Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Дмитрий Ливанов обсудил новый закон «Об образовании» на встрече с блогерами в режиме «свободного микрофона»

Электронные образовательные ресурсы, зарплаты преподавателей, судьба фундаментальных научных исследований в России, кафедра теологии в МИФИ и демонстрация студентов ТГТУ – все эти вопросы интересовали представителей блогосферы.

Ни один закон в нашей стране, пожалуй, не обсуждался так горячо на всех уровнях как закон «Об образовании в Российской Федерации» – прошло почти три года с момента опубликования законопроекта на сайте Министерства образования и науки в мае 2010 года. И вот 17 октября 2012 года закон принят в первом чтении на заседании Государственной Думы. Планируется, что окончательно он будет утвержден в Совете Федерации и вступит в силу уже в январе-феврале 2013 года.

«Закон об образовании – сейчас первый вопрос на повестке дня в Министерстве образования и науки, – сказал Дмитрий Ливанов на встрече с блогерами, которая проходила в режиме «свободного микрофона» в офисе объединенной компании «Афиши» и Rambler в Москве 25 октября. Министр образования и науки пояснил, почему он считает данную встречу крайне важной: «Мы понимаем, в какой точке мы сейчас находимся – это точка низкого доверия, отсутствия понимания того, что происходит, отсутствия видения перспектив и, часто, дефицит информированности. Задача, которую мы ставим перед собой, – чтобы то, что мы делаем, было понятно людям, чтоб это обсуждалось, и решения соответствовали интересам большинства тех, кто учится или учит. Формально таких людей в нашей стране 40 миллионов, но на самом деле, тех, кто интересуется вопросами образования гораздо больше. Понятно, что есть разные целевые аудитории. Аудитория Интернета – наиболее продвинутая с точки зрения конкретного интереса, поскольку в большинстве своем представляет молодых людей, т.е. тех, кто учится».

Представители блогосферы вопросы задавали крайне охотно и активно, в том числе ими были озвучены пред лицом министра и вопросы читателей. Условно их можно разделить на три категории, соответствующие этапам погружения в мир знаний – школьное образование, высшая школа и собственно наука. Красной нитью прослеживались основные общие темы – права и свободы, качество, новые технологии в обучении и, конечно же, финансирование.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Школьное образование

Преподаватели не имеют авторитета в глазах учеников, по мнению одного из присутствующих на встрече, поскольку не умеют пользоваться современными аудиовизуальными и интерактивными средствами обучения, например, электронными досками и т.д. Планируются ли на федеральном уровне программы по обучению учителей новым технологиям?

«Раньше учитель транслировал знание ученику и проверял уровень понимания. Осведомленность больше не является ценностью сама по себе. Информацию можно получить за секунды, – пояснил министр. – Поэтому ценностью становится не информация, а способность ее найти, осмыслить и применить. Именно поэтому меняется парадигма образования. Все больше говорится, что важны не знания, а компетенции – способность действовать в различных ситуациях. И сейчас появляется новая генерация учителей, умеющих учить действовать, эта задача сейчас осознается».

Кто-то посетовал, что современные технологии создания электронных образовательных ресурсов (ЭОР) опережают свое время, и передовые фирмы-разработчики не могут поучаствовать в тендерах по созданию ЭОР, поскольку использование новейших технологий там попросту не прописано.

«Носителем технологий является человек, который писал ручкой. Это вопрос ментальности, а не возраста. Пока в наши школы не придут люди с современным мышлением, мы эту проблему не решим. Мы консультируемся с разработчиками электронного контента, чтоб закупать современные IT-продукты, которые будут востребованы не только сегодня, но и какое-то время в будущем. Если ваши разработки опережают время – нужно заявлять о себе, чтоб об этом знали», – ответил Дмитрий Ливанов.

Представитель образовательной интернет-площадки Дневник.ру рассказал, что экспертами портала накоплен и проанализирован солидный массив данных об использовании электронных дневников и электронной отчетности в средних школах, что это позитивный опыт, который, возможно, следовало бы внедрять шире.

«Чем меньше будет избыточной документации – тем лучше, – согласился министр. – Важно разгрузить школьную администрацию от лишней работы. Электронный дневник помогает экономить время. И вместе с тем, родители получают прозрачную систему, позволяющую посмотреть, чему и как учатся их дети. Вести одновременно электронный и традиционный классные журналы – это абсурд. Конечно, требуется переходный период, отладка системы – но этот период не должен быть большим и должен закончиться. Уже есть регионы в РФ, где 100% школ перешли на электронный документооборот».

Поинтересовались блогеры и вопросом о том, ведется ли мониторинг реализации в регионах распоряжения Дмитрия Медведева о подключении всех российских школ к сети Интернет и предоставлении им бесплатного программного обеспечения.

Министр ответил, что сейчас это не проблема, все школы подключены к Интернету. Важные вопросы на настоящий момент – скорость подключения и ЭОР. Многие школы оборудованы каналами быстрой связи, позволяющими получать по сети современный образовательный контент.

Что касается прав и свобод, интересовал вопрос о добровольности тестирования школьников на наркотики и так называемое социально-психологическое тестирование. Кто-то предложил и учителей проверять на психологическую пригодность к преподаванию в школах.

«В законопроекте детали не прописаны. Закон лишь дает такое право школам и высшим учебным заведениям. И это осуществляется на добровольной основе. Никто не может быть объектом тестирования, если не выразил письменного согласия. Мы разрабатываем процедуру тестирования совместно с Минздравом».

Много шума и обсуждений было в Интернете по поводу хиджабов, а также преподавания основ религиозной культуры и светской этики. Присутствующие на встрече вспомнили недавний пример МИФИ, где была открыта кафедра теологии. Блогеры обеспокоены, не вызовут ли неверные практические шаги в каждом конкретном случае применения теории на практике социальных конфликтов «на местах». И вместе с тем было высказано понимание ситуации: «Будем ли двигаться навстречу народам, которые проживают на территории России?».

«Курс «Основы религиозной культуры и светской этики» – это, прежде всего, курс о культуре, морали и нравственности. Исторически эти понятия тесно связаны с религией, так как многие нормы морали так или иначе воплощены в религиозных догмах. Поэтому курс и был разработан как светский курс. Он прошел апробацию и с 1 сентября 2012 года является обязательным для школьников четвертых классов. У ребенка или его родителей есть возможность выбора одного из шести различных модулей. Четыре из них связаны с культурными традициями основных на территории России религий – православия, мусульманства, буддизма и иудаизма. Интегральный курс мировых религий и курс основ светской этики – не связаны с религией. Принципиально важно, чтоб была свобода выбора, и чтобы преподавали эти основы люди с педагогической подготовкой, профессиональные преподаватели. Что касается кафедры теологии в МИФИ, любой университет имеет свободу выбора – только свободный человек может делать открытия и совершать научные прорывы. Этот вопрос в компетенции ученого совета МИФИ. Другой вопрос – преподавать этот курс должен человек, имеющий научные заслуги, и это стоит учитывать. Ученый может быть верующим, но он должен быть ученым».

Что касается формы одежды школьников, министр отметил, что проблема действительно есть, и она не только в религиозных, но и в социальных отличиях. Поскольку государственные школы дают светское образование, религиозные атрибуты, в том числе и соответствующая одежда (хиджаб), использоваться не должны. «В каждой школе должен быть консенсунс – сами дети, родители и учителя должны сформировать правила поведения в школе, в том числе в том, что касается стиля и формы одежды. Президент дал задание на уровне регионов РФ, муниципалитетов, обсудить вопрос введения единых требований к одежде школьников. При этом, – считает Дмитрий Ливанов, – какие-то регионы пойдут по одному пути, какие-то – по другому. Уже сейчас есть регионы, где более половины школ приняли решение, что они вводят школьную форму. Думаю, что точно не удастся одеть всю страну в одинаковую форму. Детям нужна индивидуальность. Но вопрос о единых требованиях, чтоб не вызывать ни религиозных, ни социальных конфликтов, должен активно обсуждаться. И мы сделаем все возможное, чтоб это обсуждение завершилось позитивным решением для всех школьников».

Практические вопросы задавали родители школьников: взимаются ежемесячные оплаты на охрану, завтраки, мероприятия; при этом квитанции не выдают – считается, что образование бесплатно. Не проще ли ввести официальную оплату и выдавать квитанции?

«Часто граница между платным и бесплатным не очень прозрачна, и родители не знают, что государство им гарантирует, – согласился министр. – Объемы бесплатных благ нечетко зафиксированы. И в этом одна из проблем. В новом законе «Об образовании» эти границы четко определены федеральным стандартом. В законе зафиксированы бесплатные учебники, бесплатные школьные автобусы, горячее питание. Но когда это станет бесплатным – зависит от родителей. Родители и выпускники могут активно участвовать в управлении школой и решать вопросы, выходящие за рамки обязательного минимума. Вместе с тем, по мере увеличения доходов муниципалитетов, у них будет больше средств на обеспечение бесплатных услуг».

Правомерно ли прикрепление детей к школам по месту жительства. Почему, например, ребенок не может попасть в школу с углубленным изучением, скажем, испанского языка, если он живет рядом со школой, но не «приписан» к ней?

«У детей должно быть право пойти в ближайшую школу. Для каждого ребенка должно быть место в школе. Если ребенок приходит в школу, а мест нет – это не очень правильно. Поэтому в младших классах отдают приоритет по месту жительства. Чтоб принять других детей школа имеет право объявлять конкурс».

Прозвучал еще один вопрос от родителей, который озвучил представитель сообщества ВКонтакте: с какой целью объединяют школы?

Министр выразил свою позицию вполне определенно: «Эти объединения имеет смысл делать только в том случае, если качество образования каждого ученика повысится. В остальных случаях – это бессмысленно. Ко мне обратился учитель школы №57 города Москвы. В рейтинге из трехсот школ – она в первой пятерке. К ней присоединили две школы, а это большая дополнительная нагрузка. Расширение очагов качества – позитивный процесс, но не надо это делать механистично».

Школьников интересовало, будет ли ЕГЭ по английскому языку обязательным для всех. Вопрос также озвучил представитель сообщества ВКонтакте.

На вопрос учеников Дмитрий Ливанов ответил, что, сейчас можно сдавать по желанию на выбор ЕГЭ по английскому, французскому и немецкому языкам, а вот с 2020 года ЕГЭ по английскому языку станет обязательным.

Высшая школа

Среди блогеров-участников встречи было много недавних выпускников вузов, поэтому вопрос о востребованности, возможности трудоустройства по специальности стоял достаточно остро. Например, кого-то из присутствующих судьба наградила специальностью «менеджер по инновациям», кого-то – «антикризисный управляющий», и что теперь делать они не знают. Программисты сетовали на нехватку кадров и необходимость выписывать профессионалов из ближнего зарубежья; специалисты MBA (школ бизнеса и делового администрирования) – на грядущую реорганизацию и приравнивание бизнес-школ к магистратуре.

«Образование, которое человек выбрал для себя, должно быть, прежде всего, интересным, – сказал в утешение обладателям экзотических специальностей министр. – Важно правильно оценить свои возможности, иногда бывают разочарования на этом пути. Современное образование дает возможность учиться на протяжении всей жизни. Это отличает XXI век от XX века. В 1970-е годы человек поступал в институт, потом трудоустраивался и работал всю жизнь по специальности в одном месте. Чем более современным является образование, тем лучше оно выполняет функцию обеспечения горизонтальной мобильности людей».

Вместе с тем Дмитрий Ливанов четко обозначил: «Мы, безусловно, будем поддерживать студентов, которые учатся на специальности, имеющие социальное значение, тех, кто будут работать учителями, врачами, в приоритетных отраслях (которые государство считает приоритетными). С 1 сентября существенно повышаются стипендии студентов первых и вторых курсов технических и естественно-научных вузов. Сейчас дефицит инженерных кадров. Создаем стимулы: так было и в Советском Союзе. Студенты технических вузов имели самые высокие стипендии. Право выбора не ограничено, и любой человек должен учиться по специальности, которая ему интересна и соответствует его запросам и представлениям о собственном будущем».

Что касается дефицита программистов в России – потребность в них в одной только банковской сфере составляет 14 тысяч человек, и министр знает об этом: «Действительно, это одна из наиболее острых проблем. Каждый год мы увеличиваем количество бюджетных мест в вузах на эти специальности, так как есть спрос на квалифицированных программистов. Совместно с Минкомсвязи ищем пути решения данного вопроса».

В том, что бизнес-школы приравнивают к магистратуре, скорее больше плюсов, чем минусов. «Если люди идут в бизнес-школы, значит, они нужны. В современном мире бизнес и, соответственно, бизнес-программы активно развиваются. Нужно провести верификацию качества образовательных программ MBA. Мы будем действовать прагматично: в тех вузах, где уровень обучения сопоставим с международным, программы будем поддерживать. Программы дополнительного образования, к которым до недавнего времени относили и MBA, – не будут являться предметом государственной аккредитации, и, соответственно, не будут выдавать дипломы государственного образца, что позволит их сделать гибкими и многообразными. В случае с MBA статус данной образовательной программы, наоборот, повышается, и будет подкреплен дипломом государственного образца».

Логическим продолжение в обсуждении этой темы стал вопрос о федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС) для высшей школы. В законе сказано, что МГУ, СПбГУ и вузы, имеющие статус национальных исследовательских университетов, имеют право разрабатывать свои собственные стандарты, а остальные должны следовать ФГОС. Не приведет ли это к существенному различию в подготовке специалистов в отдельно взятых вузах?

«Если в результате обучения возникает диплом государственного образца, то это обучение должно вестись в соответствии с ФГОС, в которых зафиксированы минимальные требования и к условиям получения образования, и к его результатам. Ряд вузов, которые зарекомендовали себя как университеты высокого качества, имеют право учить студентов по своим собственным стандартам, – пояснил Дмитрий Ливанов. – Но эти требования не могут быть ниже, чем федеральные. В любом случае государство гарантирует необходимый объем компетенций на минимальном уровне. Этот минимальный уровень определяется ФГОС».

Вопросы оснащения вузов современными интерактивными средствами обучения собравшихся интересовали в меньшей степени, чем оснащение школ, но о возможности получения образования «на расстоянии« и о планах министерства на развитие дистанционных форм обучения в вузах полюбопытствовали.

«В новом законе впервые произведена регламентация электронных образовательных технологий, в том числе дистанционного образования. Оно приравнивается к обычному, – таков был ответ. – Мы должны активно использовать технологии, если они эффективные и быстро приводят к результатам. Тут два аспекта: есть технологии, и есть уникальный контент. Мы в любом месте можем поставить современную обучающую систему – нет проблем, как в MIT или в Гарварде. Основная проблема – контент. Чем больше в наши вузы будет приезжать мировых звезд и соотечественников, уехавших в 90-е и сделавших научную карьеру заграницей, тем быстрее мы создадим качественные электронные учебные курсы для университетов».

Низкие международные рейтинги российских вузов у многих вызывают эмоции – «за державу обидно». Кто-то высказал мнение, что лучшие вузы – это частные вузы, и поинтересовался: будет ли государство поддерживать частные вузы?

«Государство должно поддерживать хорошие вузы независимо от того, государственные они или частные, независимо от формы собственности. Мы знаем, что в России есть и хорошие, и плохие вузы, – и среди государственных, и среди частных. С халтурой в образовании будем бороться», – пообещал министр.

В блогосфере активно обсуждают вопрос о слиянии университетов. Министра попросили рассказать о ситуации, которая сложилась в Тамбове.

«Два университета – Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина (ТГУ) и Тамбовский государственный технический университет (ТГТУ) – обратились ко мне с просьбой, что они хотят объединиться и создать «проблемно-ориентированный университет», письмо сопровождалось поддержкой губернатора, – рассказал о ситуации Дмитрий Ливанов. – Как оказалось в дальнейшем, проблему они, действительно, создали. В письме было выражено добровольное желание объединиться, и мы пошли навстречу, издав соответствующий приказ. Дальше выяснилось, что ректор ТГТУ не счел нужным спрашивать об этом у студентов. Была демонстрация, на которую вышли несколько сотен человек. Я пригласил студентов для беседы и предложил ректору провести конференцию, с учетом мнения преподавателей и студентов принять легитимное решение. Решение, которое приняла конференция, отличалось от решения ученого совета. Приказ я аннулировал, ректор сам добровольно написал заявление об уходе, а университеты будут жить, как захотят».

Финансирование – больной вопрос российской науки. Низкие зарплаты не стимулируют преподавателей. Стипендия дает возможность аспирантам лишь оплатить Интернет и купить проездной, жить на эту стипендию нельзя. Научные сотрудники: выиграл грант – живешь хорошо, не выиграл – живешь, как хочешь; каждый за себя. Блогеры поинтересовались, что думает об этом министр образования и науки.

«За последнее десятилетие сложилась такая ситуация, что государство в долгу перед преподавателями. Труд преподавателей вузов недооценен. Нужно прикладывать очень серьезные усилия, чтоб эту ситуацию изменить. В течение нескольких лет в каждом субъекте Российской Федерации будут приняты меры, чтобы обеспечить среднюю заработную плату преподавателей вузов, которая не может быть ниже, чем удвоенная средняя заработная плата по экономике в данном регионе. В Москве, например, этот показатель составляет 45 тысяч рублей, то есть средняя заработная плата преподавателей вузов должна быть не менее 90 тысяч. Это будет производиться до 2018 года поэтапно с ежегодным повышением на 15–20%. Но, вместе с тем, и требования к преподавателям будут повышаться: они должны иметь практические реальные научные достижения, обладать высокой квалификацией, что должна подтвердить переаттестация».

Что касается аспирантов, то, по мнению министра, аспирант должен заниматься проектной деятельностью, то есть быть членом научной команды. Работа команды должна быть оплачена, у нее должен быть заказчик, из этой оплаты и должна формироваться оплата аспиранта.

Оплата труда научных сотрудников должна соответствовать уровню их квалификации: «Эта задача четко зафиксирована в госпрограмме «Развитие науки и технологий». Человек, который востребован, легко найдет работу в другом университете в любой стране. Люди часто переезжают с места на место, только так и живет современный научный мир. В отношении конкретных цифр, для ученых установлена такая же линейка, как для преподавателей вузов – одновременно с повышением требований. Необходимо, чтобы в России были конкурентоспособными и наука, и оборудование, и специалисты».

Наука

Госпрограмма «Развитие науки и технологий» горячо обсуждалась в научном сообществе, один из вопросов министру был задан корреспондентом STRF.ru – устранены ли разногласия, и когда будет принята эта программа?

«Госпрограмма будет рассмотрена на заседании Правительства 1 ноября. Разногласия, действительно, были в большом количестве – и с Минфином, и с Минэкономразвития, и с другими министерствами, и с научным сообществом. Они остались, хотя в меньшем объеме, чем раньше. Должен быть достигнут максимально возможный консенсус. Не бывает такого продукта, который бы всех устроил. Минфин, например, хочет, чтоб расходов на науку было меньше; ученые хотят, чтоб, наоборот, больше; мы хотим, чтоб наша наука была конкурентоспособной в мире, чтоб научные организации соответствовали стандартам, а ученые уважались коллегами. Разногласия останутся, но я уверен, что программа будет принята и будет реализовываться всеми слаженно».

Нельзя организовать инжиниринговый проект по линейной алгебре, заметил один из блогеров. Фундаментальная наука не обязана приносить плоды сразу. Планирует ли министерство поддерживать фундаментальную науку и каковы будут критерии фундаментальности и требования к ученым.

«Наука очень многообразна, – ответил министр. – Но фундаментальная наука – это приращение знаний человечества, это первоочередная задача государства, за нее может заплатить только государство. За прикладные исследования может заплатить бизнес, за инжиниринг – должен заплатить бизнес, но за поиск нового, за сам факт удовлетворения своего любопытства платит само государство. Без этого человечество не может двигаться вперед. Поэтому установлен приоритет фундаментальной науки как зоны первоочередной ответственности государства. Мы все время увеличиваем поддержку таких исследований. Наша задача – создать систему поддержки научной деятельности, систему грантов».

Блогеров интересовал и такой вопрос: как министерство смотрит на Интернет-сообщество. «Онлайн отъедает у оффлайна все сферы нашей жизни», – метко заметил один из них. Каковы перспективы взаимодействия с сообществом?

«Общение через Интернет – сегодня для молодежи сам простой способ найти людей, обменяться идеями. Поэтому мы видим в этом огромную колоссальную перспективу, – сказал министр. – Очень позитивно, что вокруг образовательных стандартов и закона «Об образовании« велась, ведется, и будет вестись дискуссия. Это очень хорошо. У нас есть возможность сегодня, в том числе с использованием современных Интернет-технологий, вести эту дискуссию более интенсивно, с вовлечением гораздо большего числа людей, чем даже три года назад».

Автор: Лариса Аксёнова

Источник: www.nkj.ru