Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.


Музей-усадьба П.П. Семенова-Тян-Шанского



Усадьба Рязанка. Фото А.А. Богданова.
Усадьба Рязанка. Фото А.А. Богданова.

Петр Петрович в парадном мундире, 1912 г.
Петр Петрович в парадном мундире, 1912 г.

Мостик через Ранову. Фото автора.
Мостик через Ранову. Фото автора.

Оценить:

Рейтинг: 4.25


ОЖИДАНИЕ

Обыкновенная российская глубинка. Сердце моей Родины – граница Рязанского и Липецкого краев. Мне, жительнице мегаполиса, ласкает ухо тишина, глоток свежего воздуха делает меня счастливой. Что еще нужно? Никого вокруг, только сверкает на солнце неприлично красным цветом бок моей машины. Где же я? Заплутала…

Совсем ничего не могу понять на карте. Люди, ау?... А может не надо? Не надо никого? Может быть пусть будет так? Тихо и ветерок? Нет, ведь через несколько часов - темнота. Не стоит здесь оставаться надолго. Вот кажется какое-то строение вдали. Там должны быть люди! Большой деревянный дом, вокруг никого. Обойду. Да это же усадьба, старинная усадьба. Как же я сразу не углядела, вокруг-то парк. Какое чудо! А может быть провал во времени? Что-то нехорошо на душе. Обойду кругом. Большое крыльцо, колонны, терасса… настоящий барский дом. Но что это? Вывеска. Слава богу, на дворе 2008 год! «Музей-усадьба П.П.Семенова-Тян-Шанского». Странно, не может быть… откуда здесь этот дом, ведь я же знаю, что Семенов-Тян-Шанский жил в Петербурге. Дом моих родителей на Васильевском острове соседствовал с его домом, я прекрасно помню мемориальную доску…

Я много читала про него. Просто из любопытства. Знаменитый путешественник, романтической души человек, «разведчик» Тянь-Шаня, он не был обижен судьбой и играл не самую последнюю роль в жизни России на рубеже века XIX и XX. Ученый, автор известных книг, собиратель голландской живописи, отец большого семейства. Откуда здесь его музей? «Здравствуйте» - встретил меня на пороге своей городской квартиры в Чаплыгине, до которого я всё-таки добралась уже в темноте, симпатичный человек средних лет. «Здравствуйте, простите, что беспокою Вас». «Нет, что Вы, я очень рад, проходите». И потекла беседа… Директор музея-усадьбы Александр Александрович оказался приятным человеком, любящим и, главное, знающим свой край. История города Чаплыгина, на пути в который я так удачно потерялась, была знакома ему досконально! Увлеченный, искренний человек, фактически единственный работник музея, кроме сторожей, дворника и садовника, гулял со мной по городу, земли которого когда-то были подарены Петром I князю Меншикову.

Он-то и рассказал мне, что усадьба, расположенная, как оказалось, в 40 км от искомого мной Чаплыгина, была родовым имением Петра Петровича, где он родился и вырос. Вот откуда это стремление к романтическим путешествиям, эта тяга ко всему новому, неизвестному. Вот на какой земле «произрастают» такие талантливые самородки. Теперь многое в биографии Семенова-Тян-Шанского для меня прояснилось.

Петр Петрович не был уроженцем городской стихии, он родился в глубинке Российской империи, вблизи села Урусово в 1827 году в усадьбе своих родителей. Здесь он провел свои первые годы, соки этой благословенной земли он впитал в юности и, верно, уж никогда не забывал этих мест, как мы никогда не забудем мест своего детства.

В усадьбе, рассмотреть которую подробно мне удалось уже в другой раз, была обширная библиотека, содержимое её и дало молодому Петру Петровичу так много пищи для размышлений и, возможно, толчок к такой интересной, небезопасной, полной приключений полноводной жизни. Несколько комнат, расположенных двойной анфиладой, все здесь дышит дворянским духом, простой деревенской жизнью большой семьи. Вот рояль в парадной зале. Кто играл на нём? Кто заглядывал в сад, отодвигая эту гардину? Кто потчевал чаем гостей из этих чашек с любовью сохраненных в усадьбе до наших дней? Мне кажется я вижу, вижу их, этих простых и в то же время просвещенных людей, слышу их неспешную вечернюю беседу, звуки рояля из залы. Вот комод из которого доставалась посуда, вот стол за которым сидели гости, соседи, друзья. Как удалось всё это сохранить? История усадьбы, рассказанная мне Александром Александровичем, была простой и трагической одновременно. Как многие усадьбы после революции она переходила из рук в руки. Дом использовался местным колхозом в хозяйственных целях, потом здесь отдыхали дети железнодорожников, одно время усадьба и парк даже служили исследовательской базой Педагогического института. Однажды покинутая, она чуть не канула в лету. Чего только не пережили эти стены во времена Советской власти. Но выстояли, уберегла народная память. Местные жители через десятки лет пронесли воспоминания о своем знаменитом земляке и в 1997 году в усадебном доме открылся музей.

Как выжил этот сад, как приводили в порядок дом, одному богу известно. В непростые 90-е годы, что могло подвигнуть людей на открытие еще одного музея, за 40 километров от ближайшего более-менее значимого населенного пункта? Загадка! Но факт остается фактом. Чудесный дом, окруженный парком, на берегу живописнейшей речки Рановы, около горбатого мостика, перекинутого через её прозрачное русло, стоит и ждет гостей, ждет круглый год, веря и надеясь, что память человеческая неисчерпаема и что не переведутся на этой Земле люди, которым не безразлична история Отечества и его тихие, но так много давшие России уголки.