Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Он жил на людях и для людей

Мария СТАХОВИЧ. Париж, май 1999 года.

Записки Михаила Александровича Стаховича-младшего попали в редакцию благодаря стечению обстоятельств. Написанные во Франции в начале 1920-х годов и опубликованные в 1996 году в Ельце в книге "Семья Стаховичей. Елецкие корни", вышедшей маленьким тиражом, они остались, к сожалению, почти не замеченными широкой российской читательской аудиторией. Мы тоже о них ничего не знали.

Сотрудница редакции Н. Домрина, будучи в Австрии в связи с работой над очерком "Зальцбургские встречи" о судьбе некоторых зарубежных потомков известных меценатов, купцов Щукиных (см. "Наука и жизнь" № 12, 1998 г.), познакомилась там с Михаилом Михайловичем Стаховичем, чей рассказ о его корнях был также чрезвычайно интересен. Возникает идея серии журнальных публикаций - воспоминаний потомков русских интеллигентов, волею судеб попавших на чужбину. Весной этого года наш автор снова отправляется в Австрию и привозит запись беседы с М. М. Стаховичем. А также книгу "Елецкие корни". Познакомившись с ее содержанием, редакция принимает решение публиковать "Записки". По ходу дела выясняется, что архив Михаила Александровича находится в Париже у его внучатой племянницы Марии Александровны Стахович. Редакция благодарит Марию Александровну и Михаила Михайловича за любезно предоставленные материалы.

Сам Михаил Александрович Стахович-младший назвал свои записки "клочками воспоминаний". Но сколь ярки эти "клочки"! И каким историческим полотном они могли бы обернуться, соблаговоли судьба продлить их автору жизнь.

Публикуемые "Записки" были найдены моим отцом, Александром Александровичем Стаховичем, племянником, крестником и душеприказчиком Михаила Александровича Стаховича-младшего, среди бумаг дяди после его кончины на юге Франции. Я своего двоюродного деда не знала, так как родилась, когда его уже не было в живых, но от отца и всех остальных членов нашей большой семьи унаследовала к нему искреннюю любовь и безграничное уважение.

Михаил Александрович Стахович-младший (1861-1923) был очень известным в России человеком. Но теперь не все, возможно, об этом знают, поэтому позволю себе напомнить некоторые факты его биографии.

М. А. Стахович-младший был общественным деятелем. Правовед выпуска 1882 года, судебный следователь и товарищ прокурора в Ковно (11 месяцев); с 1883 года - уездный и губернский гласный; с 1892 по 1895 год - уездный предводитель в Ельце; с 1895 по 1907 год - губернский предводитель дворянства в Орле, где по его инициативе была открыта библиотека в память А. С. Пушкина. Широкую известность получила речь М. А. Стаховича "О свободе совести" на миссионерском съезде в Орле (напечатана в "Орловском вестнике" № 267 в 1903 году). Во время русско-японской войны (1904-1905) был во главе 1-го санитарного отделения от имени орловского дворянства. Член двух первых Государственных дум. В 1-й Государственной думе, как член "Партии мирного обновления", образовавшейся из правых кадетов и левых октябристов, входил во фракцию, весьма подходящую для его натуры, - сторонник конституционной монархии. С 1907 года избирался орловским дворянством в Государственный совет.

В 1917 году М. А. Стахович был назначен Временным правительством генерал-губернатором Финляндии, а в сентябре того же года - послом в Испанию. После октябрьского переворота Михаил Александрович в Россию не вернулся, а поселился на юге Франции, в городе Экс-ан-Прованс (Aix-en-Provence), где и скончался.

М. А. Стахович был тесно связан с большинством выдающихся людей русской культуры своего времени, в особенности же был близок Льву Николаевичу Толстому и его семье (Софья Андреевна Толстая мечтала выдать любимую дочь Татьяну за своего любимца Мишу Стаховича). Пользуясь петербургскими связями, М. А. Стахович хлопотал за всех тех, кого Лев Николаевич защищал или кому хотел помочь; был одним из организаторов торжеств по случаю 80-летия писателя и учредителем музея его имени в Петербурге.

Похоронен Михаил Александрович под Парижем на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа по соседству с могилой И. А. Бунина.

После кончины Михаила Александровича остались лишь краткие записи начала его воспоминаний, которые впервые были опубликованы в России в книге "Семья Стаховичей. Елецкие корни" в серии "Очерки истории Елецкого уезда" (Елец: изд-во "Елецкие куранты", 1996.) Теперь с ними сможет познакомиться более широкий круг читателей, внимание которых мне сразу хотелось бы обратить на первые странички записок. В них речь идет о том, что Михаил Александрович считал главным.

В первых же абзацах, охватывая в кратком отрывке всю свою жизнь и желая разобраться в том, что сопутствова ло ему на всем его веку, являясь глубочайшим свойством его души, и что он хотел бы передать младшему поколению, Михаил Александрович утверждает: в любых условиях, даже самых тяжелых, жизнь "есть радость. Это самое справедливое и глубокое ее определение!"

Эта радость, мне думается, делала его особенным. Ведь мало ли в его время в России было обаятельных, умных и талантливых людей. Остроумных, добрых и даже на редкость трудолюбивых. А вот эта глубокая в его душе радость есть редкостное свойство. Она была тем, что все в окружении Михаила Александровича бессознательно ощущали, на что откликались и чем он обогащал других. Он был убежден, что радость - это не только мимолетное настроение, веселость, то есть нечто, зависящее от самочувствия, окружения и обстановки, а что это именно сама жизнь, "что жизнь есть радость и надо за нее благодарить Бога". Эти слова объясняются тем, что Михаил Александрович, блестящий, обаятельный, талантливый, был и глубоко верующим и чрезвычайно добрым человеком. Об этом свидетельствуют все те, кто его близко знал. (Неоднократно об этом писали и члены семьи Толстого.)

Если все это осознать, тогда легче понять и поверить в то, что весьма одаренный молодой человек, учившийся в Петербурге, в привилегированном учебном заведении, и пользовавшийся в столице немалым успехом, уже в двадцать лет хотел непременно поселиться в провинции, жить в деревне и заниматься общественной деятельностью. Что он очень скоро и сделал.

Уже тогда М. А. Стахович был убежден, что жить нужно на людях и для людей. И это не было позой или временным увлечением молодого человека, но реальным содержанием всей его жизни, смолоду и до конца. Он действительно жил для других, и будучи предводителем орловского дворянства, и среди деятелей русской культуры и друзей. Он помогал всем, исполняя все просьбы, не забывая никого. Как бы ни был занят, Михаил Александрович был ко всем внимателен, независимо от обстоятельств, даже когда это вовсе не соответствовало его собственным интересам; и даже по отношению к людям простым, которых обычно никто не замечает, да и чужим вдобавок. Ведь кто только в России не любил своей няни (этому, как известно, нас и Пушкин учил) или с детства знакомую прислугу! Но рисковать опоздать туда, куда стремишься всей душой, куда торопишься невероятно, ради незнакомого извозчика, это характерно для М. А. Стаховича. И потому, я думаю, его так любили.

Откуда это редкостное свойство души? Мне лично кажется, что эту черту характера М. А. Стахович-младший унаследовал от бабки и родного дяди своего, Михаила Александровича Стаховича-старшего. Племянник дяди не знал, так как М. А. Стахович-старший был убит в 1858 году за два года с небольшим до рождения будущего автора "Записок", но аура и влияние рано погибшего М. А. Стаховича-старшего были в семье очень сильны, а трагическая его смерть их еще больше утвердила.

Михаил Александрович Стахович-старший, родившийся в 1820 году, обладал большинством главнейших качеств Стаховича-младшего. Талантливый драматург, поэт, страстный любитель и собиратель по избам народных песен, он также был Елецким предводителем дворянства и борцом за освобождение крестьян с землей. Дворяне, избравшие его своим предводителем перед самой Крымской войной, справедливо полагали, что Михаил Александрович именно тот человек, который позаботится о сиротах. Он жил почти безвыездно в Пальне, семейном имении под Ельцом, в очень скромных условиях, и все силы последних лет жизни отдал делу, которое считал важнейшим для русского народа. За это, по-видимому, он и поплатился жизнью. 38 лет от роду был убит своим бурмистром, которого сам же облагодетельствовал! Но в семье говорили, что бурмистр не тронул бы Михаила Александровича, ежели бы не был подстрекаем на покушение консервативно настроенными дворянами, недовольными тем, что их предводитель боролся за освобождение крестьян непременно с землей.

Дух, взгляды Михаила Александровича-старшего вдохновляли всех членов многочисленной семьи и повлияли, я бы сказала, даже определили стиль жизни большинства из них. Но самым ярким и обаятельным примером этих носителей "стаховического духа" был Михаил Александрович Стахович-младший.

См. в номере на ту же тему

Записки М. А. Стаховича-Младшего.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Отечество. Страницы истории»