Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Уважение к болезни

Лейкемия престижнее депрессии

Говоря, что лейкемия престижнее депрессии, мы, разумеется, вовсе не больных имеем в виду – до престижа ли тому, кому поставили диагноз «лейкемия». Нет, речь о врачах. Они тоже люди, и по-разному оценивают самих себя и коллег, в зависимости от того, кто чем занимается. В недавней статье в Social Science & Medicine исследователи из Университета Осло и Университетского колледжа Осло и Акерсхуса анализируют результаты опросов норвежских врачей, проводившихся в 1990, 2002 и 2014 году. Врачей, среди прочего, просили оценить, как они относятся к тем или иным коллегам-специалистам.
Оказалось, что самыми престижными болезнями считаются лейкемия, злокачественные опухоли мозга и инфаркт миокарда. Наименьшим же уважением пользуются те, кто занимается фибромиалгией, депрессией, тревожностью и циррозом печени. В целом можно было выделить несколько признаков, по которым болезнь – точнее, врач, который ею занимается – попадает на вершину иерархии. Такие заболевания должны быть смертельно опасными, протекать в острой форме, а не в хронической, обладать ясными диагностическими признаками и, как ни странно, иметь отношение к органам, расположенным в верхней части туловища. (То есть заниматься болезнями мозга более престижно, чем лечить кишечник, а раковая опухоль определенно более опасна и притом обладает более четкими диагностическими признаками, чем депрессия.) Другая группа критериев связана с терапией: если лечить нужно быстро, с привлечением новейших технологий, и если все равно остается риск неудачи, то такая болезнь тоже будет более уважаемой. Наконец, третья группа критериев относится к пациентам: если от заболевания страдают в основном люди помоложе, если болезнь такова, что пациенту остается только довериться врачу, и если при всем при том больной выходит из больницы неизуродованным, не в инвалидной коляске и т. д., то специалист, который им занимался, опять же будет пользоваться большим уважением. Таким образом, портрет уважаемого врача получается такой: он спасает ребенка от смертельно опасной и быстротекущей болезни, так что маленький пациент после лечения ведет полноценную жизнь и не вспоминает о том, что бы когда-то болен.
Вопрос о престиже врачебной специализации выглядел бы пустяком, если не вспоминать, что студенты медвузов, обдумывая свое будущее, часто именно такими соображениями и руководствуются – и, если довести тему престижа до абсурда, можно представить ситуацию, когда в мире окажется полно специалистов по лейкемии, но никто не будет знать, что делать с циррозом. Впрочем, насчет «мира» говорить пока рано – возможно, в других странах критерии престижа врачебной специализации отличаются от норвежских.