Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КРАСНЫЕ ТАБЛЕТКИ

Дан СИЛЬГЕР.

После поимки особо опасного преступника Карлика Монга, уличить которого помог его собственный говорящий попугай, комиссар Босси был в прекрасном расположении духа. — Что ни говорите, друзья мои, — обратился он к неразлучным Боргу и Глуму, — мы еще слишком мало знаем о способностях животных, — его взгляд с умилением следил за довольно безобразными рыбками, тупо пучившими глаза на комиссара из-за толстых стекол аквариума.

Сержант Глум осторожно промолчал, а интеллигентный Борг лишь одобрительно промычал что-то вроде: «Да, в общем-то... так-то оно, конечно, так...» — и тоже замолк.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Приняв молчание за одобрение, комиссар Босси приободрился.

— Вот, например, — начал он, — у моего старого друга, графа Эльборда, жил удивительный кот по имени Грэй. Каждое утро одинокий граф и кот завтракали вдвоем за одним столом, причем Грэю хозяин ставил особый стульчик и отдельную тарелку. И кот не остался в долгу! Однажды, придя к завтраку в столовую, старый граф с ужасом увидел на своей тарелке дохлую мышь. Оказалось, что благодарный Грэй ночью поймал двух мышей и одну из них положил на свою тарелку, а другую — хозяину. Что вы на это скажете? — торжествующе обратился он к сыщикам.

— Это что! — тут же подскочил на стуле Глум. — Вот у меня был случай...

— Да-да, мы помним, — поспешно перебил его инспектор Борг, опасаясь, что сержант в очередной раз скажет что-нибудь невпопад. — Способности животных, — повернулся он к комиссару, — действительно плохо изучены. Знаете ли вы, к примеру, что курица умеет считать?

— Курица?! Считать?!! — оскорбился Глум, у которого всегда были трудности с арифметикой. — Вы еще скажите, что она умеет играть на рояле.

— Нет, в самом деле, — усмехнулся Борг, — курица умеет считать. Правда, только до трех. Зато это факт научно доказан. Причем самым элементарным образом. Оказалось, что если у курицы, имеющей больше трех цыплят, незаметно украсть одного из них, то она ничего не заметит. Если же у нее три цыпленка, то нехватку одного она сразу обнаружит. То есть, она считает по принципу: один, два, три, много.

— Очень интересный факт, — одобрительно отозвался комиссар Босси, с удовольствием затягиваясь сигарой. — И это всего лишь курица! А что если взять собаку!

— А если взять собаку, — наконец-то вмешался в разговор Глум, страстно желающий хоть чем-нибудь поразить начальство, — то тут встречаются еще более удивительные вещи. Я расскажу вам только один случай, причем взятый не из каких-то там сомнительных книжек, — сержант многозначительно посмотрел в сторону Борга, — а прямо из жизни. — Ну-ну, — заинтересовался комиссар и поудобнее погрузился в свое необъятное кресло, — мы вас внимательно слушаем.

— Так вот, — таинственно начал Глум, — у старого Дреда, деда моего троюродного кузена, была очень умная собака редкой породы кольтерьер. А у ее хозяина было очень слабое сердце, и, когда ему становилось совсем плохо, он тащился на кухню и доставал с холодильника коробку с лекарствами. Затем среди кучи разноцветных таблеток он выискивал таблетку валицерина и клал ее под язык.

— Да, я помню эти таблетки ярко-красного цвета, — всколыхнулся в глубине кресла Босси. — Но их недавно сняли с производства.

— Чего не знаю, того не знаю, — честно признался Глум, — и это случилось давно. Каждый раз пес внимательно наблюдал за действиями хозяина из комнаты: ему было запрещено заходить на кухню — и, видимо, запомнил эти таблетки. Однажды, когда старика Дреда прихватило особенно сильно и он не смог даже подняться с постели, пес нарушил запрет и ворвался на кухню. Вскочив со стола на холодильник, он в два счета отыскал в коробке нужную таблетку и принес ее хозяину. Тому было уже совсем плохо. Пес осторожно положил таблетку в руку Дреду, который едва успел запихнуть ее в рот. Так собака спасла от смерти своего хозяина, дав ему нужное лекарство. И с того дня он всегда держал для нее в холодильнике самую лучшую кость.

— Поразительный случай, — комиссар был явно заинтригован. — Наверное, гениальная собака уже умерла?

— То, что никогда не рождалось, — неожиданно ответил за сержанта инспектор Борг, — умереть не может.

Уловив иронию в словах Борга, Глум воскликнул:

— Вечно вы никому не верите! Но я-то сам слышал эту историю от своего родича!

— Не сомневаюсь в этом, — мягко возразил инспектор, — я лишь не верю в искренность вашего троюродного кузена.

Почему инспектор не поверил в историю, рассказанную сержантом Глумом?

(Ответ)


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Психологический практикум»