Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ДОМ, ГДЕ ВОЗРОЖДАЕТСЯ НАДЕЖДА

Л. БЕРСЕНЕВА.

Сегодня все чаще слышишь о том, что наша медицина либо разрушается, либо становится не по карману обычным пациентам. Эта точка зрения, конечно, содержит немалую долю истины. Однако, к счастью, бывает и иначе. Центр Дикуля, созданный десять лет назад усилиями и несгибаемой волей этого незаурядного человека, — яркий тому пример.

В одном из живописнейших мест Москвы, в старинном парке вблизи усадьбы графа Шереметева в Останкино, расположилось уютное современное здание — Российский центр реабилитации больных со спинномозговыми травмами и последствиями детского церебрального паралича. По признанию ведущих специалистов, побывавших здесь, “Центр Дикуля не только соответствует мировым стандартам подобных заведений, но своими методическими и научными разработками демонстрирует высокие новаторские достижения в реабилитации тяжелейших больных”. А пациенты окрестили это замечательное двухэтажное здание “Дом, где возрождается надежда”.

Руководит Центром широко известный не только в России, но и за рубежом Валентин Иванович Дикуль, человек-легенда, о необыкновенной судьбе которого журнал уже неоднократно писал (см. “Наука и жизнь” № 8, 1983 г.; № 10, 1984 г.; № 3, 1986 г.).

В 1962 году цирковой артист Валентин Дикуль, исполняя гимнастический трюк, упал с большой высоты вместе со своим аппаратом. Очнулся уже в больнице. Болели переломанные руки, жутко гудела голова, а ноги — ног он не чувствовал: вся нижняя часть тела была парализована. Диагноз “компрессионный перелом позвоночника” прозвучал как приговор: “Пожизненная инвалидность”. К счастью, Валентин был слишком молод и не поверил, что самое большее, на что он может рассчитывать, — это костыли. Из больницы Дикуль “выехал” спустя девять месяцев на инвалидной коляске.

Сдаваться он не собирался. Прочитал о своей травме все, что только удалось отыскать в медицинской литературе. Как гимнаст и атлет, изучил анатомию так, что знал каждую мышцу, каждый нерв своего тела. Он понимал: главное — найти способ вдохнуть жизнь в атрофированные мышцы. Путем проб и ошибок, счастливых озарений и труда до потери сознания в самом прямом смысле этого слова Дикуль, вопреки всем предсказаниям, придумал собственную систему реабилитации. Эта система позволила ему, инвалиду I группы, не просто восстановиться, но стать всемирно известным цирковым атлетом-рекордсменом, заслуженным артистом РСФСР, лауреатом конкурсов. Переезжая с цирком из города в город, из страны в страну, он никогда не отказывал в консультациях и занятиях по своей методике всем, кто обращался к нему за помощью, часто изобретая все новые, необходимые именно этому больному системы реабилитации.

Так что же произошло в жизни Валентина Ивановича за время, прошедшее после нашей последней публикации о нем?

Сначала о самом главном. В 1988 году открылся Центр реабилитации, о котором так мечтал Дикуль. Впрочем, прежде всего Валентин Иванович защитил свою методику, апробировал ее на базе московской городской больницы № 19 и лишь потом получил небольшое помещение по адресу: ул. Большевистская, 15. Тогда же появились первые штатные помощники — они и сейчас работают с Дикулем. Позже распоряжением правительства ему выделили здание в Останкино, которое нуждалось в основательной перестройке и переделке. Дикуль обратился за помощью к людям, и со всех концов страны полетели денежные переводы — иногда три рубля, выкроенные из крошечной пенсии, иногда тысяча, копившаяся родителями на свадьбу их умершей от болезни дочери... Была собрана большая по тем временам сумма, но не менее важной оказалась огромная моральная поддержка, которую ощутил Дикуль. Именно эта поддержка помогла ему выстоять и победить в борьбе с чиновниками, считавшими, что он слишком многого хочет для инвалидов.

...И вот мы идем по этому светлому зданию, в котором все продуманно, рационально, чисто, красиво и по-домашнему уютно. Входим в большой тренажерный зал площадью тысяча двести метров. В зеркалах отражаются сверкающие тренажеры, почти все они сконструированы самим Дикулем. Больные — взрослые и дети — занимаются с методистами и врачами ЛФК по системе, индивидуально подобранной Дикулем для каждого пациента. Одновременно идет обучение родственников больного: им объясняют, как продолжить работу дома, ведь реабилитация — процесс длительный. На тумбочке у каждого методиста ЛФК — детские игрушки и цветы. Вообще, цветы повсюду, весь центр — словно оранжерея. Есть тут и рыбки, и попугайчики. Все это помогает больному отрешиться от страданий, забыть, что он находится в медицинском учреждении. Некоторые пациенты — инвалиды с детства, уезжая из Центра, плачут и говорят, что никогда в жизни не чувствовали столько внимания к себе. “У Дикуля лучше, чем дома”, — утверждают они.

Есть в Центре процедурная, множество массажных кабинетов и комнат с самой современной, нередко уникальной аппаратурой. Есть малый тренажерный зал, где под руководством инструкторов тренируются внешне здоровые люди. Еще совсем недавно они были пациентами Дикуля, а сейчас пользуются его методиками, но не лечебными, а восстановительными. Есть два бассейна, оборудованные специальными лифтами, с помощью которых можно прямо из инвалидной коляски погрузиться в воду и выбраться после плавания обратно. Есть мастерские по разработке и изготовлению специального оборудования для пациентов и нужд самого Центра.

Наконец, столовая: большая комната, деревянные резные столы, возле которых оборудованы места для колясок.

Есть в Центре и отдел писем. Как и в прежние времена, почтальоны хорошо знают адрес: ул. 1-я Останкинская, д. 3. Сюда регулярно приходят пачки писем: больные или их родственники присылают выписки из истории болезни и просят составить комплекс упражнений для восстановления нарушенных движений. Специалисты Центра отправляют им разработанные Дикулем тесты, в которых предлагаются два-три упражнения для каждой группы мышц. Так оценивают двигательные возможности пациента. На основе результатов тестирования разрабатывается первичная индивидуальная система реабилитации больного. Через каждые три месяца пациенты присылают по почте свои отчеты о проведенном лечении, составленные по определенной форме. Специалисты Центра оценивают результаты отчетов и высылают новую программу.

Теперь — самое удивительное. За лечение с жителей Москвы и Московской области не берут ни копейки. Остальные граждане России при амбулаторном лечении платят совсем немного — 50 рублей в день (на декабрь 1998 года).

Я спросила Дикуля: “Валентин Иванович, как вам все это удается? Ваши пациенты рассказали мне, что вы творите настоящие чудеса. Например, знаменитый футболист Сергей Щербаков, которому в лучших клиниках мира заявили, что он обречен всю оставшуюся жизнь провести в инвалидной коляске, у вас уже ходит в брусьях и обучается ходьбе при помощи специальных палочек-канадок. Что дети, которых родителям советовали сдать на содержание государству как неполноценных, после лечения у вас не только ходят, но и посещают обычную школу и даже учатся на “отлично”.

“Чтобы рассказать о методике реабилитации, нужно прочитать лекцию и, пожалуй, не одну, — был ответ Дикуля. — Скажу в двух словах: каждому пациенту я подбираю строго индивидуальную систему, призванную включить неиспользованные резервы его организма. Убежден, что в этой области нас еще ждут самые удивительные открытия”.

Открытий у Дикуля, действительно, много. В процессе тридцатилетней работы им созданы и защищены авторские методики, не имеющие аналогов в мире: по реабилитации больных со спинномозговой травмой шейного, грудного и поясничного отделов позвоночника. Дикуль изобрел различные медицинские аппараты и тренажеры — на его счету одиннадцать авторских свидетельств и четыре патента! В настоящее время по разработанной Дикулем методике и при его участии работают медицинские центры в Америке и Японии, три стационара в Италии. В России такие центры есть в Иркутске и Тольятти. В Москве Дикуль консультирует и ведет больных в трех стационарах, использующих его систему реабилитации: в городской больнице № 19 им. Бурденко, больнице Св. Владимира (бывшая Русаковская) и в медсанчасти при МИФИ на Каширском шоссе.

Валентина Ивановича не раз приглашали для участия в международных симпозиумах по вопросам лечения и реабилитации неврологических больных. Многие страны предлагали предоставить ему идеальные условия для работы и жизни, но никуда уезжать из России он не собирается. И люди, не смирившиеся с судьбой инвалидов, едут к нему со всего света, чтобы бороться за самих себя.

— Мы стараемся помочь всем, — говорит Валентин Иванович, — ибо всегда помним, что наш Центр — особенный, сюда, как правило, обращаются люди, уже услышавшие категорическое “никогда!” в других медицинских учреждениях. Некоторые иностранные больные успели объехать полмира, и всюду вердикт врачей был одинаков: “Нет!”. В нашем Центре у них появилась надежда. Я никогда никому из них ничего не обещаю, даже если вижу, что физические предпосылки для реабилитации есть. Чтобы стать инвалидом, достаточно одного мгновения, а вот для восстановления потребуются, может быть, годы. Хватит ли у больного, его близких и друзей сил вынести боль, депрессию? Почти каждый пациент проходит через это — и не каждый выдерживает, хотя мы предупреждаем всех: неизбежны взлеты и падения, иногда мучительное топтание на месте. Но самое главное — верить в себя, в свои силы, не бросать лечение на полдороге, не разочаровываться. “Чудо” исцеления — результат совместного одержимого труда медиков и самого больного.

Вспоминается такой пример. Вы видели, что наш Центр находится совсем близко от Останкинского телецентра. Естественно, что во время октябрьского штурма Останкино 1993 года я дежурил ночью вместе с нашими вахтерами: а вдруг начнется пожар от шального снаряда или еще что-то случится? Утром прибегают солдаты из оцепления: “Валентин Иванович, там ваши на колясках рвутся в Центр, что делать?” — “Как что делать? Пускать, конечно. У нас — рабочий день”. Не поверите, часам к одиннадцати собрались все больные. Ну, а персонал, как всегда, в девять уже был на работе.

Центр Дикуля — большая, дружная семья опытных врачей, высококвалифицированных методистов, инструкторов, массажистов. Здесь готовят кадры не только для себя — Центр является учебной базой для российских медицинских училищ, институтов, в том числе для курсов повышения квалификации врачей.

— Свою команду я подбирал по человеческим качествам: если человек не знает методики, но любит больных, искренне хочет им помогать — мы научим. Но я безжалостно расставался даже с классным специалистом, если он был груб с пациентами, если не умел сдерживать свои эмоции, поэтому сейчас у нас работают только прекрасные люди, энтузиасты — другие просто не выдерживают физических и психических нагрузок, тем более что оплата труда наших медиков столь же мала, как и во всех бюджетных медицинских организациях, — говорит Валентин Иванович.

Наблюдать за работой самого Дикуля — одно удовольствие. Делает он все красиво и всегда улыбается. Улыбка у него необыкновенная: добрая, мягкая, одобряющая. А какой преданностью платят ему пациенты, особенно малыши!

Забыв покой и сон, борется он за полноценную жизнь своих больных. Ежедневно кто-то из его подопечных устанавливает в Центре свой рекорд: один поднял груз на 100 граммов больше, другой освоил новое движение, третий выполнил упражнение, ранее казавшееся недоступным... Особая радость для всех — и больных, и родственников, и медперсонала — момент, когда Валентин Иванович решает: “Ну, сегодня попробуешь постоять!” Бывает, что в этот день пациент всего несколько мгновений стоит в специальных сапожках, но с этих мгновений и начинается для него отсчет новой жизни... Вот кто-то из тяжелых больных детским церебральным параличом сделал первые в своей жизни шаги — и это праздник не только для его семьи. Счастливы все — от “коллег по диагнозу” до санитарок и вахтеров Центра. Тысячи обреченных на неподвижность людей начали ходить в этих стенах, более того — создали семьи, родили детей, вернулись к работе.

За вклад в развитие медицины Дикуль награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалями и грамотами правительства СССР и России, за вклад в космическую медицину — медалью имени первого летчика-космонавта Ю. А. Гагарина. С 1995 года Валентин Иванович — академик, действительный член Международной Академии информатизации. О нем сняты десятки документальных и научных фильмов в России, Америке, Италии, Англии и Германии, написаны сотни статей на самых разных языках, изданы книги... И все-таки главной своей наградой он считает судьбы людей, вырванных из пут безнадежности.

А как же цирк? Неужели имя Дикуля никогда уже не появится на афише? Этот вопрос постоянно задают ему поклонники его таланта. Валентин Иванович мечтает в апреле показать свой уникальный силовой номер, и даже с новыми трюками, на манеже московского цирка.

Но главная мечта неугомонного Дикуля — чтобы останкинский Центр обрел собственную гостиницу или общежитие для больных и сопровождающих их родственников на время лечения. Хотя лечение и бесплатное, однако расходы на жилье и транспорт обычно “съедают” весь бюджет семьи инвалида. Бывает, что небогатые москвичи из отдаленных районов в дождь, мороз или слякоть проделывают долгий путь на инвалидной коляске, чтобы попасть на занятия.

Суждено ли этим мечтам сбыться? Поживем — увидим, но так хочется надеяться!


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Научные центры»