Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ТВОИХ ДОМОВ НАРЯД ЧУДЕСНЫЙ

С. ВЕЛИЧКО.

Около ста лет назад, на рубеже веков, в искусстве Европы сложился новый стиль - модерн (см. "Наука и жизнь" № 2, 1992 г.). Известный искусствовед И. Грабарь писал: "Художество во всех его проявлениях вышло за пределы выставок и музеев, окружив человека в его повседневной жизни - на улице, дома, в архитектуре, в одежде, в книге, в театре". Новый стиль создает новые архитектурные конструкции, требующие новых материалов. Для украшения зданий стали использовать многокрасочные композиции из керамики. Внешние стены некоторых зданий превратились в подлинные картинные галереи. Реставратор-каменщик и экскурсовод Станислав Величко приглашает читателей полюбоваться красотой отделанных керамикой московских зданий.

Москвичам хорошо известно здание гостиницы "Метрополь". Проектирование и строительство гостиничного комплекса на Театральной площади началось за два года до наступления ХХ века. Вело строительство Северное домостроительное общество, возглавляемое известным меценатом Саввой Ивановичем Мамонтовым. На проект был объявлен конкурс, по итогам которого первое место получил архитектор Лев Кекушев. Однако заказчик предпочел проект В. Ф. Валькота, который "сработан очень талантливо и поражает живостью и свежестью приемов". Мамонтов решил, что вариант Валькота будет легче переработать, дополнив его майоликовыми панно, выполненными в керамической мастерской в имении Мамонтова - Абрамцево художниками М. А. Врубелем, С. В. Чехониным и А. Я. Головиным. Мастерская существовала с 1890 года и была создана по инициативе сына Мамонтова - Андрея, студента Строгановского художественного училища.

К 1896 году С. И. Мамонтов приобрел участок земли на московской окраине - Ямском поле (ныне - угол улицы Правды и Нижней Масловки). Из Абрамцева сюда перевели гончарную мастерскую, которая стала Бутырским гончарным заводом "Абрамцево". Продукция завода разошлась по всей стране. Здесь была создана и знаменитая врубелевская "Принцесса Греза" - самое известное керамическое панно Москвы. Огромная картина на холсте была выполнена для Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде, но была забракована Академией художеств. Мамонтов за свой счет построил в Нижнем Новгороде павильон, где и экспонировалось это произведение. При строительстве "Метрополя" появилась возможность перевести картину с холста в глину и навсегда выставить ее на всеобщее обозрение. Помимо "Принцессы Грезы" гостиничные фасады украшают еще 23 панно. Среди них - "Поклонение Божеству", "Поклонение природе", "Жизнь" по рисункам А. Я. Головина и С. В. Чехонина.

Здание опоясывает цитата из Ницше, также сделанная из майолики: "Опять старая истина: когда построишь дом, то замечаешь, что научился кое-чему".

Вслед за "Метрополем" еще на ряде зданий появились декоративные панно. Невдалеке от "Метрополя" в 1903 году возводят по проекту архитектора А. В. Иванова гостиницу "Националь" (угол Тверской и Моховой улиц). Ее угловой аттик украсил керамический пейзаж, вместо которого в советское время появилась иная, более отвечающая духу времени композиция - "Индустриализация". Под аттиком на стене последнего этажа можно увидеть четыре панно "Времена года".

Доходный дом М. В. Сокол (ул. Кузнецкий мост, 3) был выстроен в 1903 году архитектором И. П. Машковым. Украшающее этот дом декоративное панно расположено над пятым этажом. Эскиз был сделан театральным художником Н. Н. Сапуновым. Главный сюжет этого триптиха - сокол, парящий над степными просторами, горами и колыхающимися эдельвейсами. Заказ выполнялся на Бутырском керамическом заводе "Абрамцево".

В Хлебном переулке (дом 18/6) архитектор С. У. Соловьев построил для себя дом. Из четырнадцати сюжетов, украшающих здание, наиболее интересны девять. Это прежде всего дата постройки дома - 1902, где на каждую цифру приходится по одной, круглой в плане плите. С противоположного, южного, фасада на каждой из четырех полуциркульных плит изображены музы различных видов искусств. Над этими сюжетами расположена еще одна композиция, высотой в два метра: "Ночь". На фоне античных колонн и гордых кипарисов восходит Луна, отблеск которой создает дорожку на водяной глади. Ночной теме вторят вылепленные чуть ниже женщина - летучая мышь и сидящая у нее на голове сова.

К интересным произведениям относился и дом на улице С. Радонежского (дом не сохранился). Двухэтажный, построенный в первой половине XIX века, он был заново украшен в начале нашего столетия. Над верхним этажом устроен аттик, где в овал вмонтирована керамическая копия картины "Богатыри" В. М. Васнецова, законченная им в 1898 году. Здесь три богатыря также защищали границу, правда городскую, и дорогу, ведущую на родину богатырей, - в Муром, Владимир, Рязань.

В самом начале ХХ столетия в Москве помимо "Метрополя" появилось еще одно строение, вызвавшее множество подражаний, - это здание Ярославского вокзала (Комсомольская площадь). Перестроено оно было в 1902-1904 годах по проекту архитектора Ф. О. Шехтеля и при участии строителя железной дороги С. И. Мамонтова (см. "Наука и жизнь" № 7, 1998 г.). Вокзал украшают одиннадцать композиций, которые оформляют вход в само здание и своим цветом и сюжетами придают разнообразие мощным, суровым стенам. С этого вокзала начинается дорога на север России, поэтому и темы композиций навеяны природой северного края, а сюжеты рассказывают, куда ведет дорога. Над окнами второго этажа по главному фасаду протянулся фриз бирюзово-зеленых тонов, напоминающий северное сияние. Композиции выполнены на заводе "Абрамцево" по рисункам Ф. О. Шехтеля и при участии К. А. Коровина.

Керамику производства этого керамического завода можно увидеть на фасадах старообряд ческих церквей, построенных архитектором И. Е. Бондаренко в Токмаковом и Малом Гавриковом переулках (недалеко от метро Бауманская), соответственно в 1907 и в 1911 годах. Первое, на что устремляется взгляд у храма в Токмаковом переулке, - два парящих в голубом небе ангела, несущие в руках икону. Икона деревянная, вмурованная в стену. Эта композиция приписывается М. А. Врубелю. Она помещена на фронтоне звонницы.

В церкви в Малом Гавриковом переулке сюжетные композиции отсутствуют, но на фоне глазурованного кирпича ярко выделяются светлый портал и отдельные плитки, имитирующие различные орнаменты. Главы храма крыты черепицей под коричнево-красной глазурью, имеющей сильный металлический блеск. Как это делали? Перед обжигом черепицу покрывали специальным минеральным составом (белая глина, песок, красители, олово, окись железа, иногда и другие металлы), температура обжига достигала 400оС.

За три года до постройки старообрядческих церквей была выстроена церковь при московском Коммерческом институте на улице Зацепа, 41. По-своему этот храм уникален: его стены на различном уровне облицованы синей квадратной кафельной плиткой, составляющей как целые композиции, так и вертикально-горизонтальные полосы, разделяющие фасад на части. Обрамление окон, киотов и крыльца, стилизованного под древнерусский стиль, покрыто плиткой, украшенной орнаментами, чем-то схожими с эмалями XVII века. Краски и покрывавшая их прозрачная глазурь осыпаются, и, если не принять надлежащих мер консервации, орнамент может вскоре исчезнуть. Автор здания - архитектор Н. Л. Шевяков, а исполнитель этого наружного оформления пока остается неизвестным, поскольку в строительной документации он не упомянут.

Еще одно уникальное здание, где орнамент стилизован под эмали XVII столетия, находится на Тверской улице, 6. Это бывшее подворье Звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря, созданное архитектором И. Кузнецовым в 1905-1907 годах. Два верхних этажа полностью покрыты плитками изумительного по чистоте и воздушности цвета, от бело-зеленого до бирюзового. Полихромная плитка обрамляет карниз, наличники окон, декоратив ные башенки, ширинки. Узор имеет очень тонкий и ясный рисунок, схожий с орнаментом церкви на улице Зацепа.

Одновременно с Саввино-Сторожевским подворьем в Москве возвели дом, ставший одним из образцов неорусского стиля. Это дом Перцовых (Соймоновский проезд, 1). Купив участок земли, Петр Перцов понимал, что "место постройки на берегу реки Москвы, рядом с Храмом Спасителя и с открытым видом на Кремль обязывает строго отнестись к зданию", и он решил объявить закрытый конкурс на составление проекта в русском стиле. В жюри конкурса были приглашены В. М. Васнецов, В. И. Суриков, В. Д. Поленов, Ф. О. Шехтель, С. У. Соловьев. Выбор пал на проект художника С. В. Малютина и архитектора Н. К. Жукова. Стены и фронтоны дома было решено покрыть "пестрой майоликой". Заказчик не вмешивался в работы исполните лей, дав им полную волю и не ограничивая в средствах. В итоге появилось здание столь необычного облика. По совету Малютина исполнение наружной майолики заказали артели молодых художников Строгановского училища "Мурава", "не имевших в то время работы и близких, за отсутствием заказов, к ликвидации своего дела". "Выбором фирмы мы не ошиблись, - вспоминал Малютин, - работы были исполнены в срок с точным воспроизведением раскраски, согласно данным рисункам, качество работы также оправдало себя. С моей легкой руки вовремя поддержанная моим крупным заказом артель пошла в гору и в скором времени развила свое производство". Артель "Мурава" просуществовала до 1918 года. В ней работали многие известные художники и скульпторы. Более тридцати композиций украшают дом Перцовых. Здесь и Ярило-солнце, и бык, дерущийся с медведем, и птица Сирин, и заяц, и павлины, и щуки. Объемная труба выполнена в виде спящей совы. Фоном этим композициям служит темно-красная кирпичная стена.

В Москве есть еще один подобный дом. Стоит он на тихой 4-й Тверской-Ямской улице (№ 3). Это не особняк, а доходный дом, но среди многих зданий он выделяется уникальным мозаичным декором.

На фоне отштукатуренной поверхности стены пятого этажа по обеим сторонам единственного подъезда выложены цветочные узоры из цветной колотой плитки. Окна верхнего этажа оформлены необычными наличниками. Вертикальные колонки состоят из элементов древнерусского зодчества - дынек, бочек, сухариков. А завершают композицию две птицы с четко прорисован ными крыльями и окруженные тонким, цвета морской волны узором. Над птицами нависает карниз, также керамический, полукруглый и, как видно по сколу, пустотелый. Под верхним рядом окон выложены квадраты, состоящие из четырех больших плит и окаймляющих их плит поменьше (15х15 см). Карнизы крыши и скаты эркеров облицованы черепицей (лемехом).

Мозаичные композиции из битой керамики в Москве можно встретить еще на трех зданиях, и все они объединены одной темой: изображением гербов. Так, самые ранние изображения находятся на трех корпусах бывшей 5-й Градской больницы (ныне - Центральная клиническая больница святителя Алексия, митрополита Московского), построенной по проекту С. У. Соловьева (Ленинский пр., 27). Небольшие композиции, размещенные над входами в корпуса, идентичны: на них изображен Святой Георгий. И здесь это не просто декоративные панно, а иконы. Художники использовали всего три цвета: красный, синий и белый.

Подобный же герб (ныне утраченный) венчал здание Дома призрения для вдов и сирот художников, что стоит в Лаврушин-ском переулке (№ 3). Герб был выполнен артелью "Мурава" около 1910 года. Все эти гербы свидетельствовали о том, что здания принадлежат городу Москве.

Яркая и запоминающаяся керамика находится на фронтоне Киевского вокзала. Это одно из самых красивых изображений герба Москвы: яркое, насыщенное красками, с рельефами коня и всадника. На этом же фасаде вокзала есть герб города Киева - стоящий во весь рост Михаил Архангел. На боковом северном фасаде - квадратные символические гербы города Воронежа - текущая из кувшина река и Полтавы - два перекрещенных знамени с инициалами Петра Первого. Из керамических осколков выложены и рамки вокруг курантов на башне, венчающей здание вокзала, законченного в 1917 году архитектором И. И. Рербергом.

На Большой Пироговской улице есть дом (№ 9), украшенный тремя панно с изображениями Святого Георгия. Это здание начальных городских училищ, принадлежащих городу. Самое замечательное огромное центральное панно, где Святой Георгий, перескакивая через окна, бьет змея. А выполнили майолику на санкт-петербургском заводе "Кикерено". Предприятие было основано в 1908 году П. К. Ваулиным, бывшим директором мамонтовского гончарного завода "Абрамцево".

В 1908 году мамонтовский и ваулинский заводы совместно начали оформлять доходный дом на Большой Сухаревской площади. Строился он рядом с Сухаревской башней (XVII век) и, видимо, по идее архитектора С. К. Радионова должен был ей вторить, замыкая собой площадь и создавая таким образом единый ансамбль. Здание, в противовес красной "Сухаревке", решено в ярко-зеленых тонах с золочеными деталями: наличниками, отдельными изразцами, розетками. Керамика напоминает изразцы XVII века и на двух уличных фасадах составляет единую композицию, превращая все здание в огромную изразцовую печь. Единственное нововведение, не имеющее аналогов, - аттик с изображением двух белых уточек с перевитыми шеями.

Наряду с огромными керамическими панно, выполненными по эскизам известных художников, для украшения зданий в начале века использовали также дешевую керамическую плитку "кабанчик". Плитка эта покрывалась глазурью с двух сторон, а с торца делалось два сквозных, параллельных друг другу отверстия. Каменщик ударял кирочкой по верхней стороне плитки, и она раскалывалась на две плиточки с шероховатой внутренней поверхностью. Двусторонняя плитка удобна при транспортировке и складировании.

Название "кабанчик" плитка получила за расположенные на торцевых поверхностях отверстия, напоминающие свиное рыло.

Главными достоинствами плитки "кабанчик" были ее дешевизна и долговечность. Плитка могла быть как глазурованной, так и матовой. Ею было легко вести облицовку, а простота и разнообразие всей гаммы цветов - от черного и фиолетового до розового и белого - позволяла выкладывать всевозможные орнаменты и узоры. Плитку клали на цементный раствор. Размер ее был стандартным: 12,4х6,9 см для плоских поверхностей и 12,4х5,9 см для установки на углах. Для облицовки ворот и арок часто применяли "кабанчик" со срезаным углом, дабы телеги не отбивали керамику. И тогда форма плитки становилась похожей на ромб. Размер и толщина швов "кабанчика" специально рассчитывались так, чтобы просто и удобно было выкладывать композиции вместе с квадратной стандартной плиткой.

Плитками особенно модно было оформлять входы в подъезды и фронтоны домов, где среди монотонной поверхности вдруг ярким пятном "горели" плитки, украшенные причудливым орнаментом, или выкладывалась целая композиция. Нарядное здание всегда бросается в глаза, запоминается. Не случайно "кабанчик" совместно с обычной плиткой так любили применять в рекламных целях, для украшения торговых зданий и магазинов. Из плиток выкладывали рамки для вывесок, а порой и название магазина. На гладкую поверхность легко ложилась краска, и это давало возможность торговцам часто менять надписи и наружную рекламу.

Постепенно с вывесок плитка "поползла" все выше и выше, заполняя собой всю поверхность фасада, особенно на многоэтажных домах. Окраска плиток в разных районах страны была своя. В северной столице любили теплую желто-коричневую гамму, в Москве преобладали бело-зеленые, а в Поволжье - синевато-зеленые тона. На юг России "кабанчик" прибывал из Италии, в Санкт-Петербург - с Балтики. В центральной России он был местного производства.

Сейчас здания, облицованны е "кабанчиком", приходят в негодность, стареют, и их безжалостно сносят. Все чаще сбивают облицовку магазинов, приспосабливая их внешний вид под современные запросы и моду. "Кабанчик" исчезает, а ведь он мог бы послужить образцом практичного строительного материала для современных зданий.

Полностью облицован "кабанчиком" доходный дом на 2-й Тверской-Ямской ул., 20. На гладкой поверхности стен размещены два сюжета по мотивам русских народных сказок. Стиль, в котором они исполнены, очень напоминает книжные заставки И. Я. Билибина.

Два следующих дома находятся в разных частях города, но есть что-то родственное, похожее в украшающих их керамических панно. Дома эти расположены в глубине кварталов; авторы не рассчитывали на посторонних зрителей, отсюда - камерные размеры композиций.

В доме на Б. Якиманке, 40 над окнами второго этажа размещено майоликовое панно, состоящее из семи частей. Высота панно в две плитки, проходит оно как единая горизонтальная тяга и лишь местами разрывается изгибами верхних эркеров.

В корпусе на Б. Садовой, 4 панно установили над первым этажом, и высотой оно всего в одну плитку. Сюжеты композиций на этих двух зданиях похожи: сельский и приморский пейзажи, напоминающие фламандские. Изображены острова с деревеньками, мельницы, заливные луга. По воде плавают рыбацкие шхуны, а на берегах стоят парочки - рыбаки с женами.

Дом в Лебяжьем переулке был построен архитектором С. М. Гончаровым в 1913 году. На доме пять аттиков, и все они по-своему уникальны. Самое большое по размеру панно установлено в центре композиции. Оно полихромное, состоит из отдельных, сложной геометрической формы плиток. В центре изображена девушка с сережкой в ухе, по бокам выпуклые колонки и плывущие рыбы. Все эти детали выполнены по отливкам М. А. Врубеля. Фрагменты врубелевской майолики можно встретить и на московском доме С. И. Мамонтова (ул. Садово-Спасская, 6), и в усадьбе Абрамцево.

В Москве отделанных керамикой домов немного, но все они представляют огромную художественную и историческую ценность. Савва Мамонтов говорил о фасадной керамике: "Надо объяснить, что вещи эти не фабричного производства, где делают тысячами одинаковые, а тут каждая вещь есть ручная работа художника и повторять ее фабричным способом нельзя".


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «По Москве исторической»