Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Мегагранты: деньги решают всё?

«Здесь есть всё для фейерверка, но таможня не даёт спичек», – такой фразой закончилось выступление одного из участников круглого стола в редакции журнала «Наука и жизнь» по итогам первого года выполнения Программы правительства РФ по привлечению в российские университеты ведущих учёных мира.

Нешуточную сумму в 6 млрд рублей выделило Российское правительство в 2010 году на реализацию собственного постановления (№220) «О мерах по привлечению ведущих учёных в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования». В результате открытого конкурса, проведенного Министерством образования и науки определились 40 обладателей грантов, которые за свой беспрецедентный размер (до 150 млн на каждый) стали именовать мегагрантами.

В настоящий момент программа работает уже почти год, и есть возможность подвести некоторые промежуточные итоги и обрисовать ставшие явными проблемы. Этому было посвящен прошедший 2 сентября в «Науке и жизни» круглый стол «Гранты правительства Российской Федерации ведущим учёным – проблемы и перспективы». Во встрече приняли участие пятеро обладателей мегагрантов, трое из которых постоянно работают в России – члены-корреспонденты РАН Сергей Лукьянов (Московский и Нижегородский университеты), Владимир Малахов (Московский и Дальневосточный университеты) и Сергей Никитов (МФТИ и Саратовский университет), а также двое сотрудников иностранных научных учреждений – Петер Колтерманн (Лаборатория ЮНЕСКО и лаборатория в МГУ) и Юрий Котелевцев (Королевский медицинский колледж Эдинбурга и Пущинский государственный университет). В дискуссии участвовали руководитель Департамента международной интеграции Минобрнауки РФ Игорь Проценко.

За три года (на такой срок рассчитаны программы грантов) каждым из приглашенных учёных должна быть создана соответствующая лаборатория, проведены необходимые исследования и получены конкретные результаты. «Я был впечатлён инициативой Правительства РФ по привлечению ведущих учёных мира в российскую науку, сказал профессор Колтерманн. – Идея и процедура отбора заявок на исследовательские проекты были безупречны. Проблемы начались после старта проекта». Он рассказал о невообразимых затяжках с приобретением оборудования. Необходимый для лаборатории мощный компьютер оказалось возможным купить только в конце нынешнего лета по той лишь причине, что соответствующий тендер был проведен всего несколько недель назад, а произвести закупку без этого университет не имеет права. При этом по условиям гранта лаборатория обязана работать на собственном оборудовании. И это лишь один пример.

Коллегу поддержали и остальные участники круглого стола. Суть претензий грантодержателей такова: деньги есть, а распоряжаться ими крайне затруднительно, набрать нужный коллектив учёных проблематично из-за краткосрочности программы (многие ученые, работающие постоянно в России, опасаются переходить в новые лаборатории из-за неопределенности перспектив продолжения их работы после окончания срока гранта). Ещё одна проблема – визовая – она затрудняет привлечение к работе новых лабораторий иностранных ученых, а в них иногда возникает острая необходимость, поскольку высокие профессионалы – товар штучный, а в науке – особенно. Серьёзные проблемы возникают при закупке реактивов. Об этом говорил Ю. Котелевцев: «Чтобы закупить реактив нужно потратить три месяца. Мы не можем делать это напрямую, приходится пользоваться посредническими конторами (такова сейчас специфика снабжения институтов). Чтобы все было быстро, нужно заказывать фуру, а если вам нужно несколько граммов реактива, то приходится ждать, пока фирма сформирует заказ большого объема. Их понять можно, им так удобнее и дешевле, но исследователям от этого не легче».

«Мы не можем справиться с таможней, не можем получить нужных лабораторных животных, которые за две недели таможенного карантина просто умирают. Сорваны два тендера на закупку необходимого нам оборудования, и это проблема не мегагрантов, а страны в целом», – поддержал коллегу заведующий лабораторией Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова Сергей Лукьянов.

В один голос говорили учёные о неэффективном управлении денежными средствами. Юрий Котелевцев оценил эту эффективность в 10-15%. Причину он видит в том, что университеты ограничены в самостоятельной финансовой деятельности, в частности не могут иметь валютные счета, что приводит к образованию многочисленных фирм-посредников, кормящихся на университетских заказах. «Цены на реактивы и оборудование высоки, поскольку компании-посредники закладывают в цену риски и покрытие собственных расходов», – сказал Котелевцев.

«То, что появились мегагранты – это очень хорошо, в частности для развития науки в региональных университетах, – отметил Владимир Малахов. – Но хотелось бы, чтобы новые лаборатории не закончили своё существование через два года. Должно быть предусмотрено дальнейшее финансирование». В этом его поддержал Сергей Никитов, который добавил, что программа мегагрантов – первая ласточка такого рода в развитии региональной науки, но она должна иметь продолжение, и тогда лет через 10-20 можно ожидать неплохих результатов. Сергей Лукьянов подчеркнул, что для нормального развития российской науки помимо мегагрантов для профессоров должны быть предусмотрены тысячи «миди» грантов (в размере 10-15 млн рублей) для молодых перспективных учёных, лишь тогда отток российских исследователей за рубеж может прекратиться.

Игорь Проценко сообщил, что проблемы, связанные с выполнением научных проектов, понятны, и что Министерство образования и науки РФ ставит вопросы о внесении поправок в соответствующие правовые документы.

Автор: Татьяна Зимина

Источник: www.nkj.ru