Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: 1
RSS
Над тропическим лесом нависла угроза, Амазония Тропические леса
Над тропическим лесом нависла угроза

ЕСЛИ смотреть с самолета, влажнотропический лес Амазонии напоминает стеганный ковер размером с континент и выглядит сейчас таким же зеленым и нетронутым, как и в то время, когда Орельяна нанес его на карту. Если вы пробираетесь через жаркий влажный лес, стараясь увильнуть от насекомых размером с маленьких млекопитающих, вы обнаруживаете, что сложно определить, где заканчивается реальность и начинается игра воображения. То, что кажется листьями, вдруг оказывается бабочками, лианы — змеями, а куски сухого дерева — пугливыми грызунами, убегающими с молниеносной скоростью. В амазонском лесу по-прежнему трудно отличить реальность от вымысла.

«Но самое поразительное это то,— отмечает один обозреватель,— что амазонская реальность не менее невероятна, чем амазонские мифы». Да, действительно, невероятна! Представьте себе лес размером с Западную Европу. Вообразите, что он заполнен деревьями более 4 000 видов. Добавьте прелесть цветущих растений более 60 000 видов. Раскрасьте его яркими оттенками оперения птиц 1 000 видов. Оживите его млекопитающими 300 видов. И наполните его жужжанием насекомых, быть может, двух миллионов видов. Теперь вы понимаете, почему всякий, кто описывает тропический лес Амазонии, использует превосходную степень. Ничто так точно не передает биологической щедрости, которой переполнен этот самый большой на земле дождевой тропический лес.

Изолированные «живые мертвецы»

Девяносто лет назад американский писатель и юморист Марк Твен описал этот обворожительный лес как «очаровательную землю, щедро одаренную тропическими чудесами; фантастическую землю, где все птицы, и цветы, и животные являются, по сути, музейными экспонатами и где аллигатор, и настоящий крокодил, и обезьяна, кажется, чувствуют себя так же безопасно, как в зоопарке». В наши дни остроумное замечание Твена приобрело иной смысл. Может случиться, что скоро музеи и зоопарки станут единственным местом обитания для все большего числа тропических чудес Амазонии. Почему?

Очевидно, главная причина состоит в том, что человек вырубает влажнотропический лес Амазонии, уничтожая естественную среду местной флоры и фауны. Однако, помимо разорения среды обитания, есть и другие, менее заметные причины, из-за которых растения и животные уже при жизни превращаются в «живых мертвецов». Другими словами, крупные специалисты считают, что остановить вымирание видов невозможно.

Одна из таких причин — это изоляция. Государственные служащие, заинтересованные в охране окружающей среды, могут запретить вырубку оставшихся клочков леса, думая, что обеспечат выживание местных видов. Однако существование на таком островке леса сулит этим видам неминуемую гибель. В одной публикации («Protecting the Tropical Forests—A High-Priority International Task») приводится пример, показывающий, почему небольшие островки леса не в состоянии служить долговременным местом для жизни.

Различные виды тропических деревьев часто состоят из мужских и женских особей. В размножении им помогают летучие мыши, которые переносят пыльцу с мужских цветков на женские. Конечно, такое опыление возможно только в том случае, если деревья растут в радиусе полета мышей. Если же расстояние между женским и мужским деревом становится слишком большим — что часто происходит, когда островок леса оказывается в окружении обширного пространства выжженой земли,— мышь не в состоянии его преодолеть. Тогда деревья, как отмечается в сообщении, превращаются в «„живых мертвецов“, так как их дальнейшее размножение становится невозможным».

Это звено между деревьями и летучими мышами, является всего лишь одной из связей, образующих экосистему Амазонии. Проще говоря, амазонский лес похож на огромный дом, в котором есть кров и пища для разных, но тесно связанных между собой особей. Во избежание скученности, обитатели влажнотропического леса размещаются на различных ярусах: некоторые — ближе к лесному покрову, другие — высоко, под самыми кронами. У всех жильцов есть работа, которой они заняты круглые сутки: одни работают днем, другие — ночью. Если все виды лесных обитателей в состоянии выполнять свою долю работ, это сложное сообщество флоры и фауны Амазонии действует слаженно, как часы.

Однако эта амазонская экосистема («эко» происходит от греческого слова о́икос, что значит «дом») хрупкая. Даже если человек вмешивается в это лесное сообщество, ограничиваясь использованием всего лишь некоторых видов, его разрушительное воздействие сказывается на всех ярусах лесного дома. Работник службы охраны природы Норман Майерс подсчитал, что вымирание только одного вида растений может повлечь за собой гибель целых 30 видов животных. А так как будущее большинства тропических деревьев, в свою очередь, зависит от животных, распространяющих их семена, истребление человеком этих существ ведет к вымиранию деревьев, которые эти животные обслуживают.

Небольшая вырубка — небольшие потери?

Некоторые оправдывают вырубку небольших участков тем, что лес снова восстановится и на месте обезлесенной земли вырастут новые побеги растений, подобно как у человека — на том месте, где он порезал палец, вырастает новый слой кожи. Так ли это? Не совсем.

Это верно, что лес действительно восстанавливается, если человек надолго оставляет в покое вырубленный клочок леса. Но верно также и то, что новые побеги похожи на прежний лес не больше, чем жалкая фотокопия на четкий оригинал. Има Виейра, бразильский ботаник, исследовала в Амазонии участок леса, вырубленный 100 лет назад, и обнаружила, что из 268 видов деревьев, которые буйно росли в прежнем лесу, только 65 составляют основу сегодняшнего леса. По словам ботаника, подобная разница наблюдается и в отношении видов животных в этом районе. Итак, даже если леса из-за вырубки не превращаются, как говорят некоторые, в багряные пустыри, влажнотропический лес Амазонии местами становится жалким подобием оригинала.

Помимо этого, вырубка даже незначительных участков леса часто наносит вред растениям и животным, которые растут, ползают и лазают только в этой части леса и ни в какой другой. К примеру, в Эквадоре в одной из зон тропического леса площадью в 1,7 квадратного километра исследователи обнаружили 1 025 видов растений. Более 250 из них не произрастают больше нигде на земле. «Местный пример,— говорит бразильский эколог Розарио Грибель,— это соин-де-колера (известный как пегий тамарин)», прелестная маленькая обезьянка, которая выглядит так, будто она одета в белую футболку. «Немного оставшихся особей живут только в небольшой части леса недалеко от Манауса, расположенного в Центральной Амазонии, но уничтожение этого небольшого места обитания,— говорит д-р Грибель,— истребит этот вид навсегда». Небольшая вырубка, но огромные потери.

Сдирают «ковер»

Полная вырубка леса — это, пожалуй, самая большая угроза, которая нависла над влажнотропическим лесом Амазонии. Строители дорог, лесорубы, горняки и множество других сдирают лесной покров, будто ковер, во мгновение ока разрушая до основания целостную экосистему.

Пока ведутся интенсивные споры по поводу того, сколько же точно леса вырубается ежегодно в Бразилии (по самым скромным подсчетам 36 000 квадратных километров в год), общая площадь уже погубленного влажнотропического леса Амазонии, возможно, составляет более 10 процентов, что превышает размер Германии. В еженедельном бразильском журнале «Вежа» сообщалось, что по вине земледельцев, практикующих подсечно-огневую обработку почвы, в 1995 году по всей стране полыхало около 40 000 лесных пожаров, это в пять раз больше, чем в предыдущем году. Человек жжет лес с такой силой, предупреждает «Вежа», что некоторые части Амазонии похожи на «ад у зеленой границы».

Виды исчезают — ну и что?

Некоторые спросят: «А нужны ли нам все эти миллионы видов?» Да, нужны, как доказывает работник службы охраны природы Эдвард О. Уилсон Гарвардского университета. «Поскольку мы зависим от функционирования экосистем, которые очищают нашу воду, обогащают нашу почву и производят тот самый воздух, которым мы дышим,— говорит Уилсон,— разнообразие — это несомненно то, к чему нельзя относиться легкомысленно». В книге «Люди, растения и патенты» («People, Plants, and Patents») говорится: «Доступ к богатому генетическому разнообразию будет ключом к выживанию человечества. Если исчезнет разнообразие, вскоре эта участь постигнет и нас».

На самом деле последствия уничтожения видов заходят намного дальше поваленных деревьев, исчезающих животных и обеспокоенных коренных жителей. Сокращение площади лесных массивов может сказаться и на вас. Подумайте вот о чем: фермер в Мозамбике, срезающий стебли маниока, мать в Узбекистане, принимающая противозачаточные средства, раненый мальчик в Сараево, получающий морфин, или покупатель в нью-йоркском магазине, наслаждающийся экзотическим ароматом,— все эти люди, отмечают сотрудники одной организации (Panos Institute), пользуются продуктами, которые берут свое начало в тропическом лесу. Как видно, растущий лес приносит пользу людям во всем мире, включая вас.

Ни пир, ни голод

Понятно, что за счет влажнотропического леса Амазонии нельзя устроить пир на весь мир, но благодаря такому лесу можно предотвратить всемирный голод. Каким образом? В 1970-х годах началось крупномасштабное культивирование некоторых видов растений, дающих богатые урожаи. Хотя благодаря этим высокопродуктивным растениям и появилась возможность обеспечить продовольствием дополнительно 500 миллионов человек, здесь крылась одна опасность. Так как этим растениям недостает генетического разнообразия, они слабы и подвержены заболеваниям. Вирусы могут «скосить» самый обильный урожай государства и повлечь за собой голод.

Итак, для того чтобы получать более стабильные урожаи и предотвращать голод, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) сейчас настаивает на «использовании более широкого диапазона генетического материала». Вот здесь и находят свое применение влажнотропический лес и его коренные жители.

Поскольку тропические леса являются местом, где произрастает более половины разновидностей растений, существующих в мире (включая около 1 650 видов, считающихся потенциальными продовольственными культурами), естественный амазонский рассадник — это идеальное место для любого исследователя, который отыскивает дикорастущие виды растений. К тому же жители лесов знают, как лучше использовать эти растения. Например, бразильские индейцы каяпо не только выводят новые сорта культур, но и сохраняют образцы определенных разновидностей на склонах холмов. Скрещивание таких дикорастущих сортов со слабо защищенными акклиматизированными урожайными сортами поддержит крепость и устойчивость продовольственных культур. И, как говорят представители ФАО, такая поддержка растений крайне нужна, поскольку «в последующие 25 лет необходимо увеличить производство продовольствия на 60 процентов». Несмотря на это, бульдозеры, используемые на лесоповале, настойчиво пробиваются вглубь влажнотропического леса Амазонии.

С какими последствиями? Человек, уничтожающий влажнотропический лес, очень похож на фермера, который съедает семена, заготовленные им для посева: он удовлетворяет свой сиюминутный голод, но ставит под вопрос сохранность запасов продовольствия на будущее. Недавно группа специалистов в области биологического разнообразия сделала предостережение, что «сохранение и совершенствование оставшегося видового разнообразия — это то, о чем всем нужно серьезно беспокоиться».

Растения, подающие надежды

Сейчас зайдем в лесную «аптеку», и вы увидите, что жизнь человека неразрывно связана с тропическими лианами и другими растениями. Например, алкалоиды, извлекаемые из лиан, растущих в Амазонии, используются перед операцией в качестве мышечных релаксантов; благодаря химическим веществам, обнаруженным в розовом барвинке, лесном цветке, продлевается жизнь четырем из пяти детей, страдающих лейкемией. Лес также дает хинин, применяемый в борьбе с малярией, дигиталис, употребляемый для лечения сердечной недостаточности и диосгенин, используемый при изготовлении противозачаточных средств. Другие растения подают надежды в борьбе со СПИДом и раком. «В одной только Амазонии,— говорится в отчете ООН,— насчитывается 2 000 видов растений, которые местное население использует в качестве лекарственных средств и которые имеют фармацевтический потенциал». Как говорится в другом исследовании, во всем мире 8 из каждых 10 человек прибегают к лекарственным растениям, чтобы побороть свои недуги.

Итак, есть смысл беречь растения, которые оберегают нас, как говорит д-р Филипп М. Фернсайд. «Потеря амазонского леса считается возможным шагом назад в попытках найти лекарственное средство от рака. [...] Представление о том, что выдающиеся достижения современной медицины позволяют нам пренебречь большей частью этого сырья,— добавляет он,— отражает потенциально пагубную форму высокомерия».

Тем не менее человек продолжает истреблять животных и растения быстрее, чем их удается обнаружить и классифицировать. Могут возникнуть вопросы: почему же вырубка лесов продолжается? Можно ли изменить эту тенденцию? Есть ли у влажнотропического леса Амазонии будущее?

Представление о том, что почва Амазонии плодородна — «миф, который трудно рассеять», как отмечается в одном журнале («Counterpart»). В XIX веке исследователь Александр фон Гумбольдт назвал Амазонию «житницей мира». Спустя столетие президент США Теодор Рузвельт также считал, что освоение Амазонии обещает продуктивное сельское хозяйство. «Такую богатую и плодородную землю,— писал он,— нельзя оставить необработанной».

 В самом деле фермер, который имеет подобное мнение, обнаруживает, что первые пару лет земля дает приличный урожай, так как зола от сгоревших деревьев и растений служит удобрением. Однако потом почва истощается. Хотя буйная лесная зелень создает впечатление, будто под ней плодородная почва, в действительности почва — это слабая сторона леса. Почему?

*** Интервью с  Флавио Ж. Луизауном, исследователем из Национального института по исследованию Амазонки, специалистом по почве влажнотропических лесов. Вот некоторые из его комментариев:

 ‘В отличие от многих других видов лесной почвы, бо́льшая часть почвы амазонского бассейна недополучает питательных веществ снизу, из разлагающейся породы, потому что материнская порода скудна питательными веществами и лежит слишком глубоко от поверхности. Вместо этого выщелоченная почва вбирает питательные вещества сверху, из осадков и лесного сора. Однако, чтобы стать питательными, дождевым каплям и опавшим листьям нужна помощь. Почему?

 Дождевые капли, падающие на влажнотропический лес, сами по себе не содержат много питательных веществ. Однако, когда они попадают на листья и стекают по стволам деревьев, они вбирают в себя питательные вещества с листьев, веток, мха, водорослей, муравейников и из пыли. К тому времени, когда вода достигает почвы, она становится хорошей пищей для растений. Чтобы эта жидкая пища случайно не утекла в ручьи, в почве есть ловушка для питательных веществ, представляющая собой сеть тонких корней, которые устилают верхний слой почвы. Доказательством эффективности этой ловушки является то, что ручьи, в которые поступает дождевая вода, содержат еще меньше питательных веществ, чем сама лесная почва. Итак, питательные вещества проникают в корни прежде, чем вода попадает в ручьи или реки.

 Другой источник питания — это лесной сор: опавшие листья, ветки и плоды. Каждый год на один гектар [два с половиной акра] лесного покрова ложится где-то восемь тонн высококачественной подстилки. Но как лесной сор проникнет в почву, а затем в корневую систему растений? В этом помогают термиты. Они вырезают из листьев дискообразные кусочки и перетаскивают их в свои подземные гнезда. Термиты особенно активны во время сезона дождей, за который они умудряются переместить под землю целых 40 процентов всей лесной подстилки. Там они используют листья, чтобы строить огороды для культивирования грибов. Эти грибы, в свою очередь, разлагают растительный материал и высвобождают азот, фосфор, кальций и другие элементы — полезные питательные вещества для растений.

 Что от этого получают термиты? Пищу. Они поглощают грибы, а может быть, и немного листьев. Далее микроорганизмы, живущие в кишечнике термитов, принимаются за химическую переработку пищи, которую съели термиты, так что в конце концов выделения насекомых становятся для растений пищей, обогащенной питательными веществами. Итак, осадки и повторное использование органических веществ являются двумя факторами, которые обеспечивают существование и рост влажнотропического леса.

 Нетрудно представить, что происходит, когда расчищают и выжигают лес. Больше не остается ни растительного покрова, который задерживает осадки, ни слоя лесной подстилки, которую нужно перерабатывать. Вместо этого, проливные дожди с огромной силой бьют прямо по обнаженной земле, и под их воздействием почва огрубевает. В то же время солнечный свет, падая прямо на землю, накаляет почву и уплотняет ее. Это приводит к тому, что теперь дождевая вода течет прямо по земле, питая не почву, а реки. Потеря питательных веществ вырубленными и выжженными землями может быть настолько значительной, что даже потоки, протекающие недалеко от таких участков, могут пострадать от избытка этих веществ, подвергая опасности жизнь водных обитателей. Ясно, что лес, если его не беспокоить, поддерживает себя сам, а вмешательство человека приносит бедствие’.

Человеческий фактор

 Нарушение экологического равновесия и вырубка леса наносит ущерб не только растениям и животным, но и человеку. Около 300 000 индейцев — остаток от 5 000 000, которые когда-то населяли амазонский регион Бразилии,— до сих пор сосуществуют со своей лесной средой. Индейцы испытывают все большее и большее беспокойство из-за присутствия лесорубов, золотоискателей и других, многие из которых считают индейцев «помехой в развитии».

 Лет 100 назад в Амазонии поселились предки кабокло — крепких метисов, произошедших от белых и индейцев. Они обитают в хижинах на сваях, расположенных вдоль берегов реки, и, возможно, никогда не слышали слова «экология», хотя и живут за счет леса, не принося ему вреда. Тем не менее повседневная жизнь кабокло нарушается наплывами новых переселенцев, вторгающихся теперь в их лесной дом.

 По правде говоря, не известно, какое будущее ожидает около 2 000 000 сборщиков орехов и каучука, рыбаков и других местных жителей, населяющих весь влажнотропический лес Амазонии и живущих в гармонии с лесными и речными циклами. Многие полагают, что усилия сохранить лес не должны ограничиваться защитой махогониевых деревьев и ламантинов. Они должны распространяться и на людей, живущих в лесу.

Как взаимосвязаны рыбы и деревья

 Во время сезона дождей Амазонка выходит из берегов и затапливает деревья, растущие в низменных лесах. В то время, когда наводнение достигает максимума, большинство деревьев в этих лесах плодоносит, их семена опадают, но из-за воды поблизости, конечно же, не найти грызунов, которые бы их распространили. Тут и появляется рыба тамбаки (Colonnonea macropomum), которая напоминает плавающие щипцы для орехов и обладает острым обонянием. Проплывая между ветвей затопленных деревьев, она по запаху определяет деревья, которые вот-вот обронят семена. Когда плод с семенами падает в воду, рыба своими мощными челюстями раздавливает скорлупу и вместе с семенами проглатывает плодовую мякоть, которая и усваивается, а семена выделяются с экскрементами на лесной покров, где они и прорастут, когда спадет вода. Хорошо — и рыбе, и дереву. Тамбаки накапливает жир, а дерево дает новую поросль. Из-за вырубки этих деревьев подвергается опасности существование тамбаки и около 200 других видов плодоядных рыб.

Поиски решений

«ГОНЯЯСЬ за тенью,— написал английский писатель Джон Лили,— мы упускаем из виду реальность». Чтобы избежать подобной западни, нам на самом деле нужно помнить: то, что сегодня вызывает беспокойство в связи с влажнотропическим лесом,— это всего лишь следствие более глубоких проблем, и уничтожение лесов будет продолжаться до тех пор, пока не будут устранены его коренные причины. В чем заключаются эти причины? «Основные силы, наносящие ущерб сохранности Амазонии,— говорится в исследовании, проведенном по инициативе ООН,— это бедность и человеческая несправедливость».

Совсем не «зеленая революция»

Некоторые ученые утверждают, что вырубка лесов — это частично побочный эффект так называемой «зеленой революции», которая началась в Южной и Центральной Бразилии несколько десятилетий назад. До этого тысячи семей, владевшие небольшими хозяйствами, добывали средства для жизни, выращивая рис, бобы и картофель и дополнительно разводя домашний скот. Затем крупномасштабные механизированные процессы по выращиванию соевых и гидроэлектрические проекты поглотили их земли и потеснили коров и местные культуры сельскохозяйственной продукцией, предназначенной для снабжения промышленно развитых стран. Только в период с 1966 по 1979 год площадь сельскохозяйственных угодий, выделяемых для выращивания продукции на экспорт, увеличилась на 182 процента. В результате 11 из 12 потомственных земледельцев потеряли свою землю и средства для жизни. Для них «зеленая революция» обратилась мрачным переворотом.

Куда было идти теперь этим безземельным земледельцам? Государственные деятели, не желавшие честно признать несправедливое распределение земли в своем регионе, предложили им выход из положения, объявив амазонский регион «безлюдной землей для безземельных людей». В течение десятилетия после открытия первой в Амазонии автомагистрали более двух миллионов неимущих фермеров из южной части Бразилии и пораженной засухой и бедностью северо-восточной ее части обосновались в тысячах лачуг вдоль дороги. Когда было построено больше дорог, в Амазонию переехало еще больше предполагаемых земледельцев, настроенных превратить леса в сельскохозяйственные угодья. Анализируя теперь эти программы по заселению, исследователи говорят, что «почти 50-летняя колонизация дала отрицательный результат». «В Амазонию завезены» бедность и несправедливость, а также «в амазонском регионе возникли новые проблемы».

Три шага вперед

Чтобы помочь в устранении причин, вызывающих вырубку леса, и улучшить жизненный уровень населения, Комиссия по развитию и охране окружающей среды Амазонии опубликовала документ, в котором правительствам стран Амазонского бассейна рекомендуется, помимо всего прочего, предпринять три начальных шага. 1.Обратить внимание на экономические и социальные проблемы регионов, пораженных бедностью, за пределами влажнотропического леса Амазонии. 2.Использовать растущий лес и разрабатывать ранее вырубленные участки. 3.Бороться с вопиющей несправедливостью общества — настоящей причиной людской нищеты и уничтожения лесов. Давайте рассмотрим повнимательнее эти три шага.

Капиталовложения


Обратить внимание на социально-экономические проблемы. «Один из наиболее действенных способов сократить вырубку лесов,— отмечает Комиссия,— это вложение капитала в наиболее бедные области стран Амазонии, из которых население вынуждено мигрировать в Амазонию в поисках лучшей жизни». Однако члены Комиссии добавляют, что «этот способ редко учитывается при государственном или региональном планировании развития или теми представителями промышленно развитых стран, кто отстаивает резкое снижение темпов вырубки амазонского леса». Тем не менее, как объясняют крупные специалисты, если государственные служащие и заинтересованные государства стремятся предоставить свой опыт и финансовую помощь для разрешения таких проблем, как неправильное распределение земель, или проблемы городской нищеты в прилежащих к Амазонии регионах, то они замедлят приток фермеров в Амазонию и помогут сохранить лес.

Но как можно помочь мелким фермерам, которые уже живут в Амазонии? Их повседневное выживание зависит от роста культур на почве, непригодной для земледелия.

Лес ради деревьев

Использовать лес и разрабатывать вырубленные участки. «Тропические леса слишком много вырубают и слишком мало используют. На разрешении этого парадокса зиждется их спасение»,— говорится в публикации «Исчезающие леса», изданной ООН («The Disappearing Forests»). Вместо того чтобы злоупотреблять лесом, занимаясь его повалом, человеку, по словам специалистов, нужно использовать его, вернее, собирать то, что он производит, например: фрукты, орехи, масла, каучук, экстракты, лекарственные растения и другие натуральные продукты. Как утверждается, такие дары составляют «приблизительно 90 процентов экономической ценности леса».

Даг Дейли, сотрудник нью-йоркского Ботанического сада, объясняет, почему он считает, что переход от уничтожения леса к сбору лесных продуктов имеет смысл: «Это успокаивает правителей — они не переживают, что Амазония понесет больших потерь на мировом рынке. [...] Это может обеспечить жизнь, которая даст людям средства к существованию и работу, и сохранит лес. Довольно трудно что-то сказать против» («Wildlife Conservation»).

Сохранение леса ради использования деревьев фактически улучшает условия жизни обитателей леса. Исследователи в Белене, северная часть Бразилии, к примеру, подсчитали, что преобразование одного гектара земли в пастбище приносит только 25 долларов годового дохода. Итак, чтобы получить минимальный месячный заработок среднего бразильца, человеку понадобилось бы 48 гектаров пастбищ и 16 голов крупного рогатого скота. Однако в журнале «Вежа» сообщается, что тот, кто намеревается заняться скотоводством, мог бы заработать гораздо больше денег, собирая натуральные лесные продукты. А разнообразие этих даров, только и поджидающих, чтобы за ними пришли, поразительно, как говорит биолог Чарлс Клемент. «Там можно возделать и собрать десятки сортов овощей, сотни сортов фруктов, смолы и масла,— добавляет д-р Клемент.— Но трудность состоит в том, что человеку нужно понять: лес — это источник богатства, а не препятствие на пути к обогащению».

Вторая жизнь опустошенной земли

Как утверждает бразильский исследователь Жуан Феррас, экономическое развитие и охрана окружающей среды могут идти рука об руку. «Посмотрите, сколько лесных угодий уже уничтожено. Нет необходимости вести дальнейшую вырубку девственных лесов. Вместо этого мы можем восстанавливать и повторно использовать уже обезлесенные и пришедшие в упадок участки». И в амазонском регионе хватает таких земель, которые необходимо возрождать.

С конца 1960-х годов правительство выделяло огромные дотации, поощряя крупных инвесторов преобразовывать лес в пастбища. И они откликнулись на это, но, как говорит д-р Феррас, «через шесть лет наступала деградация пастбищ. Позже, когда все осознали, что была допущена чудовищная ошибка, крупные землевладельцы заявили: „Ничего, мы уже получили от правительства достаточно денег“, и уехали». К чему это привело? «Около 200 000 квадратных километров брошенных пастбищ становятся пустошью».

И все же сегодня такие исследователи, как Феррас, ищут другие возможности использования пришедших в упадок земель. Какие именно? Несколько лет назад на месте заброшенного скотоводческого хозяйства они посадили 320 000 саженцев американского орехового дерева. Сегодня эти саженцы — плодоносные деревья. Так как деревья растут быстро и к тому же дают ценную древесину, сейчас саженцы американского ореха высаживают на обезлесенных землях в различных частях Амазонского бассейна. Сбор плодов, обучение земледельцев разведению многолетних культур, перенятие безвредных для леса методов добычи древесины и возрождение пришедших в упадок земель, по мнению специалистов,— разумные альтернативы, которые помогут сохранить лесные массивы.

И все же чиновники говорят, что для спасения лесов требуется больше, чем преобразование заброшенных земель. Необходимо преобразование сущности человека.

Как кривое сделать прямым

Бороться с несправедливостью. Несправедливое обращение людей, попирающих права других, часто вызывается жадностью. И, как заметил древний философ Сенека, «для жадности не хватит и всего сотворенного», включая обширный влажнотропический лес Амазонии.

В противоположность бедным амазонским земледельцам, промышленники и владельцы больших земельных угодий опустошают лес ради того, чтобы набить свои кошельки. Крупные специалисты отмечают, что западные страны также виновны и в том, что в большой мере способствовали вырубке леса в Амазонии. «Богатые промышленно развитые страны,— заключила одна группа немецких исследователей,— в значительной степени виновны в ущербе, который уже нанесен окружающей среде». Члены Комиссии по развитию и окружающей среде Амазонии заявляют, что для защиты Амазонии требуется по меньшей мере «новая глобальная этика — этика, которая предоставит лучший стиль развития, основанный на человеческой солидарности и справедливости».

Однако непрекращающиеся клубы дыма над Амазонией напоминают, что, несмотря на усилия, которые прилагаются во всем мире людьми, озабоченными состоянием окружающей среды, воплотить разумные идеи в жизнь так же трудно, как поймать дым. Почему?

Корни таких пороков, как алчность, лежат глубоко в основе человеческого общества — намного глубже, чем корни амазонских деревьев проникли в лесную почву. Хотя каждому из нас нужно делать то, что в наших силах, чтобы содействовать охране леса, неразумно ожидать, что люди, какими бы искренними они ни были, достигнут успеха в искоренении глубоких и сложных причин вырубки леса. То, что около трех тысяч лет назад заметил древний царь Соломон — мудрый наблюдатель человеческой натуры,— все еще остается правдивым. Одними только стараниями человека «кривое не может сделаться прямым» (Екклесиаст 1:15). Это похоже на португальскую поговорку: «O pau que nasce torto, morre torto» («Дерево, рожденное кривым, умирает кривым»). Несмотря на это, у влажнотропических лесов во всем мире есть будущее. Почему так можно сказать?

Просвещение впереди

Приблизительно сто лет назад бразильский писатель Эуклидес да Кунья был настолько восхищен изобилием жизненных форм дикой природы Амазонии, что отозвался о лесе как о «неопубликованной современной странице Бытия». И хотя человек занимался загрязнением и порчей этой «страницы», амазонские угодья, как говорится в докладе «Амазония без прикрас» («Amazonia Without Myths»), по-прежнему являются «грустным напоминанием того, какой была земля во время Сотворения». Но как долго это будет продолжаться?

Подумайте вот о чем: влажнотропический лес Амазонии и другие тропические леса мира служат, по словам Да Куньи, свидетельством «исключительного интеллекта». От самых корней до самых листьев лесные деревья показывают, что они дело рук искусного архитектора. А если это так, то разве этот Великий Архитектор позволит жадным людям уничтожить влажнотропические леса и разорить землю? Библейское пророчество отвечает на этот вопрос решительным нет! В нем сказано: «И рассвирепели язычники; и пришел гнев Твой [Бога] и время [«назначенное время», НМ]... погубить губивших землю» (Откровение 11:18).

Однако обратите внимание: в этом пророчестве говорится, что Творец не только возьмется за корень проблемы, устранив жадных людей, но что он сделает это в наши дни. Почему мы так говорим? В пророчестве сказано, что Бог приступит к действию в то время, когда человек будет ‘губить’ землю. Когда около двух тысяч лет назад были записаны эти слова, не было ни такого количества людей, ни возможностей это делать. Но положение изменилось. «Впервые за свою историю,— отмечается в одной книге («Protecting the Tropical Forests—A High-Priority International Task»),— человечество сегодня в состоянии уничтожить основы своего выживания не только в отдельных регионах или местностях, но и в глобальном масштабе».

Следовательно, «назначенное время», когда Творец выступит против «губивших землю», близко. У влажнотропического леса Амазонии и других природных мест на земле, находящихся в опасности, есть будущее. Об этом позаботится Творец, и это не миф, а реальность.


Работы по сохранению

 В центральном городе Амазонии Манаусе располагаются различные офисы бразильского Национального института по исследованию Амазонки, (INPA), которые утопают в пышной растительности вторичного леса, площадью примерно в 400 000 квадратных метров. Этот институт, основанный 42 года назад и имеющий 13 различных факультетов, занимается всем — от экологии и лесоводства до здоровья человека — и является самой крупной региональной исследовательской организацией. В институте также размещена одна из богатейших в мире коллекций амазонских растений, рыб, пресмыкающихся, земноводных, млекопитающих, птиц и насекомых. Работа 280 исследователей института содействует лучшему пониманию людьми сложных взаимосвязей экосистем Амазонии. Посетители института уходят отсюда с чувством оптимизма. Несмотря на бюрократические и политические ограничения, бразильские и зарубежные ученые решительно настроены бороться за сохранение жемчужины мировых влажнотропических лесов — Амазонии.
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Над тропическим лесом нависла угроза