Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Как подружить науку и бизнес?

Форум «От науки к бизнесу» прошел в Санкт-Петербурге в седьмой раз. И если несколько лет назад его участники обсуждали, как бы подружить науку и бизнес, то сейчас уже делятся опытом.

«Наша цель – создать в Санкт-Петербурге центр с возможностями проведения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, куда мог бы прийти любой желающий со своей идеей, патентом или прототипом и получить квалифицированную помощь от специалистов  по оценке и продвижению своего проекта, – рассказывает Николай Рудольфович Тойвонен, проректор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО) по инновационной работе. – Более того, мы готовы идти в регионы. Уже есть договоренности с республикой Мордовия, Самарской областью, Калининградом и Красноярском, есть деньги на развитие региональных проектов поддержки стартапов».

Устойчивый к радиации робот, предназначенный для диагностических работ внутри атомного реактора (фото ЗАО «Диаконт»).
Так выглядит современный токарный станок (фото автора).
Телеуправляемый диагностический комплекс для обследования трубопроводов изнутри отправляется на задание (фото ЗАО «Диаконт»).
Ринат Рауфович Магдиев и участники молодежной секции форума «От науки к бизнесу» (фото автора).

Происходит это следующим образом: два раза в год, обычно это июль-август и февраль-март, в ИТМО проводится серия мероприятий по отбору перспективных проектов. На начальном этапе поступает  до 1000 заявок.  Эксперты, среди которых бизнес-ангелы, венчурные инвесторы, промышленники, маркетологи,  дают объективную оценку и на выходе получается 20-25 проектов. В последующие полтора месяца эти проекты доводятся до ума вместе с менторами, а по вечерам участникам читают базовые лекции по основам менеджмента, права, бизнес-коммуникациям и другим областям, с которыми приходится сталкиваться начинающему инноватору. Дальше отбирается около десятка самых удачных проектов, которые уже представляются инвесторам, осуществляющим финансирование на предпосевной стадии.

А кто-то идет на следующую ступень: в стартап-акселератор «iDeal Mashine», который также основан на базе ИТМО с привлечением иностранного капитала. Такие проекты получают финансирование, а их авторы продолжают образование в области инновационного предпринимательства. По словам одного из организаторов акселератора Михаила Авербаха, начиная с прошлого, 2012 года, через компанию прошло 12 проектов и почти все они получили дальнейшее финансирование. На этой стадии проекты получают по 20 тысяч долларов взамен на будущие 15% прибыли, и в ряде случаев прибыль уже есть.  

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Пример: в феврале прошлого года появился совместный проект двух студентов – с физфака СПбГУ и Политехнического университета сделать для музеев QR-коды , чтобы посетитель мог узнать намного больше об  экспонате, чем  указано на маленькой табличке. Проект прошел обе стадии – университетскую и стартап-акселератора, и вот чуть больше чем за год капитализация составляет несколько миллионов долларов. Есть поддержка Министерства культуры и договоры с десятком музеев.

«Надежда, что еще недавно возлагалась на бизнес-инкубаторы и технопарки, не оправдывает себя, – считает Николай Рудольфович.  – Потому что у нас нет еще той предпринимательской культуры, нет этой новой инновационной среды и нужного количества венчурных капиталистов. Так что менторство и предпосевное финансирование в сочетании с неким образовательным курсом нам кажется наиболее перспективным подходом к формированию инновационно-технологической экосистемы».

Университет при этом ничего не зарабатывает. Возникает вопрос, а зачем тогда этим заниматься, если в первую очередь речь идет о коммерческой выгоде? Стэнфордский университет с бюджетов 4 миллиарда долларов зарабатывает на инновационных проектах около 30 миллионов. Что составляет менее 1%. Когда-то они поддержали студенческий проект Google. И кроме огромного вклада в экономику США выпускники Сергей Брин и Ларри Пейдж принесли и в университетский бюджет 1 млрд долларов.

«Мы зарабатываем себе репутацию не только в образовательном, но и в бизнес-сообществе, – отмечает  Тойвонен. – А еще тесное взаимодействие с предприятиями позволяет осуществлять обратный трансфер технологий – от производства в учебный процесс и благодаря этому выпускникам больше не говорят «Забудь все, чему тебя учили и делай вот так».

Декан факультета точной механики и технологий ИТМО Ринат Рауфович Магдиев ведет участников молодежной секции форума на завод «Диаконт». Все начиналось с энтузиазма  и двух маленьких комнаток, в которых проходила работа по созданию радиационно-стойких телекамер при финансовой поддержке Мурманского морского пароходства. То есть, это был стартап, который нашел заинтересованного инвестора, – пароходство тогда эксплуатировало атомные ледоколы.

«Раньше, приводя сюда студентов на экскурсии,  я говорил, что предприятие работает на атомную и газовую промышленность, а теперь говорю, что число автомобилей на корпоративной стоянке растет, а значит, растет и благосостояние сотрудников, что в наше время куда более эффективно производит впечатление на молодежь – рассказывает Ринат Рауфович.  – Но сюда идут работать не только за зарплату. На предприятии много волонтеров и практикантов из числа студентов». Кто-то потом становится сотрудником предприятия, а кто-то получает колоссальный опыт. «Диаконт» представляет из себя предприятие полного цикла, от идеи до реализации, и благодаря этому проекты удается реализовывать в кратчайшие сроки. Например, на то, чтобы с нуля сделать робота, который обследует изнутри газовую трубу на наличие повреждений, ушел один месяц.

Продукция завода давно зарекомендовала себя не только на российском рынке, но и за рубежом: Финляндия, Франция, США и другие страны доверяют качеству российского оборудования. «Главное, в чем в свое время преуспел «Диаконт» и что важно для тех стартапов, что начинают работать сегодня – качественный серийный выпуск продукции,  – подчеркивает Ринат Рауфович.  – Мы научились создавать и продвигать хорошие проекты, теперь нужно налаживать серийное производство».

– Почему же у вузов получается встраиваться в бизнес-процессы , а представители академического сообщества продолжают жаловаться на то, что их деятельность не востребована экономикой.

– Недавно я разговаривал с руководителем одного из НИИ, который, видя наши успехи, обратился с просьбой помочь подружить его институт и бизнес, – отвечает Магдиев. – И уже есть планы по созданию базовой кафедры ИТМО и магистерской программы вместе с этим академическим институтом. Так академический институт с нашей помощью станет ближе к реальному сектору экономики. Если научный институт работает в области высоких технологий, то обеспечить такую интеграцию – задача руководства.

– Но далеко не все НИИ занимаются вещами, на которых можно заработать. Как же с ними быть?

– В РАН достаточно ресурсов и возможностей, чтобы решить эту проблему и перераспределять доходы коммерчески успешных научных центров таким образом, чтобы этого хватало и на фундаментальные исследования. Но основная нагрузка в финансировании науки должна лежать на государстве.

– То есть,  в идеале должна работать цепочка «наука-бизнес-налоги-бюджет-наука»?

– Совершенно верно.

Согласен с этой точкой зрения и Андрей Геннадиевич Свинаренко, генеральный директор Фонда инфраструктурных и образовательных программ «Роснано»: «Мы не должны поддерживать науку, мы должны ее коммерциализировать, а для финансирования исследовательской деятельности есть государство, есть фонд РФФИ. Каждый должен заниматься своим делом».

Автор: Юлия Смирнова

Источник: www.nkj.ru