Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

НЕПОВТОРИМЫЙ ВКУС АРМЕНИИ

Кандидат биологических наук Л. ЗЫКОВА. Фото автора.

"Если спросят у меня, где на нашей планете можно встретить больше чудес, я назвал бы прежде всего Армению...", - писал путешественник, художник и писатель Рокуэлл Кент. Все, кто побывал в этой стране, согласятся с его словами. Армения никогда не разочаровывала тех, кто хотел прикоснуться к истории самых разных культур, оставивших здесь свои следы.

Знакомство с любым новым местом - всегда открытие, тем более с таким, как Армения. Снежные горы и скалистые ущелья, девственные леса и альпийские луга, виноградники на склонах-террасах сменяют друг друга и создают неповторимую по красоте картину. И на фоне этой природной декорации возникают величественные каменные храмы - памятники тысячесемисотлетней христианской истории страны. Трудно найти другие такие места, где любой маршрут приведет вас к замечательным памятникам. Для этого можно даже не предпринимать дальних путешествий, а просто совершать (как делала наша группа) однодневные радиальные маршруты из Еревана.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Группа сотрудников Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова Академии наук прилетела в Ереван, чтобы поработать весной в Хосровском заповеднике, но контейнер с экспедиционным багажом еще не пришел. Рано утром мы звонили на станцию и слышали один и тот же ответ - "позвоните завтра". Так в нашем распоряжении оказывался свободный день, но к вечеру мы должны были обязательно вернуться в Ереван, чтобы наутро вновь справиться о багаже. Наш коллега доктор Гамбарян брал листок бумаги и рисовал план, руководствуясь которым в течение дня можно было попасть в удивительные места, недоступные обычным туристам.

В первый такой день сотрудники Института ботаники Армянской академии наук предложили подвезти нас до селения Джрвеж - исходного пункта нашего маршрута, но предупредили, что по дороге они должны заехать на опытную площадку в стороне от главной трассы. Нас это вполне устраивало.

Из Еревана едем по шоссе, с которого видны предгорья Гегамского хребта. До Джрвежа, откуда нам предстоит подниматься в гору пешком, всего 30 километров. Через некоторое время микроавтобус свернул на проселок к опытной площадке, коллеги осмотрели ее, и мы стали возвращаться на трассу. Проехав около километра и уступая дорогу встречному грузовику, наша машина вдруг остановилась. Оба водителя выскочили и шумно и радостно приветствовали друг друга. Наш водитель (русский) сказал, что это друг, с которым они вместе работали два года назад, и необходимо отметить встречу. Дом друга рядом. Сопротивляться бесполезно... Через несколько минут мы (восемь человек, среди которых армян было двое) оказались в горном селении, в котором дома, окруженные садами, лепились на склоне.

Хозяин извинился, что не может угостить нас как следует - встреча неожиданная. Мы вошли на террасу, опиравшуюся на несколько деревянных столбов и как бы подвешенную над крутым склоном. Встретила нас пожилая армянка - мама хозяина, не говорившая по-русски. Здесь был дощатый стол, несколько табуреток и шкафчик на высоких ножках. Женщина, не суетясь, разложила на столе мокрое полотенце, открыла шкафчик, и мы увидели высокую стопку тонких сухих листов лаваша. Она достала два листа, разложила их на полотенце и завернула, осторожно скатав в трубочку. Затем вышла и скоро вернулась с кружком сыра и благоухающей зеленью. Друзья-водители принесли кувшин вина. Женщина развернула полотенце и стала разрывать на прямоугольные кусочки ставший мягким лаваш. Выражение "преломить хлеб" из фигурального на наших глазах обрело свое истинное значение. Мы заворачивали сыр и зелень в листочки лаваша и запивали терпким белым вином. То был неповторимый вкус Армении, который я сохраняю всю жизнь.

В этот день целью нашей поездки был разрушенный землетрясением монастырь Аменопркич, стоящий высоко в горах.

Христианство начало проникать в Армению еще в III веке с двух сторон - из Сирии, где центром раннего христианства слыла Эдесса, и из Каппадокии в Малой Азии. Одним из первых христианских проповедников и Каталикосом (главой армянской церкви) был Григор Лусаворич - Проповедник. В 301 году царь Трдат III Аршакид провозгласил христианство государственной религией Армении, и с этого времени здесь начали появляться христианские храмы.

Ранние храмы часто возводили на фундаментах разрушенных языческих базилик. Однонефная базилика - сравнительно небольшой прямоугольный вытянутый зал. Более обширные храмы представляли собой трехнефную базилику. По форме это такой же зал, но разделенный столбами на три нефа. Сохранились только руины нескольких древнейших базилик IV-V веков. В конце VI века появляются церкви нового архитектурного стиля - крестовокупольные, в плане представляющие крест, и с куполом над центральной частью. Горы дают прекрасный строительный материал - туф и базальт, поэтому неслучайно все храмы каменные, а мастерство строителей и камнерезов до сих пор вызывает восхищение.

Армения до конца IV века не имела своей письменности. Почти через сто лет после принятия христианства, в 396 году, выдающийся культурный деятель Армении Месроп Маштоц (361-440), оставив должность придворного секретаря и приняв монашество, посвятил себя составлению армянского алфавита и созданию письменности. Вместе с учениками он перевел на армянский язык Библию (этот перевод до сих пор считается лучшим), некоторые исторические и церковные книги, организовал школу для подготовки учителей. За ним в истории сохранилось имя Переводчик.

В V веке Великая Армения пала, ее разделили между собой Сасанидский Иран и Римская империя. В стране, лишенной государственности, христианство стало единственной силой, противостоявшей ассимиляции народа завоевателями. В самые тяжелые для страны времена армянские князья возводили церкви как символ сопротивления иноземному господству.

X-XI века - время интенсивного строительства монастырей, включающих целый комплекс строений - храмы, часовни, караван-сараи. Важнейшее место занимали книгохранилища, собиравшие армянские рукописи, над которыми трудились обычно монахи. Церковь и письменность сохранили Армению.

Аменопркич - монастырь, построенный князем Геворгом в 1001 году. Он расположен сравнительно недалеко от Еревана, однако добраться до него не просто - от села Джрвеж нужно пройти пешком в гору 10 километров. Недалеко от села находятся остатки крепости Гарни, построенной 2000 лет назад, во времена царя Митридата. Не осмотреть крепость мы не могли, хотя у нас и была иная программа. Первое, что мы увидели, - стройный античный храм с ионическими колоннами, белевшими на фоне голубого неба. Это было настолько неожиданно, что мы не заметили, как прошли мимо остатков крепостных ворот. Только придя в себя от неожиданности, мы смогли осмотреть саму крепость.

О Гарни упоминает римский историк Корнелий Тацит. Крепость занимала господствующий над прилегающей местностью мыс, огибаемый с двух сторон рекой Азат, притоком Аракса. Береговое плато обрывается к реке глубоким неприступным обрывом. Ущелье и отвесные склоны высотой до 300 метров служили естественным рубежом, поэтому крепостную стену возвели только со стороны равнины и склона, по которому можно подняться из ущелья. Еще сохранились столбы ворот в крепостной стене, возвышавшейся на 26 метров над обрывом (их-то мы и не заметили, потрясенные видом храма). Стены крепости сложены всухую, без цементирующего раствора, из каменных глыб, весом от полутора до 10 тонн каждая. Тесаные глыбы скрепляли железными скобами, залитыми свинцом. В более поздние времена скобы вытащили, а свинец переплавили на пули. На территории крепости стояли царский дворец, баня, от которых остались лишь фундаменты, фрагменты мозаичного пола, отдельные камни с рельефными изображениями животных.

Античный храм, построенный во второй половине I века царем Трдатом I Аршакидом, занимал вершину мыса. Предполагают, что он был посвящен богу Солнца Митре. После принятия христианства в IV веке его не разрушили, а использовали как летнее помещение для царей - "дом прохлады". Храм рухнул в 1679 году, не выдержав землетрясения, и несколько столетий простоял в руинах. В 60-70-х годах XX века его восстановили.

Джрвеж относится к тем местам, где сюрпризы преподносит не только гений человека, но и природа. Закавказье - один из центров происхождения культурных растений, и в горах вокруг Джрвежа до сих пор встречаются дикорастущие предки культурной пшеницы. Среди густой травы, окаймляющей древние крепостные стены, срываем несколько неприметных колосков - это та самая пшеница-прародительница (Triticum vulgaris), которая дала начало сотням сортов, возделываемых ныне. В этих местах работал академик Н. И. Вавилов, собирая свою знаменитую коллекцию культурных растений, хранящуюся в Институте растениеводства в Санкт-Петербурге.

В большинстве случаев путешественники начинают и заканчивают знакомство с окрестностями Джрвежа в крепости Гарни и по шоссе продолжают путь к вырубленному в скалах древнему монастырю Гехарт, в котором, по преданию, хранилась часть копья, прекратившего земные страдания Иисуса Христа. Однако наша цель - монастырь Аменопркич, расположенный в горах, в десяти километрах от Джрвежа. Туда ведет только узкая пешеходная тропа. Чтобы попасть на нее, нужно из села спуститься в долину реки Азат. С каждым поворотом дороги, по мере того как мы углубляемся в ущелье, все выше к небу возносится белоколонный храм, от которого трудно оторвать взгляд. Наконец мы стоим на берегу речки у древнего каменного моста в один арочный пролет, сложенного из массивных камней. Построен он, как и храм над ним, 2000 лет назад. Мост устоял даже во время сильнейшего землетрясения, разрушившего храм, и до сих пор служит надежной переправой.

Дорога, по которой мы спустились из селения, продолжается по противоположному берегу, поднимаясь вверх по довольно крутому склону. Оглянувшись, не поверили своим глазам: к небу вздыбились трубы гигантского органа. Отойдя на несколько шагов назад, мы вступили под навес, крыша которого напоминала огромные пчелиные соты, а стены составлены из темно-серых граненых столбов. Эти каменные громады - базальт, горная вулканическая порода, время ее излияния из недр Земли относится к третичному и четвертичному периодам. Обычно базальт застывает в виде лавовых потоков. Очень редко излившаяся лава, застывая, образовывала так называемые столбчатые базальтические отдельности, распадающиеся на ряд крупных пяти-шестигранных столбов. Подобную картину можно увидеть лишь в нескольких районах Земли - на Сибирском плато в Забайкалье, между Енисеем и Леной, на острове Кунашир (одном из Курильских островов), а за пределами России - только в Бразилии и здесь, в Армении, в долине реки Азат, под крепостью Гарни.

Впервые термин "базальт" встречается у римского историка Плиния Старшего. Как строительный камень базальт использовался уже в архитектурных сооружениях Египта, Рима и Византии. С древнейших времен из него строили и в Армении. Из базальтовых плит вырезали крестные камни - хачкары, возводили крупные монастырские ансамбли и крепости.

С трудом оторвав взгляды от этого чуда природы, мы переходим мост, на котором сохранились колеи, оставленные повозками почти 2000 лет назад, и продолжаем наш маршрут. Трехчасовой подъем не утомляет: красота окружающей природы делает дорогу легкой. Среди густой зелени сияют куртины крупных ярко-красных маков. В диаметре каждый цветок достигает 10 сантиметров, а на каждом "кустике" таких гигантов бывает больше десятка. Взгляд невольно останавливается на более мелком, но не менее ярком, вызывающе красивом цветке. Это растение-паразит - фелипея. На буро-красном стебле расцветают единичные верхушечные цветки с темно-красным венчиком и черными, бархатисто опушенными складками в зеве. Среди густой травы трудно заметить, что стебель и листочки этого растения совершенно лишены хлорофилла. Питание фелипея получает не в результате фотосинтеза, как зеленые растения, а из клеток растения-хозяина. Она паразитирует на корнях тысячелистника, пижмы, на различных видах мятлика и некоторых других растениях.

За одним из поворотов на большом плоском камне мы вдруг видим куриные лапы и голову - здесь принесли в жертву петуха. Значит, монастырь где-то рядом. В Армяно-Григорианской церкви до сих пор сохранился обычай приносить в жертву овец или кур. В действующих церквях и монастырях есть специальные места, где разделывают и готовят мясо жертвенных животных.

И действительно, небольшой подъем - и прямо под нами в долине открылся монастырь Аменопркич, вернее, то, что осталось от него после землетрясений, разрушивших многие памятники в горах Армении. Остатки стен храмов, порталы, хачкары тесно стоят на небольшой площади, поднимаясь над густой зеленью. И воображение помогает восстановить картину тысячелетней давности.

Мы бродим среди сохранившихся стен. Вот два встроенных в стену хачкара, вот стена с надписью, выбитой несколько веков назад. Портал, украшенный удивительно тонкой и изящной резьбой, над ним - весенние цветы, растущие прямо из стены, изображение всадника на коне, а на серой стене - ярко-зеленый живой сцинк, как в те времена, когда монастырь был полон жизни.

Через портал мы выбираемся наружу и подходим к другому зданию, назначение которого поняли не сразу. Это караван-сарай: вдоль стены - ниши, в которых размещались люди, а в центральной части оставались вьючные животные и грузы. Он был пристроен, вероятно, позже, скорее всего, в XIII веке, когда подобные здания стали строить вдоль торговых путей.

В стороне от основной группы зданий, прямо над обрывом, - руины сравнительно небольшой церкви, в которой сохранилась алтарная апсида. Внутри сделан маленький алтарь, накрытый чистой вышитой салфеткой, а рядом несколько недогоревших свечей. Это норма для Армении: даже самые разрушенные церкви для верующих - действующие.

Второй наш маршрут не менее интересен. В древний Аштарак из Еревана за час с небольшим можно доехать на автобусе. В самом городе сохранилось много интереснейших хорошо изученных архитектурных памятников, но, придерживаясь данного нам плана, мы вышли из автобуса, не доезжая до города, и прошли несколько километров пешком к скалистым берегам реки Касах. Над этой рекой стоят замечательные средневековые монастыри и одинокая христианская базилика, построенная в IV-V веках. Замшелая крыша, разрушенная стена с порталом - это все, что осталось от нее. Трудно представить, что она стоит над рекой вот уже пятнадцать веков.

Дальше путь лежит вдоль обрывистого берега реки. Там расположены монастыри Ованнаванк и Сагмосаванк. Их силуэты выделяются на фоне неба и господствуют над прилегающими селениями. Оба монастыря построены в XIII веке, в период нового (после V века) подъема армянской архитектуры.

Первым над рекой из береговой скалы поднимается громада Ованнаванка. Восточные стены церкви, стоящие на краю обрыва, служат как бы его продолжением. Две монастырские церкви и притвор обнесены крепостными стенами, имеющими с западной стороны широкие ворота. Все строения монастыря тесно окружают главный храм, возведенный в 1216-1221 годах, и издали выглядят как единое целое. Свет в храм проникает сквозь ажурную колоннаду купола, и мы смогли разглядеть накрытый вышитой скатертью столик, свечи и скромные приношения, как и в руинах церкви в монастыре Аменопркич. На монастырской территории находится одно из древнейших сооружений - базилика V века, правда, она неоднократно перестраивалась.

Через пять километров к северу от Ованнаванка, на зелени луга, прямо из берегового обрыва вырастают объемы Сагмосаванка. В монастыре - две церкви, стоящие рядом. Более древняя, главная церковь монастыря, - Сион, построена в 1215 году князем Ваче Вачутяном, который строил и монастырь Ованнаванк. С юга к ней примыкает церковь Богоматери (Аставацин), построенная в 1235 году. Мощные порталы и вставленные в стены небольшие хачкары оживляют монументальную простоту стен.

Сагмосаванк славился в Средние века как один из центров христианской культуры Армении. В книгохранилище монастыря, построенном в 1255 году, собрано много здесь же написанных ценных рукописей. Внутри здания сделаны специальные ниши для их хранения.

Нам отперли дверь храма. Как и в других старинных полуразрушенных церквях, здесь чисто, стоят свечи и цветы. Священника нет, но люди чтут древнейшую святыню и посещают храм. Связь времен в Армении не прерывается.

Третья экскурсия - на Арагац, в крепость Амберд. Туристов сюда возят, но довольно редко. Мы же хотели пройти по горной тропе пешком.

Армения, расположенная на северо-восточной части Армянского нагорья к югу от Главного Кавказского хребта, всегда становилась ареной столкновения крупнейших держав Запада и Востока. Здесь проходили военные действия между Римом и Парфией, позднее - между Византией и Сасанидской Персией, которые стремились захватить новые земли. Страну раздирали и внутренние межфеодальные конфликты, в результате которых возникали мелкие княжества - нахаратства. Войны и междоусобицы вынуждали феодалов строить укрепленные замки и сложные оборонительные сооружения для охраны своих владений. Но если храмы бережно сохраняются до сих пор, то большинство замков-крепостей разрушено.

Местоположение для замка-крепости - дело чрезвычайно важное. Как правило, их владельцы выбирали места, имеющие естественную защиту - скалистый мыс при слиянии двух речек, неприступный утес, соединенный с основным массивом гор узким перешейком, который легко перегородить стеной. Часто замки строили высоко в горах, но непременным условием всегда было наличие воды, позволявшее выдерживать длительную осаду.

Амберд - одна из относительно хорошо сохранившихся крепостей, расположенная на южном склоне Арагаца, самой высокой горы Армении. Купол Арагаца увенчан короной из четырех вершин, между которыми лежит кратер вулкана. Наиболее высокий из ее четырех пиков возвышается на 4090 метров над уровнем моря. Крепость стоит на высоте 2500 метров, в месте слияния двух речек - Архашян и Амберд (правых притоков реки Касах).

Из Еревана на автобусе по хорошему шоссе мы доехали до Бюракана, где находится обсерватория Академии наук Армении. Отсюда до Амберда нужно пройти горной дорогой 10 километров. Дорога не тяжелая - почти никаких подъемов. Лишь на середине пути сделали короткую остановку около родника, рядом с которым стоит небольшой хачкар, покрытый сложной резьбой.

Крепость видна издалека. Она так органично вписана в пейзаж, что кажется частью этих гор. Ее стены-башни словно вырастают из скалы, господствуя над окружающим пространством. Подойдя ближе, мы увидели, что мощное сооружение расположено на вершине треугольного утеса, омываемого двумя речками. Глубина ущелья, где течет река Амберд, около 100 метров, а отвесные скалы, над которыми возвышается крепость, на некоторых участках достигают 50 метров в высоту, что делает их совершенно неприступными для человека. Архашянский склон хоть и крутой, но от нападения не защищен, и здесь построена стена, охватившая и оконечность мыса.

В пасмурный день ущелье и крепость выглядели мрачно. Не зря Амберд называют мертвым городом. Лишь белые полосы снега на Арагаце несколько оживляли картину.

Мы остановились на краю скалистого обрыва напротив крепостных стен. Пастух, который перегонял небольшую отару, показал нам полуразрушенный потайной ход, остатки водопровода и сказал, что нужно спуститься в ущелье, по крупным валунам перейти на другой берег речки и по уложенной камнями дороге подняться в крепость. По еле заметной тропинке мы добрались до дна ущелья и, перепрыгивая с камня на камень, перешли через речку. Найдя древнюю дорогу, поднялись наверх.

Архитектура замка проста и сурова. Сохранилась мощная стена, сложенная из грубо обработанных блоков и лишенная каких-либо украшений. Здание имело два или три этажа: в стенах видны квадратные гнезда для балок - значит, межэтажные перекрытия делали из дерева. В стенах кроме окон были амбразуры, через которые лучники отстреливались от нападающих. Со стороны поселения, находившегося на мысу над речками, в замок вела дверь, она закрывалась каменной плитой, вращавшейся на каменных подпятниках (на камне сохранились следы от вращения двери). Как выяснили археологи, зубцы замковых башен в древности украшали фаянсовые тарелки, их блеск должен был поражать пришельца.

Система водоснабжения в Амберде была устроена весьма надежно. Раскопки показали, что на нижнем этаже здания находилась сводчатая цистерна для воды, которую подавали по водопроводу, сделанному из гончарных труб. Другая цистерна размещалась во дворе замка. Водопроводные магистрали начинались высоко на Арагаце, за границами поселения, около источников с хорошей питьевой водой. Археологи на протяжении четырех километров проследили водопровод, подававший воду в крепость, но начало его так и не нашли. Внутри крепости вода по трубам распределялась по жилым кварталам. На водопроводной линии для профилактического осмотра устраивали специальные колодцы (это в VII веке!).

На случай осады и нехватки воды имелся специальный потайной ход, спускавшийся к реке Амберд. Он был пробит в скалах в виде глубокой траншеи, закрыт сверху каменными плитами и представлял собой галерею, по которой можно было незаметно подойти к воде. С одной стороны плиты опирались на скалу, с другой - на специально построенную стенку, засыпанную землей. Снаружи ход выглядел как мощенная камнем дорога, огромными ступенями спускающаяся в ущелье. На ней могли быть ловушки - "волчьи ямы" для незваных гостей. Об этом сооружении нам рассказал пастух и показал его остатки, когда мы стояли напротив крепости. Поднявшись по склону к крепости, мы смогли ближе рассмотреть отдельные сохранившиеся участки этого хода.

Внутри крепости лежат руины некогда укрепленного замка, служившего составной частью оборонительных сооружений. В 1936 году на территории Амберда работали археологи. Они расчистили ее, раскрыли руины бани с бассейном, к которому по трубам с бронзовыми задвижками поступала вода, улицы и площади, замощенные речной галькой и каменными плитами. На поворотах улиц углы домов были защищены от ударов транспорта каменными столбиками. Виднеются остатки раскопанных фундаментов зданий.

Точная дата основания и заселения Амберда неизвестна. Предполагают, что в VII веке князья Камсаракан построили между речками многоэтажный замок-дворец, несколько церквей, баню, два водохранилища, водопровод. Весь комплекс обнесли стенами. Местоположение определяло его хозяйственное назначение: Амберд находится около альпийских лугов Арагаца, где летом кочевали княжеские пастухи с отарами. Вероятно, сначала замок был летней княжеской резиденцией.

Сооружение крепости предание приписывает царю Ашоту Железному (914-928), но из письма политического деятеля Армении Григория Магистра Пахлавуни (990-1058) ясно, что Амберд находился в руках князей Пахлавуни с X века до нашествия турок-сельджуков.

Князь Вахрам Пахлавуни укрепил и благоустроил замок, превратив его в мощную крепость с хорошо налаженным водоснабжением и потайными ходами. На самом мысу перед замком было построено небольшое поселение. Здесь размещался большой гарнизон, и Амберд играл видную роль в системе обороны центрального района Армении.

Церковь, возведенная в новой части поселения, на мысу за пределами замка, сохранилась до наших дней и считается одним из самых совершенных крестовокупольных храмов Армении. Из окна замка, как в раме, она хорошо видна на фоне сурового горного пейзажа. Это единственное точно датируемое сооружение в Амберде. Внутри него над дверью есть надпись, рассказывающая о том, что храм построен в 1026 году князем Вахрамом Пахлавуни.

В конце XI века Амберд захватили сельджуки. В 1200 году князь Захарэ Долгорукий отвоевал крепость у мусульман. Об этом говорит надпись на хачкаре, сооруженном в честь такого события. После победы в крепости были построены новые ворота с двумя четырехугольными башнями. В дальнейшем замок неоднократно перестраивался. В XIII веке на подступах к дворцу из Амбердского ущелья возвели каменную башню, которая охраняла новые ворота. Неприятель, ворвавшийся в нее, попадал в каменный мешок, где его поджидали защитники Амберда. Остатки башни сохранились до сих пор.

Но, несмотря на всю мощь оборонительной системы, замок в 1236 году захватили монголы и разгромили его. Крепость потеряла свое значение, и, вероятно, окончательно ее разрушили войска Тимура в конце XIV века. Теперь только мощные стены и руины дворца напоминают о былом величии Амберда.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Страны и народы»