Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

БОЙ ЗА КРОНШТАДТ

Г. ГЕЛЬФЕНШТЕЙН (г. Санкт-Петербург).

В январском номере журнала за 1993 год редакция обратилась к читателям с просьбой присылать воспоминания о наиболее важных событиях прошлого. Некоторые из воспоминаний, полученных журналом, были опубликованы под рубрикой "Из семейного архива", другие - бережно сохраняют ся для потомства. В жизни каждого человека есть какие-то свои, особые точки отсчета, о которых и спустя десятилетия вспоминаешь столь отчетливо и ясно, будто случилось это только вчера. Такой точкой отсчета для старшего сержанта, вчерашнего школьника Григория Гельфенштейна стала оборона Кронштадта. Григорий Ильич - постоянный читатель журнала "Наука и жизнь". Сейчас он живет в Санкт-Петербурге, уже на пенсии. Нам кажется, что рассказ о буднях великой войны будет интересен читателям журнала.

Я родился в 1922 году в Одессе. В 1940 году после окончания средней школы был призван в армию. В 1940-1941 годах окончивших среднюю школу направляли, как правило, в специальные части - с техническим уклоном, где можно было применить знания, полученные в десятилетке. Я получил специальность оператора радиолокационных станций. В то время это была секретная специальность очень немногочисленного круга лиц.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В апреле 1941 года я в составе учебной роты был переправлен из города Баку в Ленинградский военный округ, где в то время формировался 72-й Отдельный радиобатальон ВНОС (так называлась служба воздушного наблюдения, оповещения и связи). Почти всю Отечественную войну я прослужил в этом батальоне. В первые же дни войны в составе боевого расчета только что полученной в часть радиолокационной станции (РЛС) был направлен на боевую позицию. Станцию, получившую условное наименование "Редут-3", передали в оперативное подчинение Штабу ПВО. РЛС располагалась южнее Ленинграда и наблюдала за юго-западным и южным секторами. В то время воздушного противника ждали прежде всего со стороны Финляндии, но не с юго-запада или с юга.

В первых числах сентября 1941 года, в ходе отступления наших войск, РЛС перевели на Ораниенбаум ский пятачок в деревне Большая Ижора. Радиус действия станции в то время достигал 200-210 километров. 8 сентября 1941 года у Шлиссельбурга (теперь Петрокрепость) замкнулось кольцо блокады вокруг Ленинграда. На РЛС мы фиксировали увеличение интенсивности бомбардировок, предугадывая в нем подготовку к генеральному наступлению на Ленинград...

До 20 сентября 1941 года, по соображениям сохранения секретности подготовки к массированным бомбардировкам, самолеты противника над кораблями и Кронштадтом не появлялись группами более 20-22. Ежедневно, иной раз по несколько раз в день, проводились авиаразведка и фотографирование мест дислокации кораблей и фортов.

В воскресенье 21 сентября 1941 года день выдался ясным и теплым. Дежурная смена, которую я возглавляю, заступает на дежурство с 08.00 и до 12.00. Я занимаю место старшего оператора у индикатор ного устройства нашей РЛС. Принимая дежурство, привычно делаю круговой поворот антенной системы - осматриваюсь вкруговую. Воздушная обстановка спокойная, и ничто, кажется, не сможет нарушить тишину этого воскресного дня... Но ясный, пригожий день - это летный день!.. Ближе к 9.30 в воздухе вообще не стало вражеских самолетов... Тишина... Это уже как-то даже непривычно и настораживает... Несколько отдельных больших групп самолетов я заметил около 10 часов на предельной дистанции обнаружения в направлении на Новгород, Дно, Луга... и с этого момента уже ни на секунду не отвлекался от экрана. Вся дежурная смена работала оперативно и четко.

Три вражеских массированных, коварнейших по замыслу "звездных" налета происходили по одному сценарию и повторялись в деталях с точностью до минут в одно и то же время. На всем пути полета бомбардировщики летели над местностью, занятой немецкими войсками, и, следовательно, пилоты были уверены, что их появление над намеченными целями окажется для нас внезапным... Внезапности, однако, не получилось. Боевая тревога на кораблях, на фортах и во всех подразделениях зенитного противодействия ПВО прозвучала по моему настоянию - я горжусь этим до сих пор - за 15-17 минут до появления бомбардировщиков в пределах возможного визуального обнаружения. Сквозь тонкие деревянные стенки аппаратной я и мой помощник оператор-телефонист В. Майоров хорошо слышали пронзительный вой тревожных сирен и были очень довольны результативностью своего труда. Когда самолеты противника "звездно" - одновременно с трех сторон - появились над заливом, они на всех направлениях были встречены мощнейшим зенитным заградительным огнем исключительно высокой плотности. Этот вездесущий, губительно разящий, плотный заградительный огонь, умело эшелонированный по высоте и в пространстве, не давал или существенно затруднял вражеским бомбардировщикам выполнить прицельное бомбометание по намеченным целям.

Большую часть бомбового груза приняли на себя воды залива. Только этим и можно объяснить относительно небольшие потери, которые мы понесли из-за авиации противника.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Из писем читателей»