Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Покорим космос с оптимизмом?

О том, что общего у освоения космоса и водной среды и как в нашей стране готовят универсальных специалистов, рассуждали отечественные ученые и практики.

Круглый стол «Исследования космоса и морских глубин: подготовка универсальных специалистов» начался с сообщения о том, что недавно на базе МГТУ имени Н.Э.Баумана открылась школа по подготовке специалистов для космической отрасли под названием «Исследование космоса: теория и практика». Учиться в ней будут не только россияне, но и студенты-иностранцы. Состав преподавателей также интернационален.

Романтика никуда не ушла

После этого сообщения слово взял ректор МГТУ имени Н.Э.Баумана Анатолий Александров: «Когда-то космонавтика была достаточно закрытой отраслью знаний и промышленности. Радует то, что сегодняшний день – площадка для совместного творчества, дружеской работы с иностранными коллегами. Молодые люди тянутся к источникам знаний и компетенций в этой области. Романтика никуда не ушла. Посмотрите на эти глаза (в зале было много молодежи, в том числе в фирменных футболках МГТУ – прим. авт.), и вы поймете: едва ли есть что-либо выше этой романтики! Такие ребята есть по всему миру, и мы очень рады встретить их в нашем университете – там, где космонавтике начали учить впервые: сам Сергей Павлович Королев, несмотря на то, что его рабочий график был расписан по секундам, лично написал первый курс лекций и сам его прочитал. С этого началось обучение космическим специальностям в стране и в Бауманке».

Разумеется, с тех пор образование в сфере освоения космоса значительно продвинулось вперед. Сегодня в МГТУ много специализированных кафедр (а тогда она была одна), да и вообще немало университетов учат космическим специальностям. А специальности эти вбирают в себя самые последние «сливки» знаний, которые рождаются в любой сопутствующей отрасли. Более того, космонавтика подарила миру много технологий, знаний и умений, которые человек использует каждый день, даже не подозревая, что «пришли» они к нам из космоса.

Что такое русский метод?

Довольно часто упоминают о русском методе обучения, продолжает ректор МГТУ. Но что это такое – не все понимают. На самом деле ничего секретного и необычного в нем нет. Зародился он в XIX веке, когда образовалось Бауманское училище, и представляет собой обучение через практику. Но это не просто производственная практика, а постоянное – в течение всего периода обучения – использование своих знаний в практической деятельности. То есть студент с первого до последнего дня учебы практиковался в использовании знаний, в приобретении компетенций. Это происходило посредством участия в конкретных разработках, создании проектов, работе с профессурой, выдающимися учеными и инженерами. Когда молодой человек видит, как его учитель, убеленный сединами профессор с именем, известным на весь мир, ищет решение, ошибается, находит выходы из сложной ситуации, в конечном счете это решение принимает, то он невольно поднимается до его уровня, понимает, как такие вещи нужно делать. Может быть, руками или мозгами он еще это делать не умеет, но путь, направление, градиент у него уже есть. Поэтому, когда он оканчивает университет, то становится уже практически готовым специалистом.

Академик Доллежаль – паровозостроитель-атомщик

«Разумеется, нельзя подготовить специалиста, который будет напичкан знаниями во всех областях науки и техники. Тем более, сегодня, когда каждые пять лет объем информации удваивается. Наша главная задача – научить учиться, добывать, сохранять знания и применять их на практике. Если мы этому научим, наш выпускник сориентируется в любых обстоятельствах и сможет решать самые сложные технические задачи», - убежден Анатолий Александров.

Никто никогда не учил космонавтов, не учил ракетостроителей, говорит ректор МГТУ. Все они имели другие специальности. Хорошо, что большая часть из них пришла из авиации, хотя это далеко не одно и то же. А ведь космонавтика – не только оболочка, которая предстает перед нами в виде взлетающей ракеты: там столько приборов, механизмов, технических решений, которые разрабатывают другие люди – не те, кто, собственно, создает ракету. 

Говоря о выпускниках Бауманки, можно вспомнить инженера Доллежаля – создателя, «укротителя» мирного атома. Он закончил кафедру паровозостроения. Казалось бы, какая связь с тем, чему он посвятил свою жизнь? Но при этом он получил такую подготовку, которая позволяла ему ориентироваться в любой отрасли знаний и решать самые сложные инженерные задачи. 

Учить молодежь должны практики

«Мы строим свой процесс обучения на этих же принципах, - говорит ректор МГТУ. – Одно из главных достижений университета на сегодняшний день – то, что «космические» кафедры вуза возглавляют руководители космической промышленности страны. Например, Владимир Соловьев – руководитель полетов МКС с российской стороны, первый заместитель генерального конструктора РКК «Энергия» - возглавляет кафедру баллистики. Он не на словах подсказывает, как надо строить учебный процесс, а строят его так, как нужно космической отрасли». Компанию Соловьеву составляют Микрин, Лопота, Леонов – первые лица космической отрасли.

Есть в Бауманке молодежный космический центр. Ребята работают со спутниками, ведут зондирование Земли, создают космические аппараты. По словам ректора Александрова, университет готовит не просто инженеров-специалистов, а главных конструкторов. Часть из этих ребят завтра обязательно станет главными конструкторами, уверен Александров. Уже сейчас они работают наравне со взрослыми сотрудниками настоящего конструкторского бюро. Никаких скидок или поблажек не получают и сдают свой спутник, как сдается любая серьезная космическая техника. 

В процессе подготовки специалистов участвуют ведущие предприятия космической отрасли, в частности в РКК «Энергия», Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры, ОКБ Челомея. Первую половину дня ребята проводят в аудиториях, а вторую – в цехах, в КБ. И за время обучения то предприятие, где они учатся и работают, становится для них родным. Многие остаются на этом предприятии в качестве сотрудников. 

Главное, резюмирует Анатолий Александров, быть верным этому русскому методу обучения. Ведь обучить можно только на практике: даже таблице умножения требуется конкретное «жизненное» приложение.

Не допустить пробелов в обучении

Мнение ректора МГТУ разделяет Владимир Соловьев. По его словам, выпускники Бауманки и других ведущих вузов нашей страны – желанные сотрудники РКК. Сегодня на предприятии работают около 15 тысяч человек, и добрая половина из них – выпускники серьезных технических вузов. И действительно, основной принцип – не «делай, как я говорил», а «делай, как я». 

«Уже около семи лет я руковожу кафедрой МГТУ, - говорит Владимир Соловьев. – Понимая, что полноценный высокотехнологичный инструмент для управления космическими аппаратами невозможно (читай – безумно дорого) создать на образовательной площадке, мы с коллегами стараемся перенести «центр тяжести» в производственные лаборатории». Например, в Центр управления полетами или РКК, где есть «живые» средства связи и коммуникации, антенное хозяйство, программное обеспечение, стенды, газодинамические трубы. 

Ходят легенды, что в Бауманке очень тяжело учиться, особенно первые два-три года. И это правда, ведь за первые годы нужно создать высокий уровень, базу академических знаний. Если студент что-то не выучил в высшей школе, то первые годы работы ему придется потратить на доучивание. А это, помимо того, что несет серьезный экономический ущерб для страны, является потерей времени для молодого человека. Восполнить пробелы в обучении студентов на четвертом-шестом курсах можно только в условиях реального производства и в научно-исследовательских организациях.

Заинтересовать со школьной скамьи

О лепте, которую вносит в образование молодежи Мемориальный музей космонавтики, рассказал его директор Александр Лазуткин. Аудитория, на которую работает музей, в основном – школьники. Постепенно традиционные экскурсии по залам музея переходят в тематические занятия, где дети узнают, как летают ракеты, на примере космонавтов знакомятся с основами анатомии, физиологии и психологии. Благодаря тому, что есть тренажер по управлению кораблем «Союз», напоминающий тренажер в Центре подготовки космонавтов, детям показывают, как управлять сложной техникой. 

Есть в музее программы по аэрокосмическому образованию для регионов. Одна из них – «Одиссея» – дает знания по космической технике. В образовательный курс также входят прыжки с парашютом, цикл занятий на выживание, имитация космического полета с нештатными ситуациями. Идет работа с Якутией, Чувашией, Санкт-Петербургом. Планируется начать сотрудничество с Архангельской областью – там есть космодром: можно приехать и посмотреть.

Сергей Крикалев, начальник Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина (ЦПК), высоко оценил систему специализированного космического образования МГТУ. По мнению Крикалева, она дает возможность воплощения теоретических знаний в практические результаты. Студенты работают над созданием спутников, посещают как российские, так и иностранные космические центры. Для подготовки и мотивации специалистов в ЦПК на базе тренажеров станции «Мир» создан молодежный космический центр. Это очень хорошее дополнение к классическому образованию, которое дает Бауманка. 

Космос и вода – что общего?

Пожалуй, единственным, кто говорил и на тему космоса, и на тему освоения морских глубин, был Станислав Северов, руководитель учебно-научного  молодежного центра «Гидронавтика». Он напомнил, что разум зародился на Земле в условиях гидрокосмоса, постепенно вышел на поверхность литосферы, затем в атмосферу и небесную сферу и стал, таким образом, всепроникающим. Многие инженеры гидрокосмического направления вышли из инженеров космической техники. Есть люди, успевшие поработать и в космосе, и под водой. Например, астронавт Скотт Карпентер, сопоставляя условия звездного космоса и гидрокосмоса, пришел к выводу, что гидрокосмос неизмеримо сложнее и агрессивнее, чем звездный космос. Неудивительно, что гидрокосмос и его освоение пошли вперед позже космоса. Поэтому, когда случилась трагедия с «Челленджером», все, что удалось достать со дна Мексиканского залива, извлекалось роботами: человек столь продолжительные погружения под такой толщей воды не выдержит. 

Гидроневесомость и звездная невесомость имеют много общего. Система жизнеобеспечения космического корабля и подводного корабля (батискафа) в известной степени идентичны. Поэтому и подготовка специалистов в одной и в другой сфере может до какой-то степени совпадать.

Не будем падать…

Участие в круглом столе приняли и другие исследователи и преподаватели в области космонавтики. Их оценки существующей подготовки специалистов в сфере освоения космоса и ее будущего были довольно оптимистичными. Что ж, будем надеяться, этот оптимизм каким-то образом повлияет на то, чтобы космические аппараты отечественного производства наконец стали взлетать в космос, а не падать в океан. Пока космическое пространство и водную среду роднит в основном это.

Автор: Cергей Смирнов

Источник: www.nkj.ru