Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Заповедники в профилактике катаклизмов

Нарушенная экология провоцирует стихийные бедствия, нетронутые человеком территории более устойчивы к природным катаклизмам

30 марта в Москве прошли четвертые Чтения памяти Ф.Р. Штильмарка, посвященные актуальным проблемам и тенденциям в заповедном деле России.

Участники Чтений, приехавшие из разных уголков России, обсуждали значение охраняемых природных территорий в обеспечении экологической безопасности страны и их роль в профилактике стихийных бедствий. Организаторы Чтений — Центр охраны дикой природы, биологический факультет МГУ, Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова, Комиссия РАН по сохранению биологического разнообразия, при поддержке ТНК-ВР.

«Заповедники — это природные лаборатории, которые снабжают человечество уникальной информацией, — сказал руководитель Центра охраны дикой природы Алексей Зименко. — Наблюдение за заповедной территорией в течение 30-50 лет — все равно, что подробное изучение человеческого организма. Только зная, как протекает болезнь, зарождается и проявляется, можно лечить человека. То же и в природе: не зная, как нормально функционируют экосистемы, невозможно планировать какое-либо хозяйство, восстановительные работы после бедствий».

Именно наблюдение таких ситуаций в заповедниках позволяет вырабатывать рекомендации по противодействию пожарам и наводнениям, их негативным последствиям. Только ненарушенные природные территории устойчивы к природным бедствиям. На участках, которые подверглись воздействию человека, наводнения принимают стихийный или даже катастрофический характер из-за нарушения природных сообществ на берегах водоемов: во время паводка вода скатывается с берегов слишком быстро, из-за чего и возникает и наводнение. Ненарушенные территории куда быстрее справляются с природными бедствиями.



Другой яркий пример — осушенные болота. Не потревоженные человеком болота иногда горят, но никогда эти пожары не приобретают катастрофического характера. Опасность представляют осушенные, а потом заброшенные болота, которые горят круглый год. Зимой масштаб пожара, конечно, уменьшается, но подземные горения продолжаются и сейчас.

«Когда болота использовались, на их противопожарное обеспечение шли большие средства. Сегодня эти территории бесхозны и являются пороховыми бочками — их обводнение необходимо, — считает Алексей Зименко. — Возникает вопрос, как это делать правильно. Прошлогоднее предложение Московского правительства в корне неверно: можно тушить локальные пожары с помощью воды из рукавов реки Оки, но потушить торфяники таким образом невозможно. Необходимо использовать мелиоративные технологии, налаживать гидрологический режим, регулировать сток талых и дождевых вод на проблемных территориях».

По словам Алексея Зименко, прошлогодняя ситуация с пожарами может повториться и в этом году. С точки зрения государственного управления, никаких изменений в работе с лесными массивами почти не произошло. В лесах не появилось больше наблюдателей, которые занимаются своевременным обнаружением пожаров. Легко справиться с ними можно только в течение первых часов после возникновения — дальше они принимают формат стихийного бедствия.

Заповедники могут подсказать не только как правильно справляться с катаклизмами, но и выявить положительное влияние пожаров на экосистемы. Так, если гигантские секвойи долгие годы оберегать от пожаров, накопится слишком горючего материала. И в случае серьезного катаклизма возникнет катастрофический пожар. Низовые же пожары безвредны для секвой, кроме того, они позволяют прорастать молодым деревьям.

Однако в России положительных примеров воздействия пожаров нет — последствия пожаров почти всегда очень плачевные. Восстановление, например, четырехсотлетних кедров может занять 150-200 лет, а в тяжелых случаях, когда прогорела подстилка леса, до восстановления должны пройти тысячи лет. Так меняется экосистема всего несколько недель пожара.

На основе охраняемых территорий должна строиться политика природопользования во всей стране, но государство уделяет заповедникам очень мало внимания. «Хотя большинство заповедников — государственные, финансируется вся система по какому-то супер-остаточному принципу, — говорит Василий Колбин, представитель Вишерского заповедника в Пермском крае: - Государством обеспечиваются практически только зарплаты, а добывать снаряжение и оборудование приходится самим за счет системы грантов и помощи коммерческих организаций».

По мнению участников Чтений памяти Ф.Р. Штильмарка, неуважение законов природы может закончиться очень плачевно. «Когда обсуждаются вопросы гравитации, все понимают: сколько ни прыгай, ты опустишься на землю, это законы физики, — говорит Алексей Зименко. — А законы природы, не менее жесткие, у нас считаются как будто чем-то посторонним, не относящимся к реальности. Люди считают возможным в них вмешиваться, нарушают экосистемы и вызывают своей деятельностью стихийные бедствия».

Автор: Наталья Демьянкова

Источник: www.nkj.ru