Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: 1
RSS
Второе лицо Жореса Ивановича, Проблемы современной науки

Кому не известно имя Жореса Ивановича Алферова – единственного из проживающих сегодня в России отечественных лауреатов Нобелевской премии? Он – знаменитый физик, получивший в 2000 году это высшее международное отличие за разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и микроэлектронных компонентов. Есть, разумеется, и другие награды – как советские и российские, так и зарубежные: от гэдээровских до американских, от белорусских до молдавских, от азербайджанских до армянских. И это только научная сторона дела.
А стезя общественного служения? Ведь академик стал героем двадцать четыре года назад, занявшись большой политикой. Весной 1989-го его избрали народным депутатом СССР (от Академи наук), а в декабре 1995-го, когда уже отгремели все демократические бури, он прошел в Государственную думу второго созыва. Прошел от черномырдинского движения «Наш дом – Россия». Потом «сменил ориентацию»: видимо, не поладив с газопромышленниками, неединожды попадал в нижнюю палату парламента только с мандатом Коммунистической партии. Словом, из господина вновь превратился в товарища. Но это, так сказать, лицевая сторона медали. Ее аверс. А есть еще оборотная.  Реверс! О ней-то мы и поведуем нашему любознательному и вдумчивому читателю. Пусть поразмыслит на досуге и сделает свои выводы.
Интеллектуал среди бизнесменов и бизнесмен среди интеллектуалов?
Сей перефразированной ленинской формулой, которая на заре революции была адресована народному комиссару просвещения Анатолию Луначарскому, можно, наверное, «осенить» дорогого Жореса Ивановича. Да и почему нет? Ведь увенчанный лаврами ученый муж преуспел в коммерции не меньше, чем возле лабораторных приборов и диаграммных чертежей. Примеров – хоть отбавляй. Сравнительно недавно возник нешуточный шум по поводу принадлежности некоторых помещений Петербургского Дома ученых, расположенного на невской набережной по соседству с Эрмитажем – Зимним Его императорского величества дворцом. Дом ученых назывался раньше дворцом великого князя Владимира Александровича – сына царя-Освободителя Александра II и родного дяди государя Николая II. Здание, как и следует ожидать, ценное и дорогое – и с архитектурной, и с эстетической, и с исторической точек зрения. Стало быть, полакомиться есть чем – и вдоволь. По научным кругам пронесся слух о том, что обладание дворцовыми апартаментами превратилось в житейскую задачу домочадцев академика Алферова.
Вообще судьбу старинного особняка можно считать и завидной, и уникальной. Каменный шедевр не повторил печальной участи многих других аристократических коттеджей, разграбленных и разоренных пламенными большевиками – единомышленниками нынешних идейных друзей товарища Алферова. По счастливому стечению небесных светил, сразу после «Великого Октября» (до мартовского переноса столицы в Москву) дворец передали вновь открытому кайзеровскому посольству. Позднее благодаря Алексею Максимовичу Горькому резиденция перешла в ведение Академии наук, что спасло дом от Мамаева разгрома и сохранило там немалые художественные раритеты.
При дворце действует элитный Клуб ученых, где проходят регулярные международные конференции, встречи, симпозиумы, банкеты. Собирающихся гостей приветствуют сотрудники ресторана и кафе – люди, арендующие эти «точки», которые являются такой же, как и само офисное здание, неотъемлемой федеральной собственностью. Положа руку на сердце арендаторам не «разогнаться» –  их весьма ограничивают условия рамочного договора. Интеллектуалов кормят и поят по льготным ценам, а званые обеды и ужины устраиваются по скромной себестоимости. Поэтому доход пищевиков невелик, тем паче, что около дворца нет автопарковки, а вокруг – море разливанное всяких заведений, где не подают разве птичьего молока и где со спокойной совестью (при помощи изящно оформленных чеков) облегчают карманы состоятельных посетителей. Кое-кому, разумеется, обидно видеть такие финансовые промахи руководящих лиц  Дома ученых.
Перспективный конкурс
Обидно, правда, не за державу, а за себя, грешного. Но обида – это могучий двигатель прогресса. И зачастую неважно, личного или общественного. Главное – прогресса. И вот объявляется открытый конкурс на аренду вышеназванного кафе-ресторана. В адрес прежних пользователей звучат гневные инвективы по поводу незначительных прибылей, приносимых Академии наук. Как будто все забыли, что наука, в первую очередь, фундаментальная, является сферой, по определению требующей постоянных дотаций. И ждать от нее, тем паче от ее пищевых подразделений, каких-то астрономических доходов едва ли серьезно и реально.
Но… Сказано – сделано! Конкурс  встал в повестку дня. А организатором тендора выступила никому не ведомая автономная некоммерческая организация «Юпитер-консалт». Само «игрище» должно было пройти в доме №27 по Миллионной улице – в 15 часов дня. Однако что-то в механизме сломалось. Когда представители конкурирующих фирм пришли в дом №27, они обнаружили двери запертыми и чуть не опечатанными. Оказалось, что начальники конкурса перенесли свое действо на три часа раньше, но почему-то забыли известить об этом приятном событии остальных участников коммерческого состязания. Недовольные возмутились, и дату пришлось передвинуть на целую неделю.  
Впрочем, о честном конкурсе с непредвзятой оценкой финальных итогов говорить, увы, не приходится. Примерно за день до «битвы» у заинтересованных лиц зазвонил телефон: из трубки неслись недвусмысленные намеки, ценные советы и откровенные угрозы. Хрипловатые голоса рекомендовали отказаться от претензий, предлагая взамен другие полезные площади – допустим, столовую при Физико-техническом институте. А что касается академического кафе, то доброжелатели не скрывали сути дела: выиграть тендер все равно не удастся, но если даже произойдет чудо, то работать, как не старайся, не дадут – намучаешься, милый, всласть, сверх всякой меры.
Кое-кому – понятно, по секрету! – шепнули: делать тебе, родной, здесь нечего, поскольку на кафе «положен глаз», да не кем-нибудь, а великими людьми, то есть семейством самого Жореса Ивановича Алферова. Вот, часом раньше звонила его супруга – хлопотала за сына, Ивана Жаресовича, хотя и просила не передавать это академику: ему-де излишняя материнская опека может не понравиться.
На сей раз тендер состоялся. И что же? Да чудеса в решете: выиграло какое-то Общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Перспектива»  –  предпринимательское звено, учрежденное буквально накануне конкурса. Те, кто потерпел поражение, не смогли узнать о его причинах. Но зато обнаружили, что при равном числе голосов, поданных за каждого участника, чашу весов перекрыло авторитетное слово председателя конкурсной комиссии – директора агентства по управлению имуществом Академии наук. Как полагают знатоки вопроса, кусочек великокняжеской резиденции перепал благородному семейству Алферовых. Но так ли это на деле? Не клевета ли?
Видали, кто пришел?
Имя Жореса Ивановича Алферова упоминалось, как правило, лишь в связи с научными открытиями и наградами за наиболее выдающиеся успехи на сем славном поприще. Шутка сказать: лауреат Нобелевской премии! Имидж ученого мужа был всегда однозначным, даже в тех кругах, где не жаловали его коммунистических склонностей, – он честен, порядочен, неподкупен, принципиален. Почему же вдруг недобрые люди стали городить сыр-бор, чернить великое имя? Поклеп? Наговор? Зависть? Давайте по-порядку.
…Конкурс, как ни крути, был. И проводили его на миллионной улице – силами фирмы «Юпитер-консалт». Победителем – тоже святая истина! – вышло ООО «Перспектива». Но какая, в общем-то, разница: хозяйничала одна структура, теперь возникла другая. Причем тут академик-лауреат Жорес Алферов? Это что, физика или общепит? Зачем наводить тень на плетень? Действительно…  Но есть маленькая деталь: хотелось бы выяснить, что такое ООО «Перспектива» и откуда, какими ветрами занесло его в интерьеры великокняжеского дворца? И вот тут начинается нечто удивительное…
Осведомленные люди держали в руках проект арендного договора, который, по окончании тендорных «сражений», надлежало подписать двум партнерам – балансодержателю (дирекции Дома ученых) и новому арендатору (ООО «Перспектива»). В документе были уточнены некие «особые условия». Например, пользователь получал право устраивать автопарковку не где-нибудь, а во внутреннем дворе Дома ученых. Сотрудникам и сиятельным гостям разрешалось входить не через ресторанные двери, как раньше, а держать путь по парадной лестнице роскошных покоев.
Арендаторы тоже щедры: они торжественно обещали «согласовать» в отдельном порядке (что за порядок такой? – Р. А.) «охрана исторического здания» прекрасный порыв, да вот только, как говаривал великий Данте, благими пожеланиями выстлана дорога в ад. Ну, нельзя пищевикам обеспечить надлежащую охрану старинного коттеджа: ни на лестнице, ни в залах нет дверей. Не нужны они были ни его высочеству Владимиру Александровичу, ни академикам с профессорами и доцентами, которые заглядывали сюда в счастливо-радостные советские времена. А теперь во дворец хотят пускать – не через ресторан, а через бесценные интерьеры – толпы веселых и разудалых посетителей. Пускать фактически бесконтрольно. Кто там придет, и что станет после этого с богатейшей отделкой и редкой мебелью?
Арендатор, в свой черед, посулил организовывать специальные банкеты для сотрудников Петербургского научного центра, причем с внушительной скидкой – как в ресторане, так и «в иных местах». А что такое Петербургский научный центр? Это – солидная структура под началом академика Жореса Алферова. И вершит она, структура сия, что вздумается – на любом квадратике великокняжеского дворца. Хоть званый завтрак вам, хоть обед с осетриной и крой, хоть ужин при свечах. Не хватает лишь пера Михаила Булгакова, дабы воспеть подобную воландовскую мистерию. Впрочем, иные помещения арендатор вправе предоставлять не только под «закусон», но и для каких-то других целей – «в краткосрочное пользование (до одних суток)». То есть Дом ученых может – за определенную плату – превратиться на время в странноприимный дом. И кабинетик вам предоставят, и спаленку удобную, куда даже привередливую красну-девицу привести не стыдно. А курирует сии мирские удовольствия опять-таки Научный центр господина-товарища Алферова.
И еще. Согласно договору, сдавать помещения каким-либо юридическим лицам (кроме «Перспективы») нельзя. Категорически! А ведь туда любили собираться на конференции, там проходили консульские приемы и встречи. Это приносило Дому ученых весомый дополнительный доход. Теперь что, все позади? Новое время – новые песни? Кто же те, которые заправляют ООО «Перспектива»? Люди они и обычные, и необычные. Как удалось узнать, фирма была зарегистрирована «на пороге» конкурса. Учредителем же выступил человек, неоднократно исполнявший такую задачу. Ну а затем всегда происходила смена караула: через короткий промежуток учрежденные конторы обретали нового владельца.
Сценаристы и режиссеры не отошли от доброй традиции и на сей раз. Почти сразу после победного тендера ООО «Перспектива» было переведено на некоего собственника – Игоря Васильевича Афанасьева. Он, по всей видимости, верный друг Ивана Алферова, сына знаменитого академика. Во всяком случае, именно Игорю Васильевичу принадлежал вместительный «Мерседес», на каковом вольготно прогуливался по улицам и проспектам Северной столицы Иван Жоресович. Получилось прямо-таки по  былинному советскому анекдоту: «Все во имя и во благо человека. И я знаю этого человека».
Хозяин- барин!
Итак, академическая семья уверенно торит дорогу к академическому достоянию. Не забудем: Физтехом, чью столовую предлагали конкурентам в обмен на неучастие в тендоре, командует академик Алферов. На территории этого заведения находится и фирма Ивана Алферова. В деле, кроме того, засветились Агентство по управлению имуществом (РАН) и еще две «единицы» с туманным прошлым. Все они – близнецы-братья и сердечные сестры.
Если выйти из Дома ученых через черный ход, то, миновав арку, можно попасть во двор дома №27, что по Миллионной улице. Здесь, в офисе 51-а и проводили конкурс. Но никакого организатора – «Юпитер-консалт»  – под сими сводами не отыскать. Тут – агентство по управлению имуществом. И случайных людей тут не встретишь. Взять, скажем, Вадима Енцева – директора упомянутого агентства, а заодно научного сотрудника жоресовского института. Или вот, начальник отдела экспертиз – Алексей Забродский. Молод, конечно, да зато папа у него крут – заместитель директора по науке все того же ФТИ. Отцы и дети…
Агентство по управлению имуществом наделило фирму «Юпитер-консалт» огромными хозяйственными полномочиями. Откуда такое доверие? Есть основания! Учредителей сей структуры – трое. Первый – житель подмосковных Люберец. Вероятно, изрядный знаток Петербурга. Второй когда-то соседствовал в военном общежитии с неким господином Зажигалкиным – ныне юрисконсультом академического Агентства по управлению имуществом. Третий – не будем называть его – признался, что действительно что-то учреждал, но сам плохо понимает, чем занимается фирма, а с партнерами не знаком. Типичные признаки подставной регистрации, оставляющей в тени истинных кукловодов.
Добавим под занавес немногое, но существенное. Академический Дом ученых вручил свое кафе Обществу с ограниченной ответственностью «Перспектива». Обществу, известному и даже близкому Ивану Жоресовичу Алферову. А на титульном листе договорного проекта стоит знаменитая подпись вице-президента РАН Жореса Ивановича Алферова. Приехали…
                                                                                                                                              Родион Арсеньев
Ну вот, и на Жореса Ивановича спустили всех цепных псов. Иначе не укусить, так хоть на интернет-форуме грязью измазать...
Посмотреть бы на первое мурло этого "Николая Васильева"...
В споре рождается не истина, а победа.
Я для Жореса Ивановича "Кемску" волость не пожалею.
Командующий ВДВ губеонатствовал же Ульяновской областью и ничего, не помёрли.
А тут Жорес Иванович. Это покруче будет.
Нельзя объяснить непонятное еще более непонятным
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Второе лицо Жореса Ивановича