Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Какие проблемы физики и астрофизики представляются сейчас, на пороге ХХI века, особенно важными и интересными?

Академик В. Л. ГИНЗБУРГ.

Почти 30 лет назад академик В. Л. Гинзбург опубликовал статью "Какие проблемы физики и астрофизики представляются сейчас особенно важными и интересными?" ("Наука и жизнь" № 2, 1971 г.) с перечнем наиболее актуальных вопросов современной физики. Прошло десять лет, и на страницах журнала появился его "Рассказ о некоторых проблемах современной физики..." ("Наука и жизнь" № 4, 1982 г.). Просмотрев старые журнальные публикации, легко убедиться, что все проблемы, на которые возлагались большие надежды, по-прежнему актуальны (кроме разве что загадки "аномальной воды", которая будоражила умы в 70-х годах, но оказалась ошибкой эксперимента). Это говорит о том, что "генеральное направление" развития физики было обозначено верно. За истекшие годы в физике появилось много нового. Были открыты гигантские углеродные молекулы - фуллерены, зарегистрированы мощнейшие гамма-всплески, приходящие из космоса, синтезированы высокотемпературные сверхпроводники. В Дубне получен элемент со 114 протонами и 184 нейтронами в ядре, речь о котором шла в статье 1971 года. Все эти и многие другие крайне интересные и перспективные направления современной физики заняли достойное место в новом "списке". Сегодня, на пороге III тысячелетия, академик В. Л. Гинзбург еще раз возвращается к волнующей его теме. Большая обзорная статья, посвященная проблемам современной физики на рубеже тысячелетия, с подробными комментариями ко всем пунктам "списка" напечатана в журнале "Успехи физических наук" № 4 за 1999 год. Мы публикуем ее вариант, подготовленный для читателей "Науки и жизни". Статья значительно сокращена там, где приводятся рассуждения и выкладки, предназначенные для физиков-профессиона лов, но, возможно, непонятные большинству наших читателей. Одновременно те положения, которые очевидны читателям журнала УФН, но недостаточно хорошо знакомы широкой аудитории, пояснены и расширены. Многие проблемы, перечисленные в "списке", были отражены в публикациях журнала "Наука и жизнь". Редакция дает на них ссылки в тексте статьи.

Введение

Темп и скорость развития науки в наше время поражают. Буквально в продолжении одной-двух человеческих жизней произошли гигантские изменения в физике, астрономии, биологии, да и во многих других областях. Например, мне было 16 лет, когда в 1932 г. были открыты нейтрон и позитрон. А ведь до этого были известны только электрон, протон и фотон. Как-то нелегко осознать, что электрон, рентгеновские лучи и радиоактивность открыты только около ста лет назад, а квантовая теория зародилась только в 1900 г. Полезно вспомнить и то, что первые великие физики: Аристотель (384-322 гг. до н.э.) и Архимед (около 287-212 гг. до н.э.) отделены от нас более чем двумя тысячелетиями. Но в дальнейшем наука прогрессировала сравнитель но медленно, и не последнюю роль здесь играл религиозный догматизм. Лишь со времен Галилея (1564-1642) и Кеплера (1571-1630) физика стала развиваться все ускоряющимися темпами. Какой путь пройден с тех пор всего за 300-400 лет! Его итог - известная нам современная наука. Она уже освободилась от религиозных пут, и церковь сегодня по крайней мере не отрицает роль науки. Правда, антинаучные настроения и распростра нение лженауки (в частности, астрологии) и в наши дни имеют место, в частности в России.

Так или иначе можно надеяться на то, что в ХХI веке наука будет развиваться не менее быстро, чем в уходящем ХХ столетии. Трудность на этом пути, быть может, даже главная трудность, как мне кажется, связана с гигантским увеличением накопленного материала, объема информации. Физика так разрослась и дифференцировалась, что за деревьями трудно видеть лес, трудно иметь перед мысленным взором картину современной физики как целого. Поэтому и возникла настоятельная потребность свести основные ее вопросы воедино.

Речь идет о составлении некоторого списка проблем, представляющихся в данное время наиболее важными и интересными. Эти проблемы должны в первую очередь обсуждаться или комментироваться в специальных лекциях или статьях. Формула "все об одном и кое-что обо всем" весьма привлекательна, но нереальна - за всем не угонишься. Вместе с тем некоторые темы, вопросы, проблемы как-то выделены по различным причинам. Здесь может быть их важность для судеб человечества (выражаясь высокопарно) вроде проблемы управляемого ядерного синтеза с целью получения энергии. Выделены, конечно, и вопросы, касающиеся самого фундамента физики, ее переднего фронта (эта область часто именуется физикой элементарных частиц). Несомненно, особое внимание привлекают и некоторые вопросы астрономии, которую сейчас, как и во времена Галилея, Кеплера и Ньютона, трудно (да и не нужно) отделять от физики. Вот такой список (разумеется, меняющийся со временем) и составляет некий "физический минимум". Это темы, о которых каждый грамотный человек должен иметь некоторое представление, знать, пусть и весьма поверхностно, о чем идет речь.

Нужно ли подчеркивать, что выделение "особенно важных и интересных" вопросов ни в какой мере не эквивалентно объявлению других физических вопросов неважными или неинтересными? "Особенно важные" проблемы выделяются не тем, что другие не важны, а тем, что на обсуждаемый период времени находятся в фокусе внимания, в какой-то мере на главных направлениях. Завтра эти проблемы могут оказаться уже в тылу, на смену им придут другие. Выбор проблем, конечно, субъективен, возможны и нужны различные взгляды на этот счет.

Список "особенно важных и интересных проблем" 1999 г.

Как говорится в известной английской поговорке: "Чтобы узнать, каков пудинг, - нужно его съесть". Поэтому перейду к делу и предъявлю "список", о котором упоминалось.

1. Управляемый ядерный синтез. *

2. Высокотемпературная и комнатнотемпературная сверхпроводимость. *

3. Металлический водород. Другие экзотические вещества.

4. Двумерная электронная жидкость (аномальный эффект Холла и некоторые другие эффекты). *

5. Некоторые вопросы физики твердого тела (гетероструктура в полупроводниках, переходы металл - диэлектрик, волны зарядовой и спиновой плотности, мезоскопика).

6. Фазовые переходы второго рода и родственные им. Некоторые примеры таких переходов. Охлаждение (в частности, лазерное) до сверхнизких температур. Бозе-эйнштейновская конденсация в газах. *

7. Физика поверхности.

8. Жидкие кристаллы. Сегнетоэлектрики.

9. Фуллерены. *

10. Поведение вещества в сверхсильных магнитных полях. *

11. Нелинейная физика. Турбулентность. Солитоны. Хаос. Странные аттракторы.

12. Сверхмощные лазеры, разеры, гразеры.

13. Сверхтяжелые элементы. Экзотические ядра. *

14. Спектр масс. Кварки и глюоны. Квантовая хромодинамика. *

15. Единая теория слабого и электромагнитного взаимодействия. W+ и Zо бозоны. Лептоны. *

16. Великое объединение. Суперобъединение. Распад протона. Масса нейтрино. Магнитные монополи. *

17. Фундаментальная длина. Взаимодействие частиц при высоких и сверхвысоких энергиях. Коллайдеры. *

18. Несохранение СР-инвариантности. *

19. Нелинейные явления в вакууме и в сверхсильных электромагнитных полях. Фазовые переходы в вакууме.

20. Струны. М-теория. *

21. Экспериментальная проверка общей теории относительности. *

22. Гравитационные волны, их детектирование. *

23. Космологическая проблема. Инфляция. L-член. Связь между космологией и физикой высоких энергий. *

24. Нейтронные звезды и пульсары. Сверхновые звезды. *

25. Черные дыры. Космические струны. *

26. Квазары и ядра галактик. Образование галактик. *

27. Проблема темной материи (скрытой массы) и ее детектирования. *

28. Происхождение космических лучей со сверхвысокой энергией. *

29. Гамма-всплески. Гиперновые. *

30. Нейтринная физика и астрономия. Нейтринные осцилляции. *

Примечание. Звездочками * отмечены проблемы, в той или иной степени нашедшие отражение на страницах журнала.

Несомненно, любой "список" не догма, что-то можно выбросить, что-то дополнить в зависимости от интересов исследователей и ситуации в науке. Самый тяжелый t-кварк был обнаружен лишь в 1994 г. (его масса, по данным на 1999 г., 176 + 6 ГэВ). В статьях 1971-1982 гг. нет, естественно, фуллеренов, открытых в 1985 г., нет гамма-всплесков (первое упоминание об их обнаружении опубликовано в 1973 г.). Высокотемпературные сверхпроводники синтезированы в 1986-1987 гг., но тем не менее в 1971 г. эта проблема рассматривалась довольно подробно, ибо она обсуждается 1964 г. Вообще за 30 лет в физике сделано немало, но, по моему мнению, не так уж и много появилось существенно нового. Во всяком случае, все три "списка" в какой-то мере характеризуют развитие и состояние физической и астрофизической проблематики с 1970 г. и по настоящее время.

Макрофизика

Проблема управляемого ядерного синтеза (номер 1 в "списке") все еще не решена, хотя ей исполнилось уже 50 лет. Работа в этом направлении началась в СССР в 1950 г. А. Д. Сахаров и И. Е. Тамм рассказали мне об идее магнитного термоядерного реактора, и я был рад заняться этой проблемой, ибо в разработке водородной бомбы мне тогда делать уже практически было нечего. Работа эта считалась сверхсекретной (гриф "Строго секретно, особая папка"). Кстати сказать, я тогда и долгое время впоследствии думал, что интерес к термояду был в СССР обусловлен желанием создать неиссякаемый источник энергии. Однако, как мне уже в недавнее время рассказал И. Н. Головин, термоядерный реактор интересовал "кого надо" в основном вовсе по другой причине: как источник нейтронов для производства трития. Так или иначе проект считался столь секретным и важным, что меня (то ли в конце 1951 г., то ли в начале 1952 г.) от нее отстранили: просто-напросто перестали выдавать в первом отделе рабочие тетради и собственные отчеты по этой работе. Такова была вершина моей "спецдеятельности". К счастью, через несколько лет И. В. Курчатов и его коллеги поняли, что проблему термояда быстро решить нельзя, и в 1956 г. она была рассекречена.

За границей работы над термоядом начинались примерно в тот же период также в основном как закрытые, и их рассекречивание в СССР (совершенно нетривиальное решение для нашей страны по тем временам) сыграло большую положительную роль: решение проблемы стало объектом международных конференций и сотрудничества. Но вот прошло уже 45 лет, а работающий (дающий энергию) термоядерный реактор не создан, и, вероятно, до этого момента придется ждать еще лет десять, а может быть, и больше. Работа над термоядерным синтезом ведется во всем мире и довольно широким фронтом. Особенно хорошо разработана система токамак (см. "Наука и жизнь" № 3, 1973 г.). Уже несколько лет осуществляется международный проект ITER (International Termonuclear Experimental Reactor). Это гигантский токамак стоимостью около 10 миллиардов долларов, который предполагалось построить к 2005 г. в качестве прообраза термоядерного реактора будущего. Однако сейчас, когда конструирование в основном закончено, возникли трудности финансового характера. Кроме того, некоторые физики считают целесообразным обдумывать альтернативные конструкции и проекты меньшего масштаба, например так называемые стеллараторы. В общем, сомнений в возможности создать реальный термоядерный реактор уже нет, и центр тяжести проблемы, насколько я понимаю, переместился в инженерную и экономическую области. Однако столь гигантская и уникальная установка, как ITER или какая-то конкурирующая с ней, сохраняет, конечно, свой интерес и для физики.

Что касается альтернативных путей синтеза легких ядер для получения энергии, то надежды на возможности "холодного термояда" (например, в электролитических элементах) оставлены. Существуют также проекты использования ускорителей с различными ухищрениями, и, наконец, возможен инерциальный ядерный синтез, например "лазерный термояд". Суть его состоит в следующем. Стеклянную ампулу с очень небольшим количеством смеси дейтерия с тритием со всех сторон облучают мощными лазерными импульсами. Ампула испаряется, а световое давление сжимает ее содержимое настолько, что в смеси "зажигается" термоядерная реакция. Обычно она проходит со взрывом, эквивалентным порядка 100 кг тротила. Строятся гигантские установки, но о них мало известно в силу засекреченности: на них, видимо, надеются имитировать термоядерные взрывы. Так или иначе проблема инерциального синтеза явно важна и интересна.

Проблема 2 - высокотемпературная и комнатнотемпературная сверхпроводимость (кратко ВТСП и КТСП).

Человеку, далекому от физики твердого тела, может показаться, что проблему ВТСП пора из "списка" выбросить, ведь в 1986-1987 гг. такие материалы были созданы. Не пора ли перевести их в категорию огромного числа других веществ, изучаемых физиками и химиками? На деле это совершенно не так. Достаточно сказать, что механизм сверхпроводимости в купратах (соединениях меди) остается неясным (наивысшая температура Тc = 135 К достигнута для HgBa2Ca2Cu3O8+x без давления; под довольно большим давлением для него уже Tc = 164 К). Нет сомнений, у меня во всяком случае, что очень существенную роль играет электронно -фононное взаимодействие с сильной связью, но этого мало, нужно еще "что-то". В общем, вопрос открыт, несмотря на огромные усилия, затраченные на изучение ВТСП (за 10 лет на эту тему появилось около 50 тысяч публикаций). Но главное здесь, конечно, - возможность создания КТСП. Она ничему не противоречит, но и быть уверенным в успехе нельзя.

Металлический водород (проблема 3) еще не создан даже под давлением около трех миллионов атмосфер (речь идет о низкой температуре). Однако исследование молекулярного водорода под большим давлением выявило у него целый ряд неожиданных и интересных особенностей. При сжатии ударными волнами и температуре около 3000 К водород, по-видимому, переходит в хорошо проводящую жидкую фазу.

При высоком давлении обнаружены также своеобразные особенности у воды и ряда других веществ. К числу "экзотических" веществ можно отнести фуллерены. Совсем недавно кроме "обычного" фуллерена С60 начали исследовать С36, который может обладать очень высокой температурой сверхпроводящего перехода при допировании - "встраивании" атомов другого элемента в кристаллическую решетку или молекулу.

Нобелевская премия по физике за 1998 г. присуждена за открытие и объяснение дробного квантового эффекта Холла - проблема 4 (см. "Наука и жизнь" № 1, 1999 г.). Кстати сказать, за открытие целочисленного квантового холл-эффекта тоже была присуждена Нобелевская премия (в 1985 г.). Дробный квантовый холл-эффект был открыт в 1982 г. (целочисленный обнаружен в 1980 г.); он наблюдается при протекании тока в двумерном электронном "газе" (вернее, в жидкости, ибо там взаимодействие между электронами существенно, особенно для дробного эффекта). Неожиданная и очень интересная особенность дробного квантового холл-эффекта - существование квазичастиц с зарядами e* = (1/3)e, где e - заряд электрона, и другой величины. Нужно отметить, что двумерный электронный газ (или, вообще говоря, жидкость) интересен и в других случаях.

Проблема 5 (некоторые вопросы физики твердого тела) сейчас буквально безбрежна. Я лишь наметил возможные темы и, если бы читал лекцию, остановился бы на гетероструктурах (включая "квантовые точки") и на мезоскопике. Твердые тела долгое время считались чем-то единым и целым. Однако сравнительно недавно выяснилось, что в твердом теле существуют области с различным химическим составом и физическими свойствами, разделенные резко очерченными границами. Такие системы и называются гетерогенными. Это приводит к тому, что, скажем, твердость или электрическое сопротивление одного конкретного образца резко отличается от усредненных значений, измеренных у их набора; поверхность кристалла имеет свойства, отличные от его внутренней части и т. д. Совокупность подобных явлений называется мезоскопикой. Исследования мезоскопических явлений чрезвычайно важны для создания тонкопленочных полупроводниковых материалов, высокотемпературных сверхпровод ников и т. д.

В отношении проблемы 6 (фазовые переходы и т.д.) можно сказать следующее. Открытие низкотемпературных сверхтекучих фаз Не-3 отмечено Нобелевской премией по физике за 1996 г. (см. "Наука и жизнь" № 1, 1997 г.). Особое внимание за последние три года привлекает к себе бозе-эйнштейновс кая конденсация (БЭК) в газах. Это, несомненно, очень интересные работы, но "бум", который они вызвали, по моему мнению, в значительной мере связан с незнанием истории. Еще в 1925 г. Эйнштейн обратил внимание на БЭК, но длительное время ею пренебрегали и иногда даже сомневались в ее реальности. Но эти времена давно прошли, особенно после 1938 г., когда Ф. Лондон связал БЭК со сверхтекучестью Не-4. Разумеется, гелий II - жидкость, и БЭК в нем проявляется, так сказать, не в чистом виде. Стремление наблюдать ее в разреженном газе вполне понятно и оправдано, но несерьезно видеть в ней открытие чего-то неожиданного и принципиально нового. Другое дело, что осуществление БЭК в газах Rb, Na, Li, наконец, H в 1995 г. и позже - очень большое достижение экспериментальной физики. Оно стало возможно только в результате развития методов охлаждения газов до сверхнизких температур и удержания их в ловушках (за это, кстати, была присуждена Нобелевская премия по физике за 1997 г., см. "Наука и жизнь" № 1, 1998 г.). Осуществление БЭК в газах повлекло за собой поток теоретических работ и статей. В бозе-эйнштейновском конденсате атомы находятся в когерентном состоянии и можно наблюдать интерференционные явления, что привело к появлению понятия "атомный лазер" (см. "Наука и жизнь" № 10, 1997 г.).

Темы 7 и 8 весьма широки, поэтому трудно выделить что-то новое и важное. Разве что хочется отметить повышенный и вполне оправданный интерес к кластерам из различных атомов и молекул (речь идет об образованиях, содержащих небольшое число частиц). Весьма любопытны исследования жидких кристаллов и сегнетоэлектриков (или, по английской терминологии, ферроэлектриков). Привлекает к себе внимание также изучение тонких сегнетоэлектрических пленок.

О фуллеренах (проблема 9) уже вскользь упоминалось, и вместе с углеродными нанотрубками эта область находится в цвету (см. "Наука и жизнь" № 11, 1993 г.).

О веществе в сверхсильных магнитных полях (конкретно, в коре нейтронных звезд), а также о моделировании соответствующих эффектов в полупроводниках (проблема 10) нет ничего нового. Подобное замечание не должно обескураживать или вызывать вопрос: зачем же тогда помещать эти проблемы в "список"? Во-первых, они, на мой взгляд, имеют некую прелесть для физика; а во-вторых, понимание важности вопроса вовсе не обязательно связано с достаточным знакомством с его состоянием на сегодняшний день. Ведь "программа" как раз и имеет целью стимулировать интерес и побудить специалистов освещать состояние проблемы в доступных статьях и лекциях.

В отношении нелинейной физики (проблемы 11 в "списке") ситуация иная. Материала очень много, и в сумме нелинейной физике посвящено до 10-20% всех научных публикаций.

Недаром ХХ век иногда называли не только атомным, но и лазерным веком. Совершенство вание лазеров и расширение области их применения идут полным ходом. Но проблема 12 - это не лазеры вообще, а прежде всего сверхмощные лазеры. Так, уже достигнута интенсивность (плотность мощности) лазерного излучения 1020 - 1021 Вт•см-2. При такой интенсивности напряженность электрического поля достигает 1012 В•см-1, оно на два порядка сильнее поля протона на основном уровне атома водорода. Магнитное поле при этом достигает 109 - 1010 эрстед. Использование очень коротких импульсов длительностью до 10-15 с (т. е. до фемтосекунды) открывает целый ряд возможностей, в частности, для получения рентгеновских импульсов длительностью в аттосекунды (10-18 с). Родственная проблема - создание и использование разеров и гразеров - аналогов лазеров в рентгеновском и гамма-диапазонах соответственно.

Проблема 13 - из области ядерной физики. Она очень велика, поэтому я выделил только два вопроса. Во-первых, это далекие трансурановые элементы в связи с надеждами на то, что отдельные их изотопы живут долго (в качестве такого изотопа указывалось на ядро с числом протонов Z = 114 и нейтронов N = 184, т. е. с массовым числом A = Z + N = 298). Известные трансурановые элементы с Z < 114 живут лишь секунды или доли секунды. Существование в космических лучах долгоживущих (речь идет о миллионах лет) трансурановых ядер пока подтверждено не было. В начале 1999 г. появилось сообщение, что в Дубне синтезирован 114-й элемент с массовым числом 289, живущий около 30 секунд. Поэтому возникла надежда, что элемент действительно окажется очень долгоживущим. Во-вторых, под "экзотическими" ядрами подразумеваются также гипотетические ядра из нуклонов и антинуклонов повышенной плотности, не говоря уже о ядрах несферической формы и с некоторыми другими особенностями. Сюда же примыкает проблема кварковой материи и кварк-глюонной плазмы, получение которой планируется в начале XXI века.

Микрофизика

Проблемы с 14 по 20 относятся к области, которую правильнее всего, по-видимому, называть физикой элементарных частиц. Одно время, правда, это название как-то стало редко употребляться, поскольку устарело. На определенном этапе элементарными считались, в частности, нуклоны и мезоны. Сейчас же известно, что они состоят (правда, в несколько условном смысле), из кварков и антикварков,которые, возможно, тоже "состоят" из каких-то частиц - преонов и т. д. Однако для подобных гипотез пока нет никаких оснований, а "матрешка" - деление вещества на все более "мелкие" части - должна когда-то исчерпаться. Так или иначе на сегодняшний день мы считаем неделимыми и в этом смысле элементарными кварки - их, не считая антикварки, 6 типов, которые называются "ароматами" (flowers): u (up), d (down), c (charm), s (straneness), t (top) и b (bottom), а также электрон, позитрон и ряд других частиц. Одна из самых актуальных задач физики элементарных частиц - поиски и, как все надеются, обнаружение хиггса - бозона Хиггса ("Наука и жизнь" № 1, 1996 г.). По оценкам, его масса меньше 1000 ГэВ, но, скорее, даже меньше 200 ГэВ. Поиски ведутся и будут вестись на ускорителях в ЦЕРНе и Фермилабе. Главная же надежда физики высоких энергий - ускоритель LHC (Large Hadron Colleider), строящийся в ЦЕРНе. В нем будет достигнута энергия в 14 ТэВ (1012 эВ), но только, видимо, в 2005 г.

Другая важная задача - поиски суперсимметричных частиц. В 1956 г. было открыто несохранение пространственной четности (P) при слабых взаимодействиях - мир оказался несимметричным, "правое" неэквивалентно "левому". Однако эксперименты показывали, что все взаимодействия инвариантны относительно CP-сопряжения, то есть при замене правого на левое с одновременной сменой частицы на античастицу. В 1964 г. был обнаружен распад К-мезона, который свидетельствовал, что и CP-инвариантность нарушается (в 1980 г. это открытие было отмечено Нобелевской премией). Процессы с несохранением CP-инвариантно сти очень редки. Пока обнаружена только еще одна такая реакция, а другая под вопросом. Реакция распада протона, на которую возлагались некоторые надежды, не зарегистрирована, что, впрочем, неудивительно: среднее время жизни протона 1,6•1033 года. Возникает вопрос: а станет ли сохраняться инвариантность при замене времени t на -t? Этот фундаментальный вопрос имеет важное значение для объяснения не-обратимости физических процессов. Природа процессов с CP-несохранением неясна, их исследования продолжаются.

О массе нейтрино, упоминаемой в числе прочих "разделов" проблемы 16, будет сказано ниже при обсуждении проблемы 30 (нейтринная физика и астрономия). Остановимся на проблеме 17 и более конкретно на фундаментальной длине.

Теоретические расчеты показывают, что до расстояний lf = 10-17 см (чаще, правда, указывают 10-16 см) и времен tf = lf/c ~ 10-27 с cуществующие пространственно-временные представления справедливы. А что происходит в меньших масштабах? Такой вопрос в сочетании с имевшимися затруднениями теории и привел к гипотезе о существовании некоторой фундаментальной длины и времени, при которых вступает в строй "новая физика" и какие-то необычные пространственно-временные представления ("зернистое пространство -время" и т. п.). С другой стороны, в физике известна и играет важную роль еще одна фундаментальная длина - так называемая планковская, или гравитационная, длина lg = 10-33 см.

Ее физический смысл заключается в том, что при меньших масштабах уже нельзя пользовать ся, в частности, общей теорией относительности (ОТО). Здесь нужно использовать квантовую теорию гравитации, еще не созданную в сколько-нибудь законченной форме. Итак, lg - явно некоторая фундаментальная длина, ограничивающая классические представления о пространстве-времени. Но можно ли утверждать, что эти представления не "отказывают" еще раньше, при некоторой lf, которая на целых 16 порядков меньше lg?

"Атака на длину" ведется с двух сторон. Со стороны сравнительно низких энергий - это строительство новых ускорителей на встречных пучках (коллайдеров), и в первую очередь уже упомянутого LHC, на энергию 14 ТэВ, что отвечает длине l = ћc/Ec = =1,4.10-18 см. В космических лучах зарегистрированы частицы с максимальной энергией Е = 3.1020 эВ. Однако и таких частиц крайне мало, и непосредственно использовать их в физике высоких энергий невозможно. Длины, сопоставимые с lg, фигурируют лишь в космологии (и в принципе внутри черных дыр).

В физике элементарных частиц довольно широко оперируют энергиями Ео = 1016 эВ, в еще не завершенной теории "великого объединения" - объединения электрослабого и сильного взаимодействий. Длина lо = =ћc/Eо = 10-30 см, и все же она на три порядка больше lg. Что происходит в области между lо и lg, по-видимому, сказать совсем трудно. Быть может, здесь и притаилась какая-то фундаментальная длина lf, такая, что lg < lf < lo?

В отношении совокупности проблем 19 (вакуум и сверхсильные магнитные поля) можно утверждать, что они очень акутальны. Еще в 1920 г. Эйнштейн заметил: "... общая теория относительности наделяет пространство физическими свойствами, таким образом, в этом смысле эфир существует..." Квантовая теория "наделила пространство" еще виртуальными парами, различными фермионами и нулевыми колебаниями электромагнитного и других полей.

Проблема 20 - струны и М-теория ("Наука и жизнь" №№ 8, 9, 1996 г.). Это, можно сказать, фронтовое направление в теоретической физике на сегодняшний день. Кстати, вместо термина "струны" часто употребляют название "суперструны", во-первых, чтобы не было путаницы с космическими струнами (проблема 25), и, во-вторых, чтобы подчеркнуть использование представления о суперсимметрии. В суперсимметричной теории каждой частице отвечает партнер с другой статистикой, например, фотону (бозону со спином единица) отвечает фотино (фермион со спином 1/2) и т. д. Нужно сразу отметить, что суперсиммет ричные партнеры (частицы) еще не обнаружены. Их масса, по-видимому, не меньше 100-1000 ГэВ. Поиски этих частиц - одна из основных задач экспериментальной физики высоких энергий.

Теоретическая физика еще не может ответить на целый ряд вопросов, например: как построить квантовую теорию гравитации и объединить ее с теорией других взаимодействий; почему существует, по-видимому, только шесть типов кварков и шесть типов лептонов; почему масса нейтрино очень мала; как определить из теории постоянную тонкой структуры 1/137 и ряд других постоянных и т. д. Другими словами, сколь ни грандиозны и впечатляющи достижения физики, нерешенных фундаментальных проблем предостаточно. Теория суперструн еще не ответила на подобные вопросы, но обещает успехи в нужном направлении.

В квантовой механике и в квантовой теории поля элементарные частицы считаются точечными. В теории суперструн элементарные частицы - это колебания одномерных объектов (струн), имеющих характерные размеры 10-33 см. Струны могут быть конечной длины или в виде колечек. Их рассматривают не в четырехмерном ("обычном") пространстве, а в пространствах, скажем, с 10-ю или 11-ю измерениями.

Теория суперструн пока не привела к каким-либо физическим результатам, и в их отношении можно упомянуть главным образом о "физнадеждах", как любил говорить Л. Д. Ландау, а не о результатах. Но что называть результатами? Ведь математические построения и обнаружение различных свойств симметрии тоже результаты. Это не помешало физикам, исследующим струны, применять к теории струн и не слишком скромную терминологию - "теория всего".

Стоящие перед теоретической физикой задачи и вопросы, о которых идет речь, крайне сложны и глубоки, и сколько еще потребуется времени, чтобы найти ответы, неизвестно. Чувствуется, что теория суперструн - это нечто глубокое и развивающееся. Сами ее авторы претендуют на понимание лишь некоторых предельных случаев и говорят только о намеках на некоторую более общую теорию, которую называют М-теорией, то есть магической или мистической.

(Окончание следует.)

Обращение президиума РАН

Засилье антинаучных и малограмотных статей в газетах и журналах, телевизионных и радиопередач вызывает серьезное беспокойство у всех ученых страны. Речь идет о будущем нации: сможет ли новое поколение, воспитанное на астрологических прогнозах и вере в оккультные науки, сохранить научное мировоззрение, достойное людей XXI века, или наша страна вернется к средневековому мистицизму. Журнал всегда пропагандировал только достижения науки и разъяснял ошибочность иных позиций (см., например, "Наука и жизнь" №№ 5, 6, 1992 г.). Публикуя обращение Президиума РАН, принятое постановлением от 16 марта 1999 г. № 58-А, мы продолжаем эту работу и видим в читателях своих единомышленников.

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!

Научным работникам России, профессорам и преподавателям вузов, учителям школ и техникумов, всем членам российского интеллектуального сообщества.

В настоящее время в нашей стране широко и беспрепятственно распространяются и пропагандируются псевдонаука и паранормальные верования: астрология, шаманство, оккультизм и т. д. Продолжаются попытки осуществлять за счет государственных средств различные бессмысленные проекты вроде создания торсионных генераторов. Население России оболванивается теле- и радиопрограммами, статьями и книгами откровенно антинаучного содержания. В отечественных государственных и частных СМИ не прекращается шабаш колдунов, магов, прорицателей и пророков. Псевдонаука стремится проникнуть во все слои общества, все его институты, включая Российскую академию наук.

Эти иррациональные и в основе своей аморальные тенденции, бесспорно, представляют собой серьезную угрозу для нормального духовного развития нации.

Российская академия наук не может и не должна равнодушно взирать на беспрецедентное наступление мракобесия и обязана дать ему должный отпор. С этой целью Президиум РАН создал Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований.

Комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований уже начала действовать. Однако совершенно очевидно, что существенного успеха можно достичь только в том случае, если борьбе с псевдонаукой будут уделять внимание широкие круги научных работников и педагогов России.

Президиум РАН призывает вас активно реагировать на появление псевдонаучных и невежественных публикаций как в средствах массовой информации, так и в специальных изданиях, противодействовать осуществлению шарлатанских проектов, разоблачать деятельность всевозможных паранормальных и антинаучных "академий", всемирно пропагандировать достоинства научного знания, рациональное отношение к действительности.

Мы призываем руководителей радио- и телевизионных компаний, газет и журналов, авторов и редакторов программ и публикаций не создавать и не распространять псевдонаучные и невежественные программы и публикации и помнить об ответственности СМИ за духовное и нравственное воспитание нации.

От позиции и действий каждого научного работника сегодня зависит духовное здоровье нынешнего и будущего поколений!

Президиум Российской академии наук.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Наука. Вести с переднего края»

Детальное описание иллюстрации

Схема международного экспериментального термоядерного реактора—токамака ИТЭР: 1 — центральный соленоид; 2 — защита-бланкет; 3 — плазма; 4 — стенка вакуумной камеры; 5 — трубопровод откачки; 6 — криостат; 7 — катушки активного управления; 8 — катушки тороидального магнитного поля; 9 — камера; 10 — катушки полоидального магнитного поля. Напряженность тороидального поля направлена по кругу, вдоль оси камеры, полоидального — поперек. В сумме они дают спиральное поле, которое закручивает плазменный жгут и удерживает его в центре камеры.
Схема стелларатора, предназначенного для удержания плазмы в системе тороидальных обмоток сложной конфигурации: 1 — корпус; 2 — вакуумная камера; 3 — винтовые обмотки; 4, 5, 6 — соответственно внутренние, средние и внешние обмотки поперечного поля; 7 — фланцы вакуумной камеры; 8 — опора; 9 — основание; 10 — места для исследовательской аппаратуры.
Электроны окружают атомное ядро из протонов и нейтронов. Протоны и нейтроны «сделаны» из разных пар кварк — антикварк плюс одиночный кварк, «скрепленных» глюонами (от англ. glue — «клей»). Кварки, возможно, состоят из других частиц — преонов, которые пока не обнаружены. Поэтому сегодня кварки считаются «истинно элементарными» частицами.