были произведены, упакованы, снабжены печатями, проведены по всем необходимым документам и отправлены сначала в Великобританиию, а в 1994 году – частично в США.

Далее нужно было найти, с кем сравнивать генетический материал. Кровь для исследований дал Филипп, супруг ныне царствующей британской королевы Елизаветы II, праправнук Николая I по отцовской линии и в то же время праправнук британской королевы Виктории по материнской линии. Это давало надежду установить родство, поскольку Николай II приходился правнуком Николаю I, а императрица Александра Федоровна – внучкой королевы Виктории. Было сделано заключение, что скелет №7 и скелеты девочек принадлежали родственникам принца Филиппа.

Владимир Соловьев также рассказал, что первый этап генетических исследований был связан с исследованием родственников по датской королевской линии, поскольку мать Николая II принадлежала к этому роду. В частности, исследователей интересовала женская линия датской королевской семьи (в те годы невозможно было провести исследования по мужской линии – судебная генетика была недостаточно развита). Было сделано заключение об огромном сходстве между представителями датской королевской семьи и Николаем II. Соответственно гены датской королевской семьи нашли и у трех молодых женщин в захоронении (великих княжен).

Исследования полны неожиданностей, или император-мутант

Однако исследования эти были полны неожиданностей. Одна из них  - в гене митохондриальной ДНК Николая II произошел сбой: речь идет о редчайшей генетической мутации. Генотип отличался от генотипов поздних родственников. С одной стороны, это вполне объяснимо с научной точки зрения. С другой стороны, часть генов митохондриальной ДНК считалась неизменной. «Сколько уже человек село к тому времени на электрический стул в США, сколько людей было казнено или получило пожизненный срок по всему миру – а все потому, что этот участок гена считался неизменным!» - не смог скрыть своих эмоций Владимир Соловьев.

Правда, некоторые ученые обнаружение мутации в организме императора поставили под сомнение. Раздались восклицания типа «ваши английские исследователи и Павел Иванов допустили ошибку – в этой позиции не может быть генной мутации, потому что ее никогда не наблюдалось при миллионах опытов, которые проводились на «живой» крови».

Предстояло провести новое авторитетное исследование.
Решено было пойти двумя путями. Первый – исследование «живой» крови самодержца. Людмила Нарусова сообщила, что в Японии видела бинты и платок, которыми перевязывали голову Николая II. Генетический анализ сохранившейся на них крови сразу бы расставил все по своим местам. Но денег на исследования как всегда не было. На помощь пришел Мстислав Ростропович: дал в Японии несколько благотворительных концертов и заработал финансовые средства для экспертизы. Павел Иванов слетал в Японию за небольшими фрагментами бинтов. Их исследовали в Великобритании и заключили, что на эти бинты дышали и к ним прикасались десятки человек. Вердикт: выявить истинный генотип Николая II на фоне этих загрязнений невозможно.

Оставался второй вариант генетической экспертизы. Решено было вскрыть гробницу великого князя Георгия Александровича. В ходе этой процедуры присутствовали и Сергей Мироненко, и Владимир Соловьев.

«Мы вынуждены были вскрыть захоронение, долго искали лабораторию, которая могла бы сделать серьезную экспертизу, - рассказывает Владимир Соловьев. – В итоге она была проведена в Военно-генетической лаборатории армии США. Параллельно такую же экспертизу сделал Павел Иванов, вылетавший в Штаты. Исследования дали полное подтверждение тому, что генотип великого князя Георгия Александровича и генотип Николая II в части митохондриальной ДНК одинаков, в том числе мутация митохондриальной ДНК в одной и той же точке.».


Еще немного истории и генетики

Руководитель Госархива РФ и следователь-криминалист рассказали еще много интересных фактов. Например, об одиннадцати томах следователя Николая Соколова по делу о гибели царской семьи и о таинственном сундуке русского священника в соборе Сан-Франциско, где найдены вещественные доказательства по этому делу. О выставках «Убийство царской семьи: следствие длиною в век», прошедших в Москве и в Екатеринбурге в 2012 и 2013 годах соответственно. О том, как благодаря бартерному обмену с правящим князем Лихтенштейна Хансом-Адамом II отечественные специалисты получили ценнейший архив следователя Соколова, выставленный на аукцион «Сотбис». Среди прочих документов в этом архиве был оригинал зашифрованной телеграммы, подписанной председателем Уралоблсовета Александром Белобородовым, где сообщалось, что убита вся царская семья. Также в архиве хранился кусок обоев, которые Николай Соколов вырезал со стены ипатьевского дома. На этом фрагменте на плохом немецком языке значилась цитата из поэмы Генриха Гейне «Балтасар»: «В эту ночь Балтасар был убит своими рабами». Кроме того, среди бумаг найдена тетрадь, где следователь фиксировал входящие и исходящие документы, что помогло восстановить ход расследования и понять, все ли источники обнаружены.

Специалисты поведали и о том, какая беспрецедентная работа была проведена при изучении материалов в государственных и ведомственных архивах – ФСБ, Минобороны, МИДа и других, как по крупицам собирали факты. Уникальна обнаруженная в Госархиве записка Якова Юровского – человека, который организовал убийство царской семьи и руководил сокрытием этого преступления. Оно было совершено ночью; от исполнителей казни требовалось уничтожить следы и не позволить наступавшим белым обнаружить трупы. Яков Юровский подробно описал, как произошло убийство, и как скрывались улики. Единственное, что не указано в этом письме – место, где зарыли тела.

Вообще, считает Сергей Мироненко, уничтожение монаршей семьи было жестокой бессмыслицей. Белочехи или колчаковские войска, наступавшие летом 1918 года на Екатеринбург, не были монархистскими. Так, Колчак был сторонником учредительного собрания. «Вы не найдете ни одного белого движения, которое тогда выступало за реставрацию в России монархии. Царизм в целом и дом Романовых в частности себя в ту пору полностью дискредетировали. Только позднее, чтобы оправдать это убийство, выдвинули тезис, что оно было необходимо, чтобы лишить белое движение знамени», - говорит С.Мироненко.

Владимир Соловьев напомнил, что в 2007 году в 70 метрах от первого захоронения обнаружены небольшие фрагменты костей, пули и часть рубахи. Были проведены исследования на предмет установления, не принадлежат ли найденные останки детям Николая – Алексею и Марии.

«Еще во время встречи с патриархом Алексием II в 1998 году я выслушал его пожелание – хорошо бы сохранить некоторые частицы праха из захоронения 1991 года: если появятся передовые методы исследования или будут найдены новые останки, исследования можно будет провести, не вскрывая гробницу в Петропавловском соборе, - рассказывает Владимир Соловьев. – И в 2007 году этот момент как раз настал. Я предложил специалистам исследовать останки и 1991, и 2007 годов – экспертиза была проведена с нуля. Ведь экспертные методы за последние 20 лет значительно изменились. К примеру, если исследование митохондриальной ДНК в 1993-1997 годах проводилось по 1600 позициям, то теперь – по 32000!». Кроме того, в Эрмитаже обнаружена рубаха с кровью Николая II, в которую он был одет в момент ранения в 1891 году, сохранился и головной убор царя. Дополнительно были проведены исследования по слугам. В 90-е годы ученые не могли исследовать мужскую ДНК, то есть так называемую y-хромосому. С течением времени эта возможность появилась. Нашли родственников доктора Евгения Боткина, горничной Анны Демидовой и повара Ивана Харитонова. Полностью исследовали ДНК лакея Алексея Труппа (Алоиз Труупс, латыш), но родственников его не нашли.

Кроме того, группа Евгения Рогаева провела уникальную экспертизу по гемофилии. Оказалось, что носительницами этой болезни являлись Александра Федоровна и княжна Анастасия. Ольга, Татьяна и Мария могли без опасения выходить замуж и иметь здоровых детей. (Как уже говорилось выше, ген гемофилии был характерен для потомков британской королевы Виктории).

По утверждению С.Мироненко и В.Соловьева, эти новейшие экспертизы всецело развеяли сомнения относительно подлинности останков, обнаруженных под Екатеринбургом. «Эта тема для ученых закрыта. Нет ни одного выступления против», - уверяют специалисты.

По словам следователя Владимира Соловьева, несмотря на то, что дело об убийстве царской семьи фактически закрыто, точка в нем еще не поставлена – пока не погребены цесаревич Алексей и великая княжна Мария.

Автор: Сергей Смирнов

Источник: www.nkj.ru

Статьи по теме