Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Генетически модифицированные организмы: наука и жизнь

Начало: 24.11.2007 | Окончание: 17.12.2007


Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич


Уважаемые посетители сайта журнала "Наука и жизнь!

Тема, предложенная для обсуждения, непроста и дискуссионна. Поэтому в этот раз на Ваши вопросы будут отвечать сразу трое ученых, которые имеют разные точки зрения на обсуждаемую проблему. То есть каждый Ваш вопрос будет отправлен каждому из трех респондентов. Делать выводы вам придется самим.

Наши респонденты:

Владимир Васильевич Кузнецов – доктор биологических наук, профессор, директор Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН, заведующий Отделом молекулярных механизмов регуляции физиологических процессов, адаптации и биотехнологии, руководитель научной группы биобезопасности генетически модифицированных организмов, заведующий кафедрой Российского университета дружбы народов.

Область научных интересов Владимира Васильевича весьма широка: физиология и биохимия растений и, прежде всего, вопросы адаптации и выживания, регуляции экспрессии генома, трансгеноза и биобезопасности. Работая на стыке физиологии, экологии и молекулярной биологии, он активно развивает новое перспективное направление – физико-химические основы экологической физиологии растений. Полученные им научные результаты занимают одно из центральных мест в понимании фундаментальных механизмов стресса и адаптации у растений и открывают новые перспективы для повышения резистентности и создания стресс-толерантных растений в условиях нестабильности климата и всевозрастающего антропогенного давления на окружающую среду.

Владимир Васильевич Кузнецов – автор 250 научных работ, соавтор учебника для высшей школы «Физиология растений», за которую он был удостоен в 2007 году премии РАН им. К.А. Тимирязева, и ряда книг.

В.В. Кузнецов – главный редактор журнала «Физиология растений», президент Общества физиологов растений России, национальный представитель в Федерации европейских обществ биологов растений (FESPB), член редколлегий четырех зарубежных научных журналов. Избран членом Международной ассоциации "Applied Botany", иностранным членом Академии наук Грузии.

Владимир Васильевич – председатель комитета «Биобезопасность пищевых продуктов и методы ее контроля» Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии, член экспертного совета при комитете по безопасности Госдумы РФ.



Александр Сергеевич Баранов – старший научный сотрудник Института биологии развития им. Н.К. Кольцова, кандидат биологических наук, президент Общенациональной Ассоциации генетической безопасности (ОАГБ).

Научные интересы Александра Сергеевича связаны с охраной природы и сохранением генетического разнообразия. Он занимается изучением закономерностей протекания популяционных процессов у диких, культивируемых и одомашненных живых организмов, оценка здоровья популяций животных и растений, разработка мер по сохранению и поддержанию их генетического разнообразия. Он неоднократно принимал участие в работах по уничтожению химического оружия, в регионах с радиационным загрязнением, и сильным электромагнитным излучением направленного действия в составе международных экспертных групп на территории России.

Как специалист в области экологической и популяционной генетики в 2000-2003 гг. работал в комиссии Государственной Экологической Экспертизы России (при Министерстве природных ресурсов РФ) по генетически модифицированным организмам (ГМО), усилиями которой на территории России не разрешено коммерческое выращивание трансгенных культур.

Однако его общественная деятельность этим не ограничивается .Он является экспертом Комитета безопасности ГД РФ; членом Общественного Совета Министерства топлива и энергетики РФ по разработке технических регламентов в области биологической безопасности; членом Технического Комитета «По биобезопасности продуктов питания и потребительских товаров и методов их оценки» при Федеральном Агентстве по техническому регулированию и метрологии РФ; членом Координационного Совета по вопросам безопасности пищевых продуктов из генетически-модифицированных источников при правительстве г. Москвы; представителем России во Всемирной комиссии по вопросам будущего производства продуктов питания и сельского хозяйства (Флоренции, Италия) и др. Участвует в создании правового пространства, которое бы обеспечило права личности на здоровый образ жизни и здоровую окружающую среду.

Александр Сергеевич Баранов – соавтор 3 монографий и более 70 научных публикаций.



Вадим Георгиевич Лебедев - старший научный сотрудник филиала Институа биоорганической химии РАН им. М М Шемякина и Ю А Овчинникова (Пущино), кандидат биологических наук, постоянный автор журнала "Наука и жизнь".

Вадим Георгиевич занимается исследованиями в области биотехнологии растений с 1992 года, генной инженерии растений - с 1994 года. Область научных интересов: генетическая трансформация сельскохозяйственных культур и биобезопасность трансгенных растений. В настоящее время работает над улучшением лесных пород биотехнологическими методами. Соавтор более 50 научных публикаций.



Уважаемые посетители сайта журнала "Наука и жизнь",

я благодарен Вам за вопросы, а организаторам – за приглашение участвовать в Интернет-интервью. Прежде всего, в качестве небольшого вступления я хотел бы сказать, что развитие генноинженерных технологий является одним из важнейших достижений молекулярной биологии и молекулярной генетики, которые открывают перед человечеством колоссальные перспективы. Эти технологии нашли «постоянную» прописку в фундаментальной науке, где трансгенные организмы активно используются при решении широчайшего спектра общебиологических проблем. Технологии с использованием рекомбинантных ДНК могут в перспективе сыграть важную роль при генотерапии наследственных заболеваний, создании лекарственных препаратов нового поколения, производстве фармакологических и косметических средств и получении технического сырья. Особая роль может принадлежать генетически модифицированным (ГМ) микроорганизмам и изолированным клеткам или органам, например, лекарственных растений, которые культивируются в замкнутых биотехнологических системах и являются суперпродуцентами метаболитов, обладающих ценными потребительскими свойствами. Как правило, в этом случае речь идет об использовании произведенных генетически модифицированными организмами (ГМО) химически чистых соединений, использование которых, по сравнению с продуктами питания, полученными из ГМО или содержащими компоненты ГМО, не сопряжено с биологическими рисками, а их производство является экологически чистым.

В области конструирования новых сельскохозяйственных сортов растений следует сказать, что здесь доминируют несколько гигантских биотехнологических компаний, которые производят преимущественно сорта, устойчивые к гербицидам и насекомым. По официальным данным, за период с 1996 по 2003 г. общая площадь выращиваемых трансгенных культур увеличилась с 1,7 до 67,7 млн га, а общая рыночная их стоимость в 2003 г. составила от 4,5 до 4,75 млрд долл. В настоящее время наибольшие площади заняты под трасгенными растениями сои (41,4 млн га, 61 %), кукурузы (15,5 млн га, 23 %), хлопка (7,2 млн га, 11 %) и рапса (3,6 млн га, 5 %). Из них растения с генами устойчивости к гербицидам выращиваются на 73 % площадей, продуцирующие инсектицидные белки, прежде всего Bt-токсины, – на 18 %. Следует также подчеркнуть, что не менее 95 % территорий, занятых ГМ сортами сельскохозяйственных культур, расположены в 5 странах: США, Канаде, Бразилии, Аргентине и Китае.

Генетически модифицированные (трансгенные) организмы (ГМО) можно определить как организмы, генетический материал которых (ДНК) изменен способом, недостижимым естественным путем в ходе внутривидовых скрещиваний. Для получения ГМО используется «генная технология», или «технология рекомбинантных молекул», или «генная инженерия». Генная инженерия позволяет переносить отдельные гены из любого живого организма в любой другой живой организм в составе кольцевых молекул ДНК, или плазмид. Встраивание в геном организма-хозяина новых конструкций имеет целью получить новый признак, недостижимый для данного организма путем селекции или требующий годы работы селекционеров. Применение биотехнологий позволяет значительно ускорить процесс получения нового сорта, существенно снизить его себестоимость и получить хорошо прогнозируемый эффект по признаку, определяемому встроенной конструкцией. Но вместе с приобретением такого признака организм приобретает и целый набор новых качеств, опосредованных как плейотропным действием нового белка, так и свойствами самой встроенной конструкции, в том числе ее нестабильностью и регуляторным действием на соседние гены. Это и создает объективную базу для существования потенциальных рисков при использовании генетически модифицированных (ГМ) растений и полученных из них продуктов.

Кузнецов Владимир Васильевич




Просмотров: 32368 | Комментариев: 22


Вопросы и ответы:


Вопрос:

Андрей Юрьевич
Доброго времени суток, уважаемые господа. Как вы относитесь к применению в терапевтических целях рекомбинантных человеческих гормонов, таких как терипаратид, соматотропин и прочие? Какое побочное влияние они могут оказывать на человеческий организм и не опасно ли это для состояния генома пациента? Заранее благодарю за ответ.

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый Андрей Юрьевич,
на Ваш вопрос лучше всего мог бы ответить врач. Тем не менее, в настоящее время известно далеко не только медицинским работникам, что одной из наиболее перспективных областей применения технологии рекомбинантных ДНК является именно медицина, в частности генодиагностика и генотерапия различных заболеваний, создание лекарственных препаратов нового поколения и т.д. Особых успехов генная инженерия достигла в производстве инсулина, гормона роста и других биологически активных веществ белковой природы, используя в качестве "биологических фабрик" клетки микроорганизмов или даже клетки человека. В настоящее время в мире примерно 110 млн человек страдают диабетом; через четверть века их будет более 200 млн. В ежедневной инсулиновой терапии нуждаются 10 млн чел. Проблема обеспечения инсулином больных диабетом достаточно легко решается с помощью генной инженерии. Генно-инженерный инсулин практически идентичен натуральному инсулину человека и, как правило, не вызывает побочных эффектов. Сравнительно недавно академиком А.И Мирошниковым было налажено производство генноинженерного инсулина в Институте биоорганической химии РАН (Москва). Эта технология вскоре будет реализована на заводе по производству инсулина, строительство которого начато в г. Пущино (Московская обл.). Ключевой вопрос безопасности при производстве генноинженерных лекарственных препаратов – степень их чистоты. Химически чистый инсулин или любой другой аналогичный препарат, полученный с помощью технологии рекомбинантных ДНК, безопасен, так же как и натуральный инсулин. Опасность в данном случае может представлять не сам инсулин, а посторонние примеси, которые присутствуют в препарате вследствие его недостаточной очистки. В США имеется горький опыт употребления слабо очищенного триптофана, который применялся в качестве пищевой добавки в 1989-1990 гг и производился с помощью генетически модифицированных бактерий. По официальным данным вследствие этой ошибки погибло 38 человек и 1000 чел фактически остались инвалидами.


В.Г. Лебедев. Отношусь положительно. Эти препараты позволили решить проблему нехватки или высокой стоимости их природных аналогов. Генноинженерный инсулин применяется в терапии с 1982 года и многочисленные исследования не показали каких-либо осложнений от его применения по сравнению со свиным. Соматотропин (гормон роста) раньше получали только из гипофиза умерших людей - мало того, что его не хватало, так еще существовала опасность заразиться вирусами. В целом же, если препарат имеет идентичный химический состав, в нем отсутствуют вредные примеси, прошел клинические испытания и получил разрешение на использование, то способ производства не может оказать воздействия на пациента – получен ли препарат из бактерий (генноинженерные гормоны), органов человека (соматотропин) или животных (инсулин) или же синтезирован химическим способом.



Вопрос:

"Моби Дик"
Эпидемии кожных и энцефалитных заболеваний людей и массовое вымирание дельфинов начались после того, как в Одессе и Севастополе морские экологи Украины разрешили в 1993 году применять генетически модифицированные микроорганизмы "Путидойл" для гидратации и осаждения нефтепродуктов на дно прибрежной мелководной части Черного моря. Как на это реагируют международные эксперты? Ученые ждут достоверного подтверждения факта гибели последнего китообразного в Черном море.

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.Г. Лебедев. Препарат «Путидойл», предназначенный для очистки природных экосистем (разработан в ЗапСибНИГНИ), представляет собой клеточную массу природных (не генетически модифицированных!) углеводородокисляющих бактерий Pseudomonas putida, активных в отношении углеводородов нефти.


Вопрос:

Игорь Евгеньевич
Уважаемые Господа, здравствуйте! Хотел бы получить от Вас следующие пояснения:
1. Идентична ли генная информация во всех тканевых клетках одного организма? Известна ли технология её считывания и реализации организмом, скажем, в процессе роста? Какова в этом роль внутриклеточных органелл? Хорошо ли изучена внеядерная структура клеток?
2. Что преобладает по значимости в управлении организмом, мозг или геном?
3. Можно ли сконструировать из мономеров и подсадить в организм ген с заданными свойствами? Если да, то как? Должен ли он находиться во всех клетках?
4. Почему природа так расточительна, разместив генные структуры в каждой клетке и многократно копируя? Являются ли мутации организмов ошибками копирования?
7.Что стало с результатами работы американских учёных по расшифровке генома человека? Имеете ли вы данные на этот счёт? Стали ли они для генетиков «таблицей Менделеева»? В состоянии ли человек её осмыслить?
9.Если бы интроскопия сделала еще один качественный скачок в развитии, то что бы Вам захотелось подсмотреть в нейтронный, либо компьютерный микроскоп?
Спасибо.

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый Игорь Евгеньевич,
второй раз Вы задаете очень интересные вопросы, ответы на которые, к сожалению, опять-таки выходят за рамки данной дискуссии.


В.Г. Лебедев. 1. Сущность генной инженерии и заключается в конструировании генов и переносе их в другие организмы. Впервые это было сделано в начале 1970-х годов. В растительные клетки гены переносят или с помощью агробактерий – природных переносчиков ДНК или баллистическим способом – микрочастицы золота или вольфрама с нанесенной на них ДНК ускоряют струей газа и они проникают в клетки. О переносе в животные клетки – см. ответ на вопрос № 5. Нахождение трансгена (перенесенного гена) во всех клетках обязательно не всегда – часто требуется изменить свойства не всего организма, а того или иного органа или ткани. Однако технически проще получить из одной клетки целиком трансгенный организм, а работой гена в конкретном месте управлять с помощью регуляторных элементов – промоторов. В этом случае ГМ организм можно еще и размножать, так как трансген будет находиться и в половых клетках. В случае же генной терапии (введения нормального гена вместо поврежденного или неработающего) трансгены переносят только в клетки органа или ткани, требующей лечения. Этот метод называется соматической трансфекцией.

2. Над расшифровкой генома человека трудились не только американские ученые, но и во многих других странах, в том числе и России. Однако эта задача представляла во многом техническую проблему – к концу проекта скорость расшифровки удалось повысить в сотни раз. Расшифровка генома поставила гораздо больше вопросов, чем дала ответов. Например, было показано, что гены, кодирующие белки, занимают всего несколько процентов всей последовательности ДНК, а для чего остальные – неясно: генетический ли это «мусор» или система управления. Изучение всей полученной информации займет еще не одно десятилетие. В ходе расшифровки помимо новых методов исследования возник или получил развитие целый ряд научных дисциплин: функциональная геномика (изучение функций генов), молекулярная медицина (диагностика и лечение заболеваний на генном уровне), фармакогенетика (изучение действия лекарств в зависимости от генотипа) и др. Параллельно с этим сейчас ведутся работы по созданию такого способа прочтения, который позволил бы быстро и за доступную цену расшифровать геном любого желающего. В этом случае можно будет определять персональную склонность к заболеваниям, проводить их профилактику, назначать действительно индивидуальное лечение и многое другое.

Уважаемый Игорь Евгеньевич! Я не ответил на некоторые Ваши вопросы, так как на одни из них подробный ответ можно найти в учебнике или энциклопедии, а другие находятся вне темы интервью и моей профессиональной компетенции.


Вопрос:

Наталья
Скажите, пожалуйста, зачем выводят новые породы деревьев, да еще генетическим модифицированием? Чем плохи существующие породы? Правда ли, что введенный искусственно ген через два-три поколения "вырождается"? То есть, например, купили семенной материал какого-нибудь ГМ-растения, а на следующий год снова надо покупать, т.к. введенный ген по наследству не передается? И если это так, тогда почему говорят об угрозе биоразнообразию - ведь эти ГМ-культуры снова станут "обычными" растениями?

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемая Наталья,
всю свою историю человек пытается улучшить потребительские свойства древесных растений, точно также как и сельскохозяйственных культур. В случае деревьев селекционеры пытаются увеличить скорость роста и тем самым сократить период, необходимый для получения товарной древесины, повысить качество древесины, улучшить декоративные свойства древесных насаждений и т.д. В настоящее время эти проблемы пытаются решить с использованием методов генетической инженерии. В данной области достигнуты значительные успехи. Однако, прежде чем начать коммерческое использование трансгенных деревьев необходимо доказать их безопасность в первую очередь для окружающей среды. Речь идет об исключении возможного генетического загрязнения близкородственных видов и возможного негативного воздействия генетически модифицированных деревьев на структуру и стабильность фитоценозов, отсутствия аллергенного эффекта, например пыльцы, на человека, негативного воздействия на почвенную биоту и т.п. Реализация потенциальных негативных эффектов трансгенных деревьев на уровне биоценозов может привести к снижению биоразнообразия. Обязательства государств по сохранению биоразнообразия при решении различных проблем с помощью биотехнологий регулируются Международной конвенцией по биоразнообразию, которая вступила в силу 29 декабря 1993 г.

"Вырождается" ли трансген через 2-3 поколения? Как правило, нет. По меньшей мере, у коммерческих сортов. Передается ли трансген по наследству? Да, передается. В данном случае правильнее говорить не о потере (удалении) трансгена, а об его "замолкании" (в науке используется термин сайленсинг), то есть прекращении его экспрессии ("работы"). Создается ситуация, при которой в организме присутствует встроенный ген, а информация с него не считывается. Этого гена как бы нет. Правда, "замолкание" трансгена является исключением, а не правилом. Однако и в случае реализации данного эффекта трансгенное растние не "превращается в обычное"; оно так и остается генетически модифицированным.


В.Г. Лебедев. Улучшение существующего происходит во всех сферах человеческой деятельности – постоянно появляются новые модели компьютеров, бытовой техники, автомобилей и многого другого. К настоящему времени выведено около 25 тысяч сортов роз, но, тем не менее, ежегодно появляются сотни новых. Деревья не являются исключением. Одним из направлений селекции лесных пород является повышение их продуктивности. Так, деревья, выращиваемые на плантациях, в 1.5-2 раза более продуктивны, чем растущие в лесу. Такое улучшение достигнуто обычной селекцией. Другое направление – снижение содержания лигнина в древесине. В процессе производства бумаги лигнин удаляют из древесной массы с использованием большого количества химикатов, и уменьшение его содержания позволит упростить технологию и благоприятно скажется на экологии. Тема эта весьма актуальна - вспомните дебаты по закрытию ЦБК, загрязняющих окружающую среду. В данном случае традиционная селекция бессильна и применяются методы генной инженерии.

О «вырождении» гена. Нет, это не совсем верно. Введенные гены встраиваются в разные участки генома и в силу ряда природных механизмов, часть из них может прекратить работу (экспрессироваться) (а часть никогда и не начинает). Это явление называют замолканием генов (gene silencing). Поэтому при выведении трансгенного сорта обязательно проводят отбор на стабильность экспрессии и наследования встроенного гена. Необходимость покупки семян связана не с замолканием генов, а с особой технологией «гена-терминатора», когда семена от трансгенной культуры становятся стерильными или не всходят. Эта технология была запатентована семеноводческой компанией Delta & Pine Land и Министерством сельского хозяйства США и предназначалась для предотвращения попадания трансгенов в окружающую среду при скрещивания ГМ культур с дикорастущими родственными видами. С другой стороны, ее можно использовать и для защиты авторских прав. Противники ГМ растений сделали акцент именно на последнем, обвиняя биотехнологические фирмы в намерении стать монополистами, заставив фермеров ежегодно покупать у них семена. При этом почему-то не учитывается, что:
1) еще в 1999 году компания Monsanto выступила с публичным заявлением об отказе от использования этой технологии в коммерческих целях (и она до сих пор не используется),

2) В с/х уже несколько десятилетий широко используются гибриды F1, семена которых ежегодно приходится закупать заново, 3) Производители других товаров, к примеру, программного обеспечения, также стараются предотвратить несанкционированное копирование их продукции.

Трансгенные растения в любом случае не несут угрозы биоразнообразию, так как встроенные гены не дают им конкурентных преимуществ по сравнению с дикорастущими растениями, и они не могут их вытеснить.


Вопрос:

Иванов А.И.
Уважаемые господа генетики! Поскольку вопрос безопасности употребления генетически модифицированных продуктов остается пока без уверенного положительного ответа, не считаете ли Вы, что с генетически модифицированным продовольствием следует пока притормозить? Технические культуры-это пожалуйста! А вот ставить на человечестве сомнительные опыты с продовольственными модификатами - это, по меньшей мере, авантюрно, по большому же счету-преступно!

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый г-н А.И. Иванов,
как показывают результаты опросов общественного мнения, значительная часть населения России думает точно так же, как и Вы. Однако сегодня ситуация такова, что более 100 млн га в мире используются для выращивания генетически модифицированных (ГМ) культур (5-7% от общих посевных площадей). Продовольственные рынки многих стран буквально "оккупированы" ГМ продуктами. Биотехнологические корпорации затратили немало денег на получение и рекламу трансгенных сортов растений. Они горят желанием эти деньги возвратить, а, кроме того, получить сверхприбыли. Нельзя не принимать во внимание и тот факт, что площади под трансгенными культурами продолжают расширяться (примерно на 10 млн га в год). Это означает, что выращивание ГМ сортов сельскохозяйственных культур экономически выгодно. В этих условиях запреты на продажу ГМ продуктов не сделают пищевой рынок более цивилизованным. Необходимо создать законодательную базу, которая, с одной стороны, обеспечит безопасность потребителя пищевой продукции, а, с другой, создаст нормальные условия для развития бизнеса. Для этого необходима независимая экспертиза безопасности ГМ продуктов, их обязательное маркирование, жесткий контроль за соблюдением действующего законодательства в данной области, постоянный мониторинг пищевого рынка на наличие ГМ продуктов, в том числе и неразрешенных для реализации. В настоящее время Евросоюз разработал мощную законодательную базу, регулирующую потоки ГМ организмов и полученных из них продуктов. Правительство Москвы запретило использовать бюджетные средства для приобретения ГМ продуктов для детских дошкольных заведений и школ. Одновременно была введена добровольная маркировка всех продуктов, которые не являются генетически модифицированными, а также были созданы 15 лабораторий для контроля за ситуацией на пищевом рынке.


А.С. Баранов. Полностью с Вами согласен и считаю, что это надо сделать как можно быстрее.

На сегодняшний день количество официально разрешенных в России ГМ-линий состоит уже из 16-ти позиций. Среди них трансгенные соя, кукуруза, сахарная свекла, картофель и рис. Однако вопрос о безвредности ГМ-продуктов для здоровья человека во всем мире пока остается открытым, а в России ни один из разрешенных ГМ-продуктов так и не прошел полноценных исследований. Например, исследования влияния ГМ-продуктов на репродуктивную функцию млекопитающих по какой-то необъяснимой причине отнесены Роспотребнадзором к разряду специальных и считаются необязательными. До сих пор в стране не было проведено ни одного полноценного исследования в этой области. По данным НИИ питания РАМН, в процессе государственных испытаний изучалось влияние только одного (!) ГМ-продукта (соя линии 40.3.2) на репродуктивную функцию млекопитающих, а опыт был поставлен только на двух (!) поколениях подопытных крыс вместо пяти, рекомендуемых в «Методических указаниях по медико-биологической оценке пищевой продукции, полученной из генетически-модифицированных источников», утвержденных Главным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко 24.04.2000 г. По заявлениям специалистов НИИ питания РАМН, в отношении зарегистрированных в этом году в России линий ГМ-кукурузы исследования влияния на репродуктивную функцию млекопитающих вообще не проводились.

В то же время ряд независимых опытов, проведенных в России, дает повод говорить о рисках, связанных с употреблением ГМ-продуктов в пищу. Одни из последних исследований отечественных учёных, д.б.н. И.В. Ермаковой (Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН) на крысах, а так же М. Коноваловой (Саратовский Аграрный Университет МСХ) на мышах, при добавлении в корм ГМ-сои или ГМ-кукурузы, выявили у подопытных животных возрастание агрессивности, потерю материнского инстинкта, поедание приплода, повышенную смертность среди новорожденных в первом поколении, отсутствие второго и третьего поколений и т.д.

Самым последним международным свидетельством существования пищевых ГМ-рисков стали исследования группы ученых из Комитета по независимой информации и исследованиям в области генной инженерии (Париж), Института биологии университета Каена, Университета Руана, проводивших независимую проверку представленных данных по безопасности ГМ-кукурузы MON863 американской компании «Монсанто». Исследования выявили ряд негативных изменений в здоровье подопытных млекопитающих, которых кормили кукурузой этой генетической линии, в том числе нарушение функции почек, повышение содержания сахара и жиров в крови. Европейская Комиссия по безопасности пищевых продуктов (EFSA) немедленно приняла решение провести срочные консультации с членами ЕС для выяснения того, являются ли дополнительные научные данные, полученные французскими учёными, поводом для пересмотра ранее принятых решений в отношении кукурузы MON863. В России же кукуруза MON863 была одобрена к использованию еще в 2003 году, и используется до сих пор.

Таким образом, к настоящему времени как в России, так и за рубежом, существует достаточно научных свидетельств, позволяющих с определённостью говорить о серьёзных рисках использования ГМ продуктов, семян, сырья и кормов для окружающей его природной среды и здоровья человека.

В связи с этим Общенациональна Ассоциация генетической безопасности и ещё 12 общественных организаций обратились к Председателю Правительства РФ В. Зубкову со следующими предложениями

1) приостановить (временно) использование уже разрешенных в РФ ГМ организмов до получения результатов новых государственных и независимых исследований, а также объявить временный мораторий на регистрацию новых ГМО;

2) инициировать перепроверку биологической безопасности уже зарегистрированных и разрешенных к использованию на территории Российской Федерации 17 ГМ-культур;

3) провести обязательную проверку на биологическую безопасность каждый из ГМ культур на 5 поколениях млекопитающих с целью выяснения отдалённых последствий их влияния.


В.Г. Лебедев. Я так не считаю. На сегодняшний день отсутствуют не только экспериментальные доказательства вредных последствий от употребления ГМО в пищу, но и научно обоснованные гипотезы о возможности таких последствий. Уверенный ответ получить невозможно, так как отсутствие чего-либо (в данном случае опасности ГМ продуктов) доказать нельзя в принципе – тысяча (или миллион) экспериментов, подтверждающих безопасность, вовсе не гарантируют, что тысяча первый (или миллион первый) покажет обратное. «Опыты» на человечестве с ГМ продуктами не более преступны, чем «опыты» с телевизорами, компьютерами, мобильными телефонами и прочими достижениями цивилизации.


Вопрос:

Игорь Евгеньевич
Уважаемые Господа! Если можно, то ещё несколько интересных вопросов:
1. Можно ли методами генной инженерии получить некую бактерию-убийцу, которая будучи введённой в организм не вызывала бы иммунного ответа и избирательно уничтожала раковые клетки?
2.Есть ли научно обоснованное понимание сущности и механизма работы системы, ответственной за развитие, форму и сохранение целостности живого организма? Откуда и как «знает» клетка, когда и какой ей быть при следующем акте деления, например, в процессе роста или регенерации повреждённого органа? Не являются ли онкологические заболевания прямым следствием «аппаратного сбоя» в работе этой системы? Если так, то можно ли перепрограммировать, т.е. нормализовать раковую клетку?
4.Можно ли модифицировать симбиотические микроорганизмы человека либо животных с целью хотя бы частичного замещения функций больных либо травматически поражённых органов, например, кишечную палочку, что бы она продуцировала, скажем, инсулин? Спасибо.

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый Игорь Евгеньевич,
Вы задали целый ряд очень интересных и очень глубоких вопросов, однако формат Интернет-интервью не позволяет выходить далеко за рамки заявленной темы. Мне кажется, что отдельные Ваши вопросы могли бы стать предметом специального обсуждения на сайте журнала "Наука и жизнь".


В.Г. Лебедев. 1. Я думаю, что избирательного уничтожения раковых клеток проще и безопаснее добиться другими методами, чем введением бактерий в кровеносную систему.

2. Модифицировать – не проблема, да только все органы и системы человека работают в тесной взаимосвязи друг с другом, а заставить бактерию в кишечнике изменять активность синтеза в зависимости от потребностей человека вряд ли возможно. Малейший сбой в производстве гормонов приведет к весьма печальным последствиям. Что касается инсулина, то с помощью бактерий его впервые получили еще в 1978 году. Помимо вышеуказанной причины малопригодности предложенного Вами метода, такая бактерия будет жить в толстом кишечнике, где, как известно, всасывается только вода, все остальное – почти исключительно в тонком кишечнике, куда что-либо из толстой кишки проникнуть просто не может.


Вопрос:

Сергей
Можно ли привести перечень пищевых добавок, небезопасных, например, для употребления подростками мужского и женского пола до зачатия потомства, с точки зрения влияния на генотип будущего потомства?

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый Сергей,
для получения достаточно подробного ответа на Ваш вопрос Вы можете обратиться к небольшой книге Михаила Ефремова "Осторожно! Вредные продукты", вышедшей в Санкт-Петербурге в издательстве ИК "Невский проспект" в 2003 году. Известно, что обычно в качестве пищевых добавок используются красители (Е-100 – 182), консерванты (Е-200 – 299), антиокислители (Е-300 – 399), стабилизаторы и загустители (Е-400 – 499), эмульгаторы (Е-500 – 599), усилители вкуса и аромата (Е-600 – 699) и, наконец, пеногасители (Е-900-Е-999). Как следует из процитированной выше книги, существуют разрешенные к использованию в России, но опасные для здоровья человека добавки. Одни из этих добавок могут вызывать злокачественные опухоли (Е-103, Е-105, Е-123, Е-125, Е-126, Е-130, Е-131, Е-142, Е-152, Е-210, Е-211, Е-211, Е-213-217, Е-240, Е-330, Е-447) и заболевания желудочно-кишечного тракта (Е-211-226, Е320-322, Е338-341, Е-407, Е-450, Е-461-466), другие вызывают аллергию (Е-230, Е-231, Е-232, Е-239, Е-311-313) или болезни печени и почек (Е-171-173, Е-320-322). В настоящее время имеется достаточно обширная литература о токсических эффектах пищевых добавок. О наличии или отсутствии тех или иных пищевых добавок в продукте можно узнать из информации, помещенной на упаковке. Вам желательно избегать в первую очередь пищевых добавок, перечисленных выше в первой группе (Е-103 и т.д.).


В.Г. Лебедев. Трансгенное растение не способно каким-либо образом влиять на генотип человека, то есть если пищевая добавка сама по себе безопасна в этом отношении, то ее получение из таких растений не является фактором дополнительного риска.


Вопрос:

Батраков Александр
Здравствуйте. Как-то в "НЖ" читал статью о генетически модифицированных растениях. Утверждается,что опасности для потребителя никакой,т.к. все едино в желудке переварится. В принципе согласен, но почему такой "вой" поднимается по этому поводу в прессе - политиками и т.д., да и ученые, я так понимаю, не все с этим согласны? По сути, различные сорта растений выводятся давно путем скрещивания, и ничего, едят и политики, и журналисты. Что, велика разница? В чем может заключаться опасность использования генетически модифицированных продуктов?

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый г-н А. Батраков,
в настоящее время в данной области четко сформировались две наиболее популярные точки зрения: сторонники и лоббисты ГМО утверждают, что все генетически модифицированные растения и полученные из них продукты абсолютно безопасны, а их оппоненты придерживаются противоположной точки зрения, в соответствии с которой все ГМ продукты опасны. Обе позиции не верны, поскольку неправильно говорить об опасности или безопасности ГМ растений и полученных из них продуктов вообще (обо всех сразу). В каждом конкретном случае необходимо доказать, как требует того принцип принятия мер предосторожности, безопасность вполне конкретного ГМ растения или полученного из него продукта, после чего они могут беспрепятственно использоваться в коммерческих целях. При отсутствие доказательств безопасности данный конкретный ГМ организм или полученный из него продукт рассматриваются как потенциально опасные. Именно по этой причине требуется маркировка ГМ продуктов питания. Маркировка ГМ продуктов предупреждает потребителя о том, что пока не получены окончательные доказательства безопасности данного конкретного продукта, и, следовательно, на данный конкретный момент времени производитель и продавец не дают гарантий полной безопасности продаваемого товара. Необходимость доказательств безопасности ГМ продуктов следует из несовершенства методов получения трансгенных организмов и неполноты наших фундаментальных знаний о "работе" генома высших организмов. Тем более в литературе постепенно накапливаются экспериментальные данные, свидетельствующие о негативном влиянии некоторых ГМ продуктов на здоровье животных. Ниже представлены эти данные без комментариев.

(1) Доктором А.Пуштаи (Исследовательский институт Рауэтт, Великобритания) было экспериментально продемонстрировано, что длительное скармливание животным трансгенного картофеля вызывает у них серьезные изменения внутренних органов, в частности слизистой оболочки кишечника, частичную атрофию печени и изменение тимуса. Эти данные были опубликованы после проведения экспериментов и подтверждения заявленных результатов старшим патологом Аберденского университета С.В.Ивеном [Ewen S.M., Pusztai A. Effects of diets containing geletically modified potatoes expressing lectin on rat small intestine // The Lancet. 1999. Vol. 353. P. 1353–1354].

(2) По мнению академика РАМН В.А. Тутельяна, возглавляющего Институт питания РАМН, который отвечает за проведение медико-биологической экспертизы в стране, «существует определенный риск для здоровья человека при употреблении в пищу продуктов, полученных путем генной инженерии. В каждом конкретном случае однозначно предсказать конечный результат не представляется возможным» [Отчет Института питания РАМН «Медико-биологические исследования трансгенного картофеля, устойчивого к колорадскому жуку» (по соглашению с фирмой «Монсанто»), утвержденный В.А.Тутельяном. М.: Институт питания РАМН, 1998. 63 с.].

В.А.Тутельян с сотрудниками экспериментально продемонстрировали негативное влияние на крыс трансгенного картофеля, устойчивого к колорадскому жуку. Животным скармливали вареный картофель нормальный или ГМ (Рассет Бербанк Ньюлиф) в течение 1 или 6 месяцев. Включение в рацион крыс трансгенного картофеля на протяжении 6 месяцев «приводило к статистически достоверному снижению концентрации гемоглобина, среднего содержания гемоглобина в одном эритроците и средней концентрации гемоглобина в одном эритроците» (см. Отчет). Изменения печени у них встречались в 3 раза чаще, чем у животных, которым скармливали контрольный картофель, измененные гепатоциты обнаруживались во всех дольках печени; одновременно наблюдались признаки жировой дистрофии, статистически достоверное увеличение абсолютной массы почек, чаще встречались макроскопические изменения органов, которые авторы исследования отнесли к разряду интеркутентных заболеваний.

(3) Д.б.н. И.В. Ермаковой (Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН) на крысах, а так же М. Коноваловой (Саратовский Аграрный Университет МСХ) на мышах было показано, что при добавлении в корм ГМ сои или ГМ кукурузы, у подопытных животных выявлены существенные изменения в поведенческих реакциях (возрастание агрессивности, потеря материнского инстинкта, поедание приплода), повышенная смертность среди приплода в первом поколении, отсутствие второго и третьего поколений, сокращение числа животных в помёте, существенные патологические изменения по морфологии и гистологической структуре репродуктивной и мочевыводящей систем.

(4) Об опасности ГМ кукурузы MON863 говорят результаты проверки биологической безопасности, проведённой специалистами «Монсанто». Эти результаты стали доступны только по решению суда. В ходе анализа этих результатов, полученных специалистами «Монсанто», французским экспертам удалось установить, что в экспериментальной группе самок наблюдалось резкое увеличение показателей как веса печени, так и общего веса тела, зафиксировано нарушение функции почек, повышение содержания сахара и жиров в крови, причём уровень жиров повышался на 40%. В отличие от самок у самцов происходил резкий сброс весовых характеристик, что в первую очередь отразилось на функции печени и почек. Так, при детальном исследовании изменённых почек и анализе ионного состава мочи у экспериментальных животных, оказалось, что в результате возникших патологических изменений, уровень фосфора и натрия в моче у мужских особей понизился на 30%. Это может иметь прямую связь с установлением диагноза нефропатия.

(5) Самым последним свидетельством существования опасных медико-биологических рисков, привносимых ГМ продуктами, стали исследования группы ученых из Комитета по независимой информации и исследованиям в области генной инженерии (Париж), Института биологии Университета Каена (Каен), Университета Руана (Мон-Сент-Эньян), проводивших независимую проверку представленных данных по безопасности ГМ-кукурузы MON863 американской компании «Монсанто», реализуемой на европейских и мировых рынках. На коммерческой основе эта кукуруза выращивается в Соединенных Штатах и Канаде с 2003 г. Её одобрили для импорта и использования в продуктах питания в таких странах как Япония, Корея, Тайвань, Филиппины и Мексика. После длительных дебатов, в Европе кукуруза MON 863 получила одобрение Европейской Комиссии для использования в качестве корма для животных в 2005 г. и для людей в 2006 г. В России же трансгенная кукуруза MON863 была одобрена к использованию еще в 2003 году (свидетельство о регистрации № 77.99.02.916.Г.000010.04.03). По мнению французских учёных, в отношении трансгенной кукурузы MON863, выявленные патологические отклонения у животных никак нельзя назвать «отклонением в пределах физиологической нормы», как заключается в отчёте по биологической безопасности корпорации «Монсанто», а продукт, одобренный для питания населения в Европейском Союзе, ОКАЗАЛСЯ ТОКСИЧНЫМ ДЛЯ ПЕЧЕНИ И ПОЧЕК, впрочем, также как и для других жителей планеты, в том числе и России. «Полученные результаты свидетельствуют о необходимости проведения дополнительных исследований и подтверждают необходимость введения немедленного запрета на использование этой линии кукурузы в пищу человека и животных», − заявил руководитель исследовательской группы профессор Жиль-Эрик Сералини (Gilles-Eric Seralini).

В.Г. Лебедев. Разница между сортами, полученными путем скрещивания и методами генной инженерии заключается в том, что в первом случае случайным образом переносятся тысячи генов, а во втором – целенаправленно один-два. Имеется еще одно отличие – вместе с геном ценного признака по технологическим причинам переносят маркерные гены устойчивости к антибиотикам, выделенные из бактерий. Существует мнение, что такие гены могут перейти в бактерии кишечника человека и его нечем будет лечить. Однако ГМ растения, разрешенные к использованию, содержат гены устойчивости, которые:

1) уже широко распространены в почвенных и кишечных бактериях, br>
2) придают устойчивость к антибиотикам, не использующимся в клинической практике. Другие возможные опасности – токсичность, аллергенность и изменение питательной ценности ГМ продуктов. Но все ГМ растения, предназначенные для употребления в пищу, проходят очень жесткую проверку, которая может продолжаться годами – их почти буквально разбирают по молекулам, так как никому не хочется потом отвечать по судебным искам. Такая проверка и не снилась обычным продуктам, которые по своей природе содержат токсины, что же касается аллергенности, то несколько процентов населения страдают аллергией к обычным пшенице, сое, арахису и орехам. По этим причинам, на третьем десятке лет существования трансгенных растений одобрение на выращивание получило около всего 150 сортов (причем не все из них пищевые), хотя различных полевых испытаний проведено уже несколько десятков тысяч.

Таким образом, научные причины для «воя» отсутствуют. Но остаются еще экономические – сокращение спроса на пестициды из-за распространения устойчивых к вредителям ГМ культур, защита своих сельхозпроизводителей от ввоза более дешевой трансгенной продукции и политические – приобрести популярность на борьбе с чем-либо (трансгенными растениями, атомными электростанциями и т.д.) гораздо проще, чем на созидательной деятельности.


Вопрос:

Григорий
Переход к массовому использованию ГМО в сельском хозяйстве сулит огромные экономические выгоды, которые, естественно, вызывают позитивные социальные и политические эффекты. Поэтому "прорывные" программы (по типу "электрификации всей страны") весьма соблазнительны для правительств.
Уважаемые эксперты!
1.Каковы риски внедрения программ массового перехода к использованию ГМО в с/х? Отделите, пожалуйста, предполагаемые риски от доказанных.
2.Как вы оцениваете перспективы развития традиционных (селекционных) технологий, т.е. согласны ли вы с тем, что это уже исчерпавшая себя "тупиковая ветвь эволюции"?
Простите за возможные терминологические ляпы.

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Уважаемый Григорий,
благодарю за вопрос. Могут ли "прорывные" программы (по типу "электрификации всей страны") масштабного использования ГМО решить основные проблемы конкретного государства или общества в целом? Именно так ставился вопрос на пороге 21 века. В 2002 году одна из популярнейших российских газет поведала миру о том, что

(1) ГМ продукты спасут человечество от голода;

(2) ГМ растения позволят решить энергетическую проблему на планете;

(3) ГМ растения позволят решить многие проблемы здравоохранения, в частности, 1-2 сотки земли позволят получить вакцины для всей России и, наконец,

(4) ГМ растения позволят сохранить среду обитания.

Сейчас становится все более очевидным, что активное использование ГМ растений не является непременным условием процветания того или иного государства, прежде всего процветания экономического. Так, если США является лидером в области применения генноинженерных технологий и лидером в мире, то африканские страны, не выращивающие ГМ сорта с/х культур на своей территории (кроме ЮАР) и не использующие ГМ продукты питания, явные аутсайдеры. С другой стороны, Аргентина, которая все с/х производство сориентировала на ГМ сорта растений, не может победить голод, тогда как страны Евросоюза – практически не выращивают ГМ растения, но обеспечивают высокий уровень жизни населения.

Такая ситуация, очевидно, связана с наличием агротехнических рисков. Можно выделить следующие основные агротехнические риски.

1. Риски непредсказуемых изменений нецелевых свойств и признаков модифицированных сортов, связанные с плейотропным действием введенного гена. Например, снижение устойчивости к патогенам при хранении и устойчивости к критическим температурам при вегетации у сортов, устойчивых к насекомым-вредителям.

2. Снижение сортового разнообразия сельскохозяйственных культур вследствие массового применения монокультур ГМО.

3. Риски отсроченного изменения свойств, через несколько поколений, связанные с адаптацией нового гена и c проявлением как новых плейотропных свойств, так и изменением уже декларированных.

4. Неэффективность трансгенной устойчивости к вредителям через несколько лет массового использования данного сорта.

5. Возможность использования производителями терминальных технологий для монополизации производства семенного материала.

6. Монопольное владение семенными и химическими корпорациями как генетически модифицированными растениями и семенами, так и химикатами приводит фермера или даже целое государство – покупателя ГМ семян – к сверхзависимости от производителя посевного материала.

7. Невозможность предотвратить генетическое загрязнение посевов нормальных (не трансгенных) с\х культур на прилегающих полях при выращивании генетически модифицированных растений.

Не согласен абсолютно, что традиционные (селекционные) технологии - уже исчерпавшая себя "тупиковая ветвь эволюции". Потенциал дикорастущих видов как доноров полезных для человека свойств (генов) далеко не исчерпан.


А.С. Баранов. Что касается колоссальных экономических выгод - это миф, придуманный производителями и держателями патентов на генетические вставки созданных ГМ растений. Исследования и зарубежных, и отечественных учёных из Института системного анализа РАН, ведущего научного сотрудника, к.э.н. Р.А. Перелёта («Замечания по экономическим аспектам использования ГМО», в кн. «ГМО – скрытая угроза России. Материалы к Докладу Президенту»: Москва, 2004, ОАГБ, ЦЭПР: 112-118) говорят о том, что традиционные культуры обычной селекции превосходят по своей продуктивности генетически модифицированные аналоги.

О рисках. Я уже частично ответил на этот вопрос выше. Добавлю лишь, что к наиболее значимым и доказанным на настоящий момент аграрно-экологическим рискам использования ГМ культур можно отнести:

- Снижение разнообразия традиционных (аборигенных) сортов растений и пород животных. Распространение ГМО ведёт к вытеснению других сортов и пород, а значит к снижению сортового (породного) биоразнообразия. Это разнообразие является основой устойчивого сельского хозяйства.

- Сокращение видового разнообразия. Производство ГМО приводит к сокращению видового разнообразия растений, животных, грибов и микроорганизмов, обитающих на полях, где они выращиваются и вокруг них. Быстрорастущие виды трансгенных организмов могут вытеснить обычные виды из естественных экосистем.

- Неконтролируемый перенос генов, особенно генов, определяющих устойчивость к пестицидам, вредителям и болезням вследствие переопыления с дикорастущими родственными и предковыми видами. Как следствие, снижение биоразнообразия дикорастущих предковых форм культурных растений и формирование «суперсорняков».

- Распространение использования гербицидов широкого спектра (например, глифосината или глифосата) приведёт к обеднению видового состава полезной энтомо- и орнитофауны (насекомые и птицы) и разрушению агробиоценозов.

- Истощение и нарушение естественного плодородия почв. ГМ-культуры с генами, ускоряющими рост и развитие растений в значительно большей степени, чем обычные, истощают почву и нарушают её структуру. В результате подавления токсинами ГМ-растений жизнедеятельности почвенных беспозвоночных, почвенной микрофлоры и микрофауны происходит нарушение естественного плодородия почв.

О перспективах развития традиционных (селекционных) технологий. Традиционная селекция остаётся по-прежнему в арсенале генетики для получения сортов и пород сельскохозяйственных организмов. В последней «Декларации о генетическом разнообразии» Всемирной организации по продовольствию и сельскому хозяйству ООН (ФАО) как раз и делается основной акцент на сохранение и преумножение национальных пород и сортов, поскольку они являются плодом тысячелетних трудов наших предков и служат основой продовольственного суверенитета и безопасности государств. Так что рано списывать селекционеров со счетов! Я думаю, что они ещё не сказали своего последнего слова. Удачи им и процветания.


В.Г. Лебедев. 1. Одним из рисков массового выращивания ГМ культур называют появление устойчивых вредителей и возбудителей заболеваний, способных преодолеть механизмы защиты, переданные с помощью генной инженерии, а также появление сорняков, устойчивых к гербицидам, использующимся на ГМ растениях. В этом нет ничего нового – противостояние болезни и селекционера продолжается всю историю селекции. Устойчивость сортов, выведенных обычным путем, также со временем преодолевается, почему постоянно и выводят новые сорта. То же касается и устойчивости к гербицидам - в результате мутаций такие сорняки появлялись на полях задолго до появление трансгенных растений. Именно из этих сорняков были выделены некоторые гены устойчивость к гербицидам, перенесенные затем в культурные растения. Меры борьбы с этим явлением также давно известны: чередование сортов с различными механизмами устойчивости, чередование гербицидов, получение трансгенных растений с двумя различными генами устойчивости - вероятность появления у одной особи двух мутаций, ведущих к приобретению устойчивости, практически нулевая.

Другой риск – это перенос трансгенов в окружающую среду. Однако далеко не каждое ГМ растение и не в каждом месте способно скрещиваться с дикими видами. Существуют как естественные (самоопыление, отсутствие родственных видов), так и искусственные (индуцирование стерильности пыльцы, пространственная изоляция) препятствия. Но даже если это и произойдет, селекционеры уже много лет выводят сорта с устойчивостью к болезням, вредителям и абиотическим стрессам (засухе, холодам и др.). Эти сорта также способны скрещиваться и передавать гены устойчивости. Однако до сих пор неизвестно о каких-либо случаях появлениях сорняков с повышенной выживаемостью или способностью к распространению.

Наконец, существует вероятность воздействия ГМ растений на так называемые не-мишенные виды. Это относится к растениям с инсектицидной активностью, т.е. синтезирующих белки, губительно действующие при поедании на вредителей. Однако такие трансгенные растения проходят проверку на безопасность для различных организмов (почвенных, водных, насекомых-опылителей и т.д.), и к выращиванию допускаются только те, которые ее выдержали.

2. Традиционную селекцию не следует списывать со счетов по ряду причин. Во-первых, генная инженерия растений в ряде случаев лишь поставляет исходный материал для дальнейшей селекционной работы, хотя ее КПД (генной инженерии) значительно выше, чем у других методов - гибридизации, мутагенеза и др. Во-вторых, с помощью методов генной инженерии пока нельзя переносить полигенные признаки, т.е. признаки, кодируемые многими генами – продуктивность, размер, форму и вкус плодов и т.д. В-третьих, трансгенную технологию экономически нецелесообразно (по крайней мере, в настоящее время) использовать для улучшения относительно малораспространенных с/х культур.


Вопрос:

Орехов Т.Г.
Почему у нас только один институт - Институт питания РАМН имеет право на выдачу решения о безопасности тех или иных продуктов, в том числе содержащих ГМО? Насколько объективны их заключения? Насколько современны и совершенны применяемые методики определения безопасности продуктов? Можно ли организовать в стране проведение нескольких независимых экспертиз?

Ответ:

Кузнецов Владимир Васильевич, Баранов Александр Сергеевич, Лебедев Вадим Георгиевич
В.В. Кузнецов. Институт питания РАМН является именно той организацией в стране, которая отвечает за безопасность пищевых продуктов. Решением Главного государственного санитарного врача РФ проведение экспертизы ГМ продуктов было поручено указанному учреждению, а проведение медико-генетической экспертизы поручено проводить Центру "Биоинженерии" РАН. Обе указанные организации имеют достаточно современную материальную базу для проведения подобных исследований. По поступающей из разных источников информации биологическая безопасность ГМ продуктов питания проводится, прежде всего, камерально, основываясь на представленных производителем или импортером документах.


А.С. Баранов. По существующему положению Институт питания РАМН у нас в стране определён как головной по проверке безопасности продуктов питания, в том числе и произведённых с использованием компонентов полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов растительного или животного происхождения. Насколько мне известно, заключения, которые дал этот Институт в своих научных отчётах по проверке ГМ растений, таких как свёкла и картофель, не вполне объективны и корректны. Во всяком случае, рассмотрев эти же научные данные, Комиссия по ГМО Государственной экологической экспертизы России сделала противоположные выводы, признав эти сельскохозяйственные культуры как пищевые объекты небезопасными и не разрешив их коммерческое выращивание на территории Российской Федерации. Методические рекомендации и методы по проверке на биобезопасность ГМО разработаны, но, может быть, не вполне совершенны, поскольку наука всё время развивается и не стоит на месте. Более того, в результате генетических трансформаций могут образовываться новые белки, которые не детектируются при проверке, и которые могут оказаться не безопасными для здоровья человека. Привнесение пищевых рисков может быть связана ещё и с тем, что не всегда уполномоченные Институты не исполняют все методические требования, предъявляемые к проверке на безопасность. Например, все разрешенные на сегодня к использованию 16 линий ГМ-растений на территории России, прошли проверку на одном поколении и только в одном случае – на двух, хотя методические указания, утверждённые Главным санитарным врачом России, предписывают это делать на 5 поколениях. Проведение независимой проверки на безопасность организовать у нас в стране вполне реально. Во многих странах Запада за безопасностью продовольственного рынка следят общественные структуры, которым государство делегируют эту функцию. Получается как бы «Народный контроль», который ведут ассоциации или общественные объединения под контролем государства.


В.Г. Лебедев. Институт питания является ведущим научным учреждением в этой области. Помимо него экспертизу пищевых продуктов проводят также Институт вакцин и сывороток им. И.И.Мечникова и Московский НИИ гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана. Методики определения безопасности продуктов с ГМО разработаны на основе совершенствующихся в течение десятилетий методов оценки безопасности пестицидов, средств бытовой химии, лекарственных препаратов и т.д. Проведение независимых экспертиз, конечно же, возможно, но cледует учитывать, что всесторонняя оценка пищевой безопасности одного ГМ растения – мероприятие довольно затратное, продолжается год-полтора и требует наличия квалифицированного персонала из разных областей науки, соответствующего оборудования и т.д. Именно несоответствие методики экспериментов И.Ермаковой общепринятым международным протоколам по исследованиям на животных и явилось одной из причин, по которым эксперты не признали ее результаты достоверными (см. предыдущий ответ).





Перейти к обсуждению на форуме >>