Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СО ВРЕМЕНЕМ ПРИВЫКНЕШЬ!

Сергей АБАИМОВ. Рисунок А. Сарафанова.

Чужая планета, затерянная в отдаленном уголке Галактики. Вокруг космической станции только лед и снег, ледяные объятия торосов... Так ли это?

Заскрежетали стопоринги, вгрызающиеся в лед. Слегка покачивающееся кресло амортизатора сложило щупальца и выпустило Джеймса наружу. Прямо перед ним в узком пространстве кабины зажглась надпись: "Вход в шлюз".

Он ступил в бокс переходника, и переборка за спиной сразу захлопнулась. Свист уходящего воздуха, лязг замков - внешний люк распахнулся, выдохнув белое облачко мгновенно замерзшего газа.

Снаружи шел снег. Белые, бурые, зеленые хлопья кружились в нескончаемом вихре. За ними смутно угадывалось что-то темное, большое.

Джеймс ступил вперед и спрыгнул с палубы на посадочную площадку. Металлический лязг за спиной, легкий толчок бетонной плиты - и, оглянувшись, он уже не увидел катера. Лишь четкие, разбегающиеся в стороны дорожки красных посадочных огней под ногами. Падающий на них снег мгновенно таял и исчезал.

Он пошел вперед, туда, где за вихрями метели скрывался жилой корпус. Под металлическими подошвами ботинок скафандра заскрипели крошащиеся обломки льда. Внезапно, словно отдернули мутный занавес, прямо перед ним возникла станция. При появлении Джеймса откуда-то из недр, нарушив монотонную гладкость внешней поверхности, вынырнула спешащая вниз кабина лифта. Она осела на лед и гостеприимно распахнула створки.

Джеймс ступил внутрь - толчок под ногами, полет вверх - и те же створки распахнулись, открыв предшлюзовый отсек.

Пройдя через камеру испарителя, он с удовольствием сбросил с себя тяжелый скафандр. В воздухе висел едва уловимый запах, принесенный им сюда вместе со снегом на подошвах. Джеймс ткнул в клавишу очистки воздуха и шагнул в проем переборки.

- Добро пожаловать! - грянуло с потолка. - По коридору направо, вторая лифтовая шахта. Я жду вас в центральном контрольном пункте на пятом ярусе.

Джеймс четко выполнил инструкцию - нашел лифтовый колодец с огромной жирной цифрой "2" на дверях и двинулся затем по пятому ярусу. На контрольный пункт он наткнулся почти сразу. Тяжелые бронированные створки разъехались в стороны, открыв ярко освещенное помещение со множеством перемигивающихся огоньками пультов и экранов. Одно из кресел, скрипнув, развернулось, и ему навстречу вскочил молодой человек (примерно одних лет с Джеймсом) невысокого роста и довольно щуплого сложения. На носу у него сидели круглые очки в черной оправе.

- Самюэль, - произнес он и протянул худую руку. Второй рукой молодой человек сжимал книгу, заложенную пальцем.

- Джеймс Викенд, выпускник второго северо-американского кадетского корпуса. Прибыл для прохождения службы, - четко отрапортовал Джеймс и осторожно пожал протянутую руку.

- Ну, формальности здесь излишни, - улыбнулся Самюэль. - Я только на год раньше вас окончил училище и не заслужил пока ни одной нашивки.

- Идет, - быстро согласился Джеймс. - Как я успел заметить, - показал он на зажатую в руке Самюэля книгу, - "Контакт разумов"?

- Да, Йошку Швейшальский, - Самюэль перевернул книгу, продемонстрировав обложку.

- Хочешь стать контакт-психологом? - спросил Джеймс.

- Да, в общем-то, это моя специальность, - замялся Самюэль. - Вот только запихнули меня на этот промерзший шарик, где вообще ничего нет - один снег да лед. Ни одного животного. Даже бактерий нет, - погрустнел он.

- Да, невесело, - согласился Джеймс.

- А у тебя какая специализация? - поинтересовался Самюэль.

- Я сюда прямым попаданием, точнее и быть не может, - улыбнулся Джеймс. - Оператор-системщик комплексов дальней коммуникации. Мне сказали, тут новейший АА тридцать пятый трансгалактический. Буду налаживать связь в этом секторе Галактики.

- Отлично! - обрадовался Самюэль. - А то я, надо признаться, мало что в этом смыслю, а приходилось отдуваться весь год не по профессии.

- Знаю-знаю, - ухмыльнулся Джеймс. - Мне в распредпункте сказали, что лечу на базу, откуда полгода назад один из рейсовых лихтеров вместо пункта доставки по ошибке вернули в пункт отправления. В результате триста тонн сельскохозяйственной продукции испортились по дороге.

- Ну, в общем, приступай к своим обязанностям, - покраснел Самюэль. - Центр управления связью на этом же ярусе. Технические службы и антенные комплексы, сам понимаешь, - он ткнул рукой в потолок. - Обживайся где хочешь. Весь четвертый ярус жилой. Моя каюта четыреста восемь.

- Ясно, - ответил Джеймс, уже раскаивающийся, что не смог промолчать когда надо. Потом добавил на всякий случай: - Будет сделано, сэр, - козырнул и пошел осваиваться.

Самюэль в ответ хмыкнул и вернулся к чтению.

***

Проснулся Джеймс среди ночи от непонятного шума. Что-то тихо скрежетало снаружи по стене его каюты.

Он бросил взгляд на часы: половина третьего. Еще более четырех часов до дневной вахты. Джеймс подумал, что за время перелета отвык от посторонних звуков: даже потрескивание ледовой кромки и падающий снег вызвали неосознанную тревогу. Повернувшись на другой бок, он попробовал снова заснуть. Но сон не шел. В мозгу почему-то вертелся вечерний разговор с Самюэлем. Надо ж было с самого начала испортить отношения из-за того, что не смог удержать язык за зубами!

Внезапно гулкий, далекий удар, словно звон колокола, заполнил каюту, койка дрогнула и на мгновение провалилась вниз, как скоростной лифт. Джеймс вскочил на ноги и бросился бегом в центральный контрольный пункт.

Пол под ногами подпрыгивал , словно в машине, едущей по ухабам. Внезапно к какофонии звуков добавился тонкий, противный до зубовного скрежета вой. Джеймс ворвался в зал управления и, слегка растерявшись, стал оглядывать диагностические экраны.

По показаниям приборов все было в порядке, для станции - штатная ситуация. Система безопасности регистрировала сейсмическую активность в округе, но сигнала тревоги не подавала. Джеймс врубил внешние прожекторы и вывел изображение окружающего ландшафта на центральный сферический экран.

Снаружи мела метель. Плотные вихри слепили камеры наблюдения, не позволяя разглядеть что-либо дальше десятка метров. Джеймс еще больше растерялся. Он не знал, как действовать в подобной ситуации.

Самюэль почему-то не появлялся, а согласно инструкции в случае нештатной ситуации весь персонал обязан собраться в центральном контрольном пункте, оборудованном средствами реагирования и спасения. Утопив клавишу внутреннего интеркома, Джеймс вызвал нужную каюту.

На звонок ответили не сразу. Минуту экран оставался темным, потом на нем появилось заспанное лицо напарника.

- Слушаю, - произнес Самюэль и зевнул.

- Наблюдаю аномальную сейсмическую активность в регионе, - доложил Джеймс и неожиданно для себя отметил, что удары затихли. - Сигнал тревоги системы безопасности почему-то заблокирован, хотя регистрируются толчки шестибалльной амплитуды.

- Это я его заблокировал, - усмехнулся Самюэль. - Иначе не было бы покоя ни днем ни ночью.

- То есть как это заблокировал? - опешил Джеймс. - По инструкции…

- Слушай, - прервал его Самюэль, - здесь лед все время движется. Такое тут почти каждую ночь, как по расписанию. Иди спать, утром договорим, - Самюэль снова зевнул.

- Но… - неуверенно произнес Джеймс.

- И в следующий раз постарайся прийти в командный центр хотя бы в штанах, - хмыкнул Самюэль и отключил интерком.

Джеймс глянул на свои голые ноги, вздохнул и, неуверенно оглядев экраны, побрел к себе в каюту.

***

- Дааа… - протянул восхищенно Самюэль и снова уткнулся в свою книгу.

- Что-то интересное? - спросил Джеймс. На самом деле его нимало не интересовали проблемы контакта разумов, но, когда он с утра пришел в центр, Самюэль уже сидел там, уткнувшись в книгу, и явно не собирался прерывать чтение при появлении напарника. А Джеймсу нужно было поговорить, поэтому он уже полчаса искал предлога заговорить.

- Швейшальский - гений, - Самюэль туманно взглянул на собеседника, поглощенный собственными мыслями. - Я сейчас прочитал, как он догадался о причинах враждебности циклотропикусов с Сириуса…

- Это кто такие? - быстро произнес Джеймс, стараясь поддержать разговор.

- Понимаешь, - Самюэль, к радости напарника, закрыл книгу, по привычке заложив ее пальцем, - это такие полуразумные существа, живущие в воде, похожие на кольца с плавниками. Они стаями нападали на подводные суда людей. И никто не мог объяснить, в чем была причина такой агрессивности…

- И в чем же? - поинтересовался Джеймс.

- Только Швейшальский догадался. Оказалось, они не переносят воздействия даже малейших электромагнитных полей. У планеты нет железного ядра, грозы там отсутствуют, в общем, природа не заставляла их приспосабливаться к этому фактору. А люди, сам понимаешь… Вся техника работает на электричестве. Поэтому даже контактеров-одиночек встречали враждебно: скафандры, радиосвязь и прочая ерунда... Циклотропикусы считали, что против них ведут военные действия, стараясь прогнать с обитаемых территорий. Ну представь себе… - Самюэль на мгновение задумался - что с неба на Землю сваливаются металлические существа, которые, скажем, облучают людей инфразвуком. Или начинают отравлять атмосферу ядохимикатами. Думаю, человечество тоже ответило бы залпом ракет.

- Понятно, - протянул Джеймс.

- Эх, если б мне попасть на Сириус… - завистливо произнес Самюэль. - Или на планету, где есть хоть сколько-нибудь разумные обитатели.

- А ты бы смог добиться контакта, как Швейшальский? - спросил Джеймс, стараясь наладить более теплые отношения с командиром.

- Сложный вопрос, - Самюэль заулыбался. - Понимаешь, он знал, что у планеты нет магнитного поля - это раз… Что климат без воздушных течений - это два. Что существа подводные - а соленая вода хорошо экранирует - это три… В общем, думаю, я тоже мог догадаться, если бы обладал всеми исходными данными…

- А я бы нет, - развел руками Джеймс.

- Контакт разумов - моя специальность, - дружелюбно улыбнулся Самюэль. - Вот только запихнули меня… - мгновенно погрустнел он.

- Кстати, о снеге, - повернул разговор в нужное русло Джеймс. - Что произошло сегодня ночью?

- Я же говорил - это происходит постоянно, - равнодушно отозвался Самюэль. - Планетка-то наполовину твердая, наполовину жидкая, вот лед и движется все время.

- А как же станция? - удивился Джеймс. - Что, если она провалится? Никто нас не сможет спасти.

- Все рассчитано, - возразил Самюэль. - Система испарителей - раз, чтобы снегом не занесло. Гиродины стабилизации - два. Вчера вой слышал?

Джеймс утвердительно кивнул.

- Вот это и есть гиродины стабилизации. Если грунт ходит ходуном - они амортизируют резкие толчки. И последнее - наша станция ведь и летать может! - Самюэль назидательно поднял палец. - Конечно, это не самолет и не космический корабль. Но если под нами образуется трещина, система контроля поднимет станцию и перенесет в безопасное место. Так что в следующий раз спи спокойно, напарник. И других не буди.

- А еще... не знаю, стоит ли говорить… - замялся Джеймс.

- Валяй, не тяни, - покровительственным тоном предложил Самюэль.

- Понимаешь, не сочти меня за психа, - Джеймс помедлил, - но перед вчерашней канонадой мне показалось… То есть звук был такой, словно кто-то протопал по стене у меня над головой, - произнес он наконец и неуверенно взглянул на напарника.

- Стена над койкой? - поинтересовался Самюэль.

- Ага, - кивнул Джеймс в ответ.

- Во всех каютах жилого яруса стена над койкой - это внешняя стена. Там пятьдесят сантиметров композитного пластикола - если даже слон протопает, ничего не услышишь. Так что это чистой воды иллюзия, - Самюэль махнул рукой. - На самом деле звук шел издалека, с равнины…

- А впечатление такое, словно совсем рядом.

- Я поначалу тоже прислушивался, а потом привык и теперь даже не просыпаюсь.

- Ну, когда койка тебя подбрасывает, словно норовистая лошадь, не проснуться сложно, - возразил Джеймс.

- Со временем и к этому привыкаешь. - Самюэль раскрыл книгу и вернулся к чтению.

Джеймс понял, что разговор закончен.

***

Звук возник, когда они с Самюэлем сидели в салоне отдыха. Словно тяжелые гулкие шаги протопали по стене и замерли где-то неподалеку.

Джеймс вопросительно взглянул на напарника.

- Лед? - спросил он.

- Лед… - равнодушно отозвался Самюэль.

- Что-то непохоже. Может, посмотрим, а?

- Ты ведь уже смотрел, - недовольно произнес Самюэль, которому явно не хотелось подниматься из уютного кресла.

- Только из зала управления. Там метель, и ничего не видно. А сейчас мне подумалось, что мы могли бы, понимаешь, выйти наружу…

- Думаешь увидеть больше? Пошли, если тебя это успокоит, - неохотно согласился Самюэль. - А то на тебя глядеть смешно, - усмехнулся он, - от всякого шороха дергаешься.

- Так что, идем? - обрадовался Джеймс.

- Идем, - вяло пожал плечами Самюэль. - Иначе ты никогда не успокоишься.

Они облачились в скафандры и в лифтовой кабине опустились на лед.

- Только смотри, - послышался в шлеме голос Самюэля, - далеко от меня не отходи, держись рядом. И еще... Если начнутся удары - сразу бежим обратно, иначе не сдобровать. Уяснил?

- Так точно! - радостно ответил Джеймс.

Скрипя металлическими подошвами, они двинулись в обход станции. Метель немного улеглась, поэтому видно было довольно далеко: белые, серые, зеленоватые сугробы и наледи.

- Смотри, - остановился Самюэль и показал рукой на возвышающееся над ними жилое кольцо станции, - вон там твоя каюта. Левее - салон отдыха. Еще левее - командный центр. Видишь что-нибудь?

Джеймс старательно оглядел гладкую темную поверхность, матово искрящуюся в лучах прожекторов. Ни единого выступа. Лишь толстый металлический кабель заземления спускался вниз и уходил куда-то глубоко в ледяную толщу. Джеймс повернулся и посмотрел в противоположную от станции сторону.

- Вот это махина! - восхищенно выдохнул он.

- Ты про утес? - спросил Самюэль. - Да, не маленький.

Метрах в пятидесяти от них возвышалась огромная ледяная скала. Крутые обрывистые склоны на сколах сверкали в свете прожекторов, словно хрустальные. Огромным белым полумесяцем утес вытягивался вверх и загнутой макушкой нависал над станцией.

- По-моему, когда я приземлялся, ничего такого не было, - удивленно произнес Джеймс.

- Здесь лед все время в движении, - поежился Самюэль и недовольно посмотрел на нависающую над ними ледяную глыбу.

Что-то ухнуло вдали, грунт ушел из-под ног.

- Скорее назад, - крикнул Самюэль и, тяжело топая, побежал вдоль стены. Джеймс бросился следом.

Ухнуло еще раз. Лед дрогнул, змеящийся над головой кабель покачнулся и дробно застучал по стене.

Они влетели в лифтовую кабину и понеслись вверх. Несколько мгновений спустя предшлюзовый отсек приветливо распахнул перед ними створки дверей. Пока проходили камеру испарителя, Самюэль лишь раздраженно сопел, явно возмущенный тем, что согласился на опасную прогулку. Джеймс не решался первым начать разговор.

- Ну что, узнал, кто топал у тебя по стене? - наконец нарушил молчание Самюэль, сдирая с себя скафандр и недовольно морщась.

- Кабель заземления?

- А что же еще! Не зеленые же человечки! - раздраженно проворчал Самюэль и направился в жилой ярус. - Хорошо, что отделались легким испугом, - уже более миролюбиво добавил он, открывая в салоне отдыха банку с пивом. - Но твоя экскурсия могла стоить нам головы.

- Прости, - безропотно произнес Джеймс.

- Этот утес… - Самюэль отхлебнул пива и, облегченно вздохнув, откинулся в кресло. - Мы стояли точно под его вершиной. Один сильный толчок - и… - он сделал еще пару приличных глотков.

- Откуда он взялся? - произнес вслух Джеймс.

- Здесь лед все время в движении, - повторил Самюэль и поудобнее устроился в кресле.

***

Погасли прожекторы. На окружающую пустыню опустилась тьма. Ледяной утес покачнулся и осторожно открыл два прозрачных , словно горный хрусталь, глаза. Вокруг снова стояла тишина, противный свет не бил в лицо. Медленно и осторожно утес сдвинулся с места, выпустил длинное ледяное щупальце и дернул за жилу кабеля заземления.

- Тук, тук, тук, - застучал металл. Казалось, утес задумчиво вслушивается в это дребезжание, как в музыку.

Звуки затихли, лишь тонко шелестел падающий снег. Утес довольно закряхтел, пододвинулся ближе к станции и нежно, но по-мужски крепко обнял ее.

Станция ответила залпом испарителей. Утес отпрянул и обиженно потер обожженное щупальце. Затем опять придвинулся ближе и дернул за кабель.

- Тук, тук, тук, - ответила станция.

Довольно ухнув, утес тяжело осел на лед. "Ух-ух-уххх…" - долгий гулкий удар разошелся по равнине. "Тук, тук, тук", - задребезжал кабель.

Обрадованный тем, что ему ответили, утес медленно начал передвигаться вокруг станции.

***

- А что случится, если этот утес, который мы сегодня видели, обрушится сверху? - поежился Джеймс, вспомнив огромную скалу.

- Да ничего страшного, - пожал плечами Самюэль. - Влепим по нему из плазменной пушки - только осколки по сторонам брызнут. Здесь такое регулярно случается… - задумчиво произнес он. - Словно магнитом их сюда тянет, - он допил остатки пива и вернулся к чтению "Контакта разумов".


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Любителям приключенческой литературы»