Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ВОЗНЕСЕНСКИЙ НЕКРОПОЛЬ КРЕМЛЯ

Доктор исторических наук Т. ПАНОВА, Н. СИНИЦЫНА, реставратор.

Уже несколько лет группа исследователей и реставраторов работает над грандиозной программой, цель которой - спасение останков и погребальных одежд женщин Средневековья, историческое воссоздание сложного обряда погребения высшей знати России. Одна из интереснейших частей этой программы - возможность реконструировать по останкам облик женщин тех далеких веков, что крайне важно для изучения истории России. Перед нами предстают реальные лица из давно ушедшего времени - ликвидируется безликость прошлого, оставившего нам только церковную живопись. К сожалению, это не всегда удается сделать, если череп плохо сохранился. (Журнал "Наука и жизнь" неоднократно рассказывал о результатах изучения захоронений русских великих княгинь и цариц из некрополя бывшего Вознесенского собора Кремля - см. "Наука и жизнь" № 12, 1995 г.; № 4, 1997 г.; № 8, 1998 г.; № 8, 2004 г.; №№ 3, 6, 2006 г.) И скульптурные портреты, и посмертные одеяния женщин из великокняжеских и царских семей средневековой Руси скоро, примерно через год, разместятся в специально создаваемом для того музее. Он откроется в пристройке к Архангельскому собору Кремля. Построенный в 1505-1509 годах, собор долгое время (до Петра I) служил родовой усыпальницей великих князей и первых царей России (сначала из рода Рюриковичей, а потом Романовых).

О жизни людей Средневековья, даже самых известных, сохранились, как правило, весьма скупые, разрозненные сведения, больше напоминающие нынешние краткие вести о политических событиях. Вот князь такой-то появился на свет, наследовал престол, ходил в военные походы, ездил в Орду, совершал паломничество в монастыри, женился... А чем была заполнена его жизнь в промежутках между этими деяниями? Чем болел, какие имел характер и привычки? Неизвестно. О судьбе и жизни великих и удельных княгинь и цариц, княжон и царевен XV - начала XVIII века наука знает и того меньше.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Потому-то так важен осуществляемый в музее-заповеднике "Московский Кремль" проект по изучению некрополя бывшего Вознесенского собора (его разрушили в 1929-1930 годах) - усыпальницы великих княгинь и цариц. Переоценить уже проделанное исследователями трудно, но им предстоит еще многое сделать. Каждое погребение приносит новую информацию, ставит перед историками, антропологами и реставраторами задачи, для решения которых нередко приходится привлекать ученых из институтов РАН, МГУ и других исследовательских центров.

Уже вскрыты все саркофаги (а их 56) с останками великих княгинь и цариц и завершен очень трудный этап изучения этих захоронений. Особую сложность представляло, как ни покажется странным, вскрытие самых поздних саркофагов, относящихся к концу XVII - началу XVIII столетия. Белокаменные гробы этого периода отличаются как своими размерами, так и массивностью крышек. Их вес достигает 1,2-1,8 тонны! Чтобы поднять и переместить такую махину, пришлось создавать специальные конструкции. Оригинальное решение этой задачи (а надо было учитывать и тесноту в подземной палате, заставленной саркофагами очень плотно) разработали инженеры Вячеслав и Василий Чижиковы, умеющие думать нестандартно.

И вот тяжелая плита закреплена и постепенно начинает сползать в сторону, открывая вместительное пространство каменного гроба, на дне которого лежат останки… И каждый раз все присутствующие испытывают в этот момент большое волнение. Что там? Какова сохранность погребальных принадлежностей - одежд, савана - и самих останков? Что предстоит сделать для их спасения и изучения?

Сохранность останков и одежд зависит от многих причин, но прежде всего от древности захоронения. Когда в 1929 году вскрыли саркофаг великой княгини Евдокии Донской (инокини Евфросинии), погребенной в 1407 году, то, кроме обрывков кожаного монашеского пояса, на скелете уже ничего не было. За 500 с лишним лет ткани истлели и рассыпались. Кожа - более долговечный материал. Пояс Евфросинии был украшен тиснеными изображениями двунадесятых праздников и надписями к ним. Даже в таком виде он представляет большой интерес для изучения истории атрибутов русского монашества.

От времени сильно пострадало погребение и другой великой княгини - Марии Борисовны, первой жены великого князя Ивана III. Эта женщина умерла очень рано. Ей было около 23 лет, когда в сводки событий 1467 года попало сообщение о ее смерти, возможно от яда (см. "Наука и жизнь" № 8, 2006 г.). Химический анализ показал, что ее останки содержат огромное количество цинка и много других токсичных минералов. Изучая погребение великой княгини Софьи Палеолог (она скончалась в 1503 году), удалось не только выяснить, чем болела эта греческая принцесса, но и восстановить ее облик по хорошо сохранившемуся черепу. Сегодня благодаря трудам известных российских исследователей М. М. Герасимова и С. А. Никитина, работавших над восстановлением лиц по черепу, есть возможность проследить родовые черты этой великой княгини в облике ее сына - Василия III (его портрет сохранился на иконе XVI века), внука - Ивана Грозного (его портрет реконструировал М. М. Герасимов) и правнучки - десятилетней Марии Старицкой, которая была убита в 1569 году. В эту семейную галерею входит и скульптурный портрет великой княгини Елены Глинской, матери царя Ивана Васильевича (умерла в 1538 году), воспроизведенный экспертом-криминалистом С. А. Никитиным.

Важную информацию, и не только для историков, но и для палеографов, содержат резные надписи на крышках саркофагов из некрополя Вознесенского собора в Кремле. Несмотря на плохую сохранность крышки гробика одной из дочерей Ивана Грозного - Марии (умерла в 1551 году), впервые удалось прочесть эпитафию этого захоронения: "Лета 7060 декабря 8 ден на память преподобнаго отца нашего Потапия вечер против 9-го час нощи преставися царевна и великая княжна Мария дщи царя великого князя Ивана Васильевича всея Руси".

Долгое время в исторической литературе бытовало мнение, что причиной ранней смерти первой русской царицы Анастасии стали частые роды, истощившие молодой организм. Первая жена Ивана Грозного родила шестерых детей и умерла в 1560 году в возрасте 25-27 лет, похоронив к этому времени четверых из них. Но, изучив микроэлементный состав волос царицы (в саркофаге хорошо сохранилась ее коса темно-русого цвета), фрагмента ткани и тлена, эксперт-химик обнаружил в них большое количество солей ртути. И стало понятным, что причиной смерти царицы Анастасии оказался один из "популярнейших" ядов Средневековья. Другим способом - принимая лекарство, пользуясь косметикой, - эта молодая женщина не могла бы накопить в своем теле столько отравляющего вещества.

Следует отметить, что лекарства в те далекие времена были небезопасными - их делали на основе мышьяка, свинца и ртути. Косметическими средствами, которыми средневековые красавицы щедро пользовались, служили краски, используемые иконописцами, а именно - свинцовые белила (к ним для яркости добавляли еще и барий), киноварь, содержавшая много ртути и серы.

А вот исследования волос и останков Марии Темрюковны, второй жены Ивана Васильевича, умершей в 1569 году, пока не дали ответа на вопрос: почему так недолго оставалась на русском троне эта избранница Ивана Грозного? Возможно, виною стал суровый для уроженки Кавказа климат, а возможно, и что-то еще. В погребении этой черкесской княжны хорошо сохранился головной убор - волосник с вышитыми по очелью (так называется край убора, соприкасающийся со лбом - челом) орнаментом и фигурами единорогов.

Изучая некрополь русских великих княгинь и цариц из Вознесенского монастыря Кремля, исследователи выявили немало неизвестных страниц истории. Среди погребений оказались и саркофаги с останками княгинь и княжон Старицких, сведений о посмертной судьбе которых в письменных источниках не сохранилось, а скорее всего, и не было. Представительницы этой опальной семьи тем не менее удостоились погребения в родовой усыпальнице московских государынь - согласно табели о рангах, как сказали бы мы сегодня. Но то, как их захоронили, говорит о другом: и после смерти мать и вторая жена Старицкого князя Владимира Андреевича должны были подвергаться унижению. Их похоронили на проходе, у северной двери храма-усыпальницы, без надгробных памятников над могилами, поэтому их могилы постоянно попирали ноги верующих, входящих в храм и выходящих из него. Так царь постарался предать забвению род своего двоюродного брата Владимира. Только в XX веке выяснилось, как далеко зашло это преследование, вызванное династической борьбой при московском дворе. Об этом же свидетельствуют и некоторые детали оформления захоронений Старицких княгинь - неаккуратно выполненные саркофаги, плохо вырезанные эпитафии. Например, на гробике одной из дочерей Владимира Андреевича, Анастасии, надпись осталась незавершен ной: "Лета 7060 генваря 7 дня преставис княж Володимерова Ондреевича доч княжна Настасия в день в сере…"

Историки не знали прежде и о том, что в некрополе Вознесенского собора погребена малолетняя дочь царя Василия Шуйского, Анна (1609). Детские погребения составляют половину общего числа захоронений этого комплекса. Они дают уникальную возможность изучить детскую одежду конца XVI и XVII века. Среди таких образцов выделяется кафтанчик из саркофага царевны Марии, дочери царя Ивана Алексеевича (умерла в 1692 году в возрасте около двух лет). Он выполнен из объяри (ткани с серебряной нитью) и украшен золотым и серебряным кружевом. Его длинные (как и сам кафтанчик) узкие рукава доходили до пола.

Большую неожиданность при исследовании поздних саркофагов доставило захоронение царицы Агафьи Семеновны Грушецкой, первой жены юного царя Федора Алексеевича. Их свадьба состоялась 18 июля 1680 года, а 14 июля 1681 года царица умерла. На ее скелете, на груди под одеждой, лежал золотой наперсный крестик, украшенный цветной эмалью и надписями, - в более ранних погребениях этой усыпальницы такие кресты не встречались. Тело царицы при захоронении было завернуто в шелковый саван. Прекрасно сохранился ее головной убор - волосник на подкладке. Однако от савана и платья Агафьи Грушецкой до нас дошли лишь их незначительные фрагменты, что не помешало исследователям восстановить рисунок савана.

Символ христианства - крестик, сделанный из серебра и также украшенный цветными эмалями, был обнаружен и на останках царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, второй жены царя Алексея Михайловича, матери будущего императора Петра I. Она родилась 22 августа 1651 года, а умерла 25 января 1694-го. В захоронении прекрасно сохранилось шелковое платье зеленого цвета с длинными рукавами и многочисленными пуговичками.

Хорошо сохранился череп царицы, что позволит воссоздать облик этой еще нестарой женщины и сравнить его с известными парсунами (так в древности называли портреты) конца XVII столетия, находящимися в некоторых музейных собраниях России.

В захоронении царевны Анны Михайловны (сестры царя Алексея Михайловича), умершей 27 ноября 1692 года в возрасте 62 лет, также найден крестик, но из дерева. Эта царевна рано приняла постриг и скончалась будучи инокиней Вознесенского монастыря в Кремле. Монашеские облачения царевны Анны, сшитые из тончайшей черной шерсти, доставили немало хлопот реставраторам. Особенно мантия, огромная, с массой мелких складок на спине - их оказалось 42, и все они сохранились! Для закрепления ветхой, осыпающейся, частично утраченной ткани пришлось сдублировать (закрепить) ее на плотный газ, а сверху перекрыть, особенно в ветхих местах, тонким газом (шелком).

На заключительном этапе работ вскрыли погребения царицы Марии Милославской, первой жены Алексея Михайловича Романова, и его дочери, царевны Татьяны. В саркофаге царицы Марии, умершей 3 марта 1669 года, сохранились только небольшие кусочки шелковых савана и платья. В захоронении царевны Татьяны (родилась 5 января 1636 года, скончалась 24 августа 1706-го) мы увидели части савана и шелкового платья зеленого цвета, шелковые чулки и бархатные туфли. И у этой дочери царя Михаила Федоровича Романова на груди обнаружили небольшой резной деревянный крестик.

Исследуя захоронения Вознесенского собора в Кремле, историки обнаружили, что иногда в царском некрополе находили последний приют и представители знатных семей из окружения русских государей. В кремлевской обители закончила свои дни теща Ивана Грозного, мать первой русской царицы Анастасии Романовны, боярыня Ульяна. Саркофаг этой женщины с подписной крышкой входит в число наиболее хорошо сохранившихся: неожиданно среди обломков крышек и гробов обнаружили плиту, отмечавшую место могилы боярыни Ульяны. Ее похоронили в стороне от царских могил, в северной части усыпальницы, наименее почетной по средневековым эсхатологическим представлениям.

Если над могилами великих княгинь, цариц и царевен всегда сооружали высокий памятник с эпитафией (как в Архангельском соборе Кремля, что можно видеть и сегодня), то могилы менее почитаемых лиц обустраивали проще. На них в уровень с полом помещали горизонталь но только массивную плиту с надписью. На такие надгробия могли наступать ногами прихожане. Так произошло и с плитой боярыни Ульяны - на ней полностью стерлись две верхние строки эпитафии. местами пострадала и остальная часть надписи. Однако сегодня на этом надгробии - случай редкий и весьма интересный - можно прочесть следующую надпись: "…великомученика Федора Стратилата преставися раба божия Романова жена Юрьевича Ульяна в иноцех инока скимница Настясья в первый час нощи". Как видим, при постриге боярыня взяла себе имя своей рано умершей дочери, которую пережила на 17 лет.

В престижнейшем некрополе государства удалось захоронить своих детей князю Ивану Бельскому. В некрополе есть два саркофага, в которых погребены его малолетние дочь Анна (в 1561 году) и сын Федор (в 1568-м). Иван Дмитриевич, потомок литовского князя Ольгерда, был первым по знатности в составе Боярской думы. Поэтому он и смог похоронить своих детей в главной усыпальнице Кремля.

В Вознесенском соборе захоронили княжну Евдокию, дочь князя Федора Ивановича Мстиславского (умерла младенцем в 1600 году). Известного воеводу царь Иван Грозный включил в состав регентского совета на случай своей смерти, когда в 1561 году заболел и составил завещание.

***

Изучение погребений русских великих и удельных княгинь, цариц и царевен из бывшего Вознесенского монастыря в Кремле продолжается. Большая работа еще предстоит антропологам и реставраторам. Впереди обработка и подготовка к печати многочисленных материалов, полученных в ходе уникальных исследований. Вероятно, мы сможем увидеть лица еще нескольких персонажей нашей отечественной истории и лучше понять события, свидетелями или участниками которых были эти знатные женщины русского Средневековья и Нового времени.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Наука. Вести с переднего края»

Детальное описание иллюстрации

В Вознесенском монастыре, основанном вдовой Дмитрия Донского, княгиней Евдокией, еще при ее жизни был заложен храм Вознесения, послуживший местом захоронения русских великих и удельных княгинь, а затем и цариц. За зданием слева, где располагались кельи монахинь, виден купол пятиглавого Вознесенского собора. Первой нашла свое упокоение в его усыпальнице княгиня Евдокия в 1407 году.