Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Стерхи: полет надежды

Координатор проекта Александр Сорокин в Музее землеведения МГУ рассказал о том, как стерхи летели зимовать в Узбекистан.

В этом году страна узнала, кто такие стерхи. На самом деле, проект «Полет надежды» – это продолжение многолетней работы по спасению редкого вида птиц, о которой рассказал координатор проекта Александр Сорокин (ФБГУ ВНИИприроды) на семинаре в Музее землеведения МГУ 31 октября.

Стерх – вид-эндемик, он гнездится только на территории нашей страны. Это значит, что именно мы несем ответственность перед миром за его сохранение. Стерх занесен в Международную Красную книгу, Красную книгу России и защищен также международным меморандумом «Об охране стерха» в рамках Болонской конвенции. У местного народа, хантов, стерх считается священной птицей, они традиционно охраняли его. Было запрещено ходить на болота, где белый журавль гнездился. Так, еще 1000 лет назад существовали традиционные национальные «мини-заповедники» – рассказывает Александр Сорокин.

В природе осталось две популяции стерхов. Одна, в Якутии, не вызывает особенного беспокойства ученых. Ее численность около 300 птиц, на зимовку они летают в Китай и благополучно возвращаются обратно. Орнитологи озабочены состоянием другой популяции стерхов  – западно-сибирской, в которой насчитывается не более 20 особей. У этих птиц трудная судьба – они зимуют в Иране и Афганистане, а там их отстреливают, так как местные жители традиционно охотятся на журавлей. Поэтому с зимовки возвращаются не все.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Стерхи живут постоянными парами. Они откладывают в гнездо два яйца, из которых вылупляются два птенца, но из-за агрессивного поведения птенцов по отношению друг к другу – выживает один. Это биологически «оправдано», так как в северных условиях двоих родителям не выкормить. Да и оставшийся птенец на первом году жизни имеет только 30–40% шансов на выживание. Хотя те, кому повезет, могут стать долгожителями: Александр Сорокин приводит в качестве примера уникальный случай, когда самец стерха погиб в преклонном возрасте – семидесяти двух лет, причем в борьбе за даму сердца.

Численность стерхов резко снизилась в конце 80-х годов прошлого века. Спасению птиц помогает разведение их в искусственных условиях – в питомнике стерхов в Окском заповеднике. Выращенных журавлей орнитологи пытаются вернуть в естественные места обитания. «Мы занимаемся этим, начиная с середины 90-х годов, и, благодаря нашим усилиям, удалось остановить сокращение численности и вывести ее на плато», – говорит Александр Сорокин. Молодых журавлей выпускают на местах гнездовий, на миграционных путях и на зимовках. Но выживаемость их в природе невелика: по словам Сорокина, не превышает 15–20%. Дело в том, что молодые птицы плохо приспосабливаются к жизни в природе без родителей, в частности, не могут нормально перелететь на зимовку без сопровождения. Орнитологи решили, что если стерхов сопроводить на зимовку в первый год их жизни, это повысит эффективность их адаптации в природной среде. И попробовали использовать мотодельтаплан по примеру американцев, которые таким способом провожают своих журавлей из северного штата Висконсин до Флориды. По их данным, при этом возвращается назад 90–95% птиц.

Российские специалисты решили не только применить мотодельтаплан, но и создать стерхам альтернативную зимовку: вместо того, чтобы отправлять их в «опасный» Афганистан, предложить перезимовать на юге Узбекистана, в районе города Термез. Там сформировалась большая птичья зимовка, в частности, серых журавлей, и ученые решили присоединить к ним белых.

Но сначала у вылупившихся птенцов стерха вырабатывали импринтинг – запечатление, на человека. Первый объект, с которым встречался птенец, это был человек в белом маскировочном костюме с муляжом головы стерха на руке. И эта рука кормила птенца из клюва. Потом человек в белом выгуливал стершат, которые следовали за ним, как за своим родителем. Когда молодые птицы поднялись на крыло, орнитологи начали тренировочные полеты, обучая журавлей следовать за мотодельтапланом. Это облегчает птицам полет, так как они держатся в воздушных потоках за крылом. Дельтаплан буквально тащит их за собой. В проект попали шесть молодых стерхов: одна самка и пять самцов. «Самка оказалась самой хорошей летуньей», – рассказывает Александр Сорокин.

Вот на этой-то стадии тренировочных полетов, которые происходили на полевой базе Кушеват, в низовьях Оби, к орнитологам и присоединился Владимир Путин. Он совершил три полета на мотодельтаплане в сопровождении пилота. Стерхи следовали за людьми, что было видно на фотографиях. Полеты прошли без всяких инцидентов. Но это были тренировочные полеты вокруг базы, и Путину вовсе не надо было вести стерхов за собой на зимовку.

Продвижение к югу по пути миграции началось после отъезда Президента. Причем птицы не должны были пролетать весь этот путь за дельтапланом. От одного места до другого птицы вместе с людьми передвигались на судне по Оби, а в районе высадки орнитологи разворачивали лагерь и организовывали очередные полеты. Цель их состояла в том, чтобы молодые стерхи познакомились с территорией. Потом им предстояло «сшивать» в своей голове отрезки маршрута. Так постепенно люди и птицы добрались до перевалочного пункта – заказника «Белоозерский» в Казахстане. Здесь же остановились на пролете стаи серых журавлей. Стерхов выпустили, чтобы они пообщались с серыми «родственниками» и влились в группу. Ученые надеялись, что после периода привыкания белые полетят дальше к югу со стаей серых.

Однако в планы орнитологов вмешалась природа – 3 октября внезапно выпал снег. И серые журавли улетели, прихватив с собой одного белого. Другие пять стерхов остались на месте – они только неделю пробыли вместе, а это еще недостаточно для того, чтобы влиться в стаю. Из-за погоды все пошло не так, как нужно. Один стерх пролетел с серыми журавлями почти 500 км, а там, на остановке, его чуть не загрызли собаки. Местные жители, прослышавшие про «путинских стерхов», отбили журавля и спасли его. Оставшихся пятерых птиц орнитологи собираются перевезти на запланированное место зимовки, в надежде, что в Узбекистане они присоединятся к серым журавлям и весной смогут вернуться обратно.

«Мы рассматриваем этот год как отработку методики, – подчеркнул Александр Сорокин. – Проект «Полет надежды» будет продолжаться, причем с большим количеством птиц. Но в нем будут участвовать уже следующее поколение стерхов, ведь за дельтапланом будут следовать только молодые птицы».

Корреспондент «Науки и жизни» задал вопрос орнитологу про слухи о стерхах, погибших под винтом мотодельтаплана при подготовке операции. И вот что, оказывается, было на самом деле. Два птенца «выпали» из проекта с самого начала: один повредил клюв, другой заболел; а один птенец, действительно, попал под винт дельтаплана (не президентского) на первом этапе тренировок. Что касается участия Президента в полетах, Александр Сорокин ответил, что это, безусловно, принесло пользу и содействие проекту в решении вопросов финансирования, а также в решении «пограничной проблемы» – в Узбекистане орнитологам приходится работать в погранзоне, на что требуется постоянное разрешение.

Вот такая история. Остается пожелать успеха белым журавлям в следующем году – одним вернуться на родину, а другим долететь до теплых краев.

На фото: полеты за дельтопланом (фото Дмитрия Волгина, http://www.nkj.ru/archive/articles/20407/).

Автор: Надежда Маркина

Источник: www.nkj.ru