Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СУДЬБЫ. ТРАГЕДИИ. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ

Н. ДОМРИНА, Н. КУДРЯШОВ

Многие страны чеканят памятные монеты, и они, оставаясь платежепокупательным средством, несут и немалый познавательный заряд, обращая внимание на те или иные события или личности. В данном случае речь пойдет об Австрии, где выпускают интересную серию монет "Судьбы представителей дома Габсбургов".

Эта императорская династия, закончив свое правление в начале ХХ века, казалось, забудется в наше полное перемен и событий время. Но такого не произошло. До сих пор, как в самой Австрии, так и за ее пределами, последние Габсбурги вызывают живой интерес у многих людей.

В XIX веке наряду с Габсбургами Европой владели династии Бурбонов, Гогенцоллернов, Романовых, Бернадотов, Виттельсбахов, Кобургов, Петровичей-Негошей, Ганноверов и Виндзоров. На других континентах также в основном существовали монархии, государства ми правили магараджи, короли, императоры, принцы. Возникали, конечно, и иные формы правления, скажем, в США - федеративная республика, во Франции - республика, но воспринимались они на общем монархическом фоне в определенном смысле как "белые вороны". Впрочем, та же Франция, бунтуя время от времени, вновь возвращалась к монархии, в устоях которой виделся тогда единственно возможный способ поддерживать порядок, стабильность, покой и благополучие в стране.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Австро-венгерская (дуалистическая, то есть двуединая) монархия была создана в 1867 году в результате преобразования почти тысячелетней Австрийской империи на основе соглашения между Австрией и Венгрией. Таким образом в Европе появилось одно из самых сильных и крупных государств за всю историю континента. Произошло это при императоре Франце Иосифе (1830-1916) - главном хранителе династических устоев дома Габсбургов.

Для него самым важным в жизни был его род с "domos austriaca" - австрийскими корнями, и кайзер (по-немецки - император) ради этого Габсбургского дома заглушал в себе как человек все. "Он забывал порой данные им обещания, принятые на себя обязательства, долг своего высокого положения, но никогда не забывал он одного - того, что он Габсбург", - вспоминал один из современников.

Франц Иосиф считал свою династию незыблемой и вечной, не хотел слышать ни о каких переменах, а тем более о реформах, которые, впрочем, и не в силах был осуществить, поскольку в своей государственной деятельности руководствовался принципом "выжатого лимона". Согласно этому принципу, кайзер и его приближенные "упорно и цепко держались за все старое, за все, что можно было сохранить, - держались за власть, за учреждения, за обычаи, за людей" (Марк Алданов). Франц Иосиф ни разу в жизни не говорил по телефону, ни разу не вошел в лифт, не признавал автомобилей, а пользовался только лошадьми...

Но сам мир становился иным. То, что казалось монолитным, давало трещины, что вчера было неподвижным, незыблемым, колебалось, качалось, приходило в угрожающее движение. И как знак беды, как предостережение - трагедии с главными представителями дома Габсбургов. Трагедии одна за другой...

"ОН БЫЛ, ЧТОБЫ БЫТЬ, ОН УМЕР, ЧТОБЫ ЖИТЬ"

На серебряной монете достоинством 100 шиллингов изображен замок Мирамар на Адриатическом побережье под городом Триестом, которым владела Австрийская империя (теперь он принадлежит Италии). У стен замка парусник "Новара". На нем младший брат австрийского императора Фердинанд Максимилиан вместе с супругой Шарлоттой в апреле 1864 года отплыл в Мексику, чтобы занять там императорский престол.

Незадолго до этого события Мексика оказалась в немалых долгах перед Францией, Англией и Испанией. Однако мексиканский президент Бенито Хуарес отказался платить долги. Тогда влиятельные мексиканские эмигранты, чтобы навести порядок на родине, предложили французскому императору Наполеону III создать в Мексике монархическую форму правления. Идея была поддержана. Возглавить будущую империю предложили австрийскому эрцгерцогу, брату императора Франца Иосифа. Максимилиан, считавший, что Европа его времени - "бедная, жалкая, медленно разлагающаяся", согласился занять престол, но только после референдума относительно учреждения мексиканской монархии.

Когда этот плохо организованный референдум принес мнимый перевес монархичес ких голосов, эрцгерцог принял в своем замке Мирамар мексиканскую корону, отказавшись от наследственных прав на австрийский престол. Но одновременно Максимилиан заручился обещанием французского императора держать в Мексике для своей поддержки 25-тысячную армию и восемь тысяч солдат Иностранного легиона.

Прибыв в Мексику, Максимилиан и Шарлотта обнаружили, что страна охвачена гражданской войной. Отряды президента Хуареса совершали набеги, оказываясь даже возле столицы. Маршал Базен, командовавший французскими соединениями, отправлял экспедиции против повстанцев. Те терпели поражения, исчезали, но после ухода французов снова начинали набеги.

Разные слои мексиканцев во главе с президентом Бенито Хуаресом не хотели монаршей власти и оказывали ожесточенное сопротивление новоявленной мексиканской империи с ее главой - "австрияком" Максимилианом.

Сам же он быстро понял, что, попав в чужую, непонятную, дикую страну, разворошил "осиное гнездо". Однако в письмах, направляемых в Европу, восторженно писал о горах с вечными снегами, тысячелетних кипарисах, словом, о рае на Земле: "Это страна необычайно прекрасна. Мы живем... в очаровательном замке, воздвигнутом на базальтовых скалах, окруженном знаменитыми колоссальными деревьями Монтесумы. Отсюда вид не хуже, чем в Сорренто".

Между тем ситуация в Европе изменилась. Пруссия стала угрожать Франции, и ее императору Наполеону III понадобились войска, расположенные в Мексике. Когда они покинули страну, Максимилиан, оставшись без воинской поддержки, попытался поладить с президентом Хуаресом, предложив ему заключить мир. Но президент не принял предложения. Отослав жену в Европу, Максимилиан с остатками своей "национальной" армии направился в якобы преданный престолу город-крепость Кверетаро, где и сложились стихотворные строки: "Er war, um zu sein. Er starb, um zu leben" ("он был, чтобы быть, он умер, чтобы жить").

Вскоре мексиканского императора вместе с его малочисленными вооруженными силами осадили в Кверетаро повстанцы. К ним тайно направился полковник Мигуэль Лопес, считавшийся любимцем Максимилиана. Он поспешил в императорскую спальню, но Максимилиан был начеку и со шпагой сбежал по лестнице на крепостной двор. Однако здесь его уже поджидали президентские солдаты...

Президент Хуарес приказал предать пленного военному трибуналу. Суд был скор и суров. Низложенного императора четырьмя голосами против трех приговорили к расстрелу. Максимилиан встретил решение суда спокойно.

Утром 19 июня 1867 года Максимилиана разбудили. Он надел фрак, помолился и попросил отправить свое обручальное кольцо жене в Вену. Максимилиана и двух его генералов доставили к Церро де ла Кампанас - Колокольному холму за чертой города. Здесь осужденные предстали перед расстрельной командой. Залп - и император упал, сраженный пулями. Тело Максимилиана после упорных переговоров было доставлено фрегатом "Новара" в Триест, а оттуда в Вену, где и погребено.

65 тысяч серебряных монет весом по 18 граммов и диаметром 34 миллиметра отчеканили в 1997 году в память эрцгерцога Максимилиана. На лицевой стороне монеты его портрет и годы жизни - 1832-1867.

"ПОДОБНО УДАРУ МОЛНИИ"

Ночь на 30 января 1889 года. Печальный кортеж: лошади с траурными плюмажами, факельщики в парадной форме у охотничьего дворца Майерлинг. Начинается последний путь наследника австрийского престола, кронпринца Рудольфа. Таково изображение на серебряной памятной монете в 100 шиллингов.

Великим ликованием отметили день 21 августа 1858 года, когда у императрицы Елизаветы, супруги Франца Иосифа, родился мальчик. Стабильность и дальнейшее существование династии Габсбургов теперь были обеспечены. Новорожденного назвали Рудольфом по имени ее основателя, который правил 600 лет назад.

Наследник древнейшего престола Европы получил всестороннее домашнее образование. У него было пятьдесят учителей, среди них - профессор-зоолог Альфред Брэм и известный экономист Карл Менгер. В отличие от традиционных педагогических канонов
императорского двора Рудольф воспитывался в весьма либеральном духе, что вскоре и проявилось. В пятнадцать лет кронпринц отправил одному из своих воспитателей - генералу де Лабуру письмо, где, в частности, говорилось: "Дело монархии кончено. Это гигант-ская развалина. Она еще держится, но в конце концов рухнет. Пока народ слепо позволял собой управлять, все шло отлично. Однако эра эта кончена, люди освободились...". Содержание письма дошло до императора, и тот впредь запретил внушать крамольные мысли наследному принцу, которого сам стал называть "Der Freidenker" - свободомыслящий.

Кронпринц же не оставлял своего вольнодумства. В 17 лет он объявил, что желает поступить в университет. Это вызвало у императора изумление и негодование. По заведенному порядку наследник престола мог избрать только военную либо морскую карьеру. Рудольф уступил отцу и стал военным. В это время он начал появляться в обществе, где его ждал успех: кронпринц был умен, красив, блестяще образован и к тому же оказался великолепным рассказчиком.

В 22 года его обвенчали с дочерью короля Бельгии Леопольда II принцессой Стефанией. Брачная церемония сопровождалась пышными празднествами. На первых порах многим казалось, что Рудольф влюблен в Стефанию.

После заключения брака кронпринц серьезно занялся военной службой. Правда, Рудольф выбрал второстепенный полк, расквартированный в Праге, которую при венском дворе считали скучным местом. Наследник жил тихо и просто, часто охотился. Военная карьера кронпринца продвигалась быстро. В 24 года он получил звание фельдмаршала и вице-адмирала, стал командующим дивизией, стоявшей в Вене.

А вот семейная жизнь Рудольфа не удалась. Интересы и воззрения супругов были весьма различными. С годами они расходились все больше. Даже рождение дочери, эрцгерцогини Елизаветы, в сентябре 1883 года не смогло предотвратить отчуждения.

В это время Рудольф стал пристально интересоваться государственными делами. Он желал видеть могущественную либеральную империю без пережитков и предрассудков феодального строя. По мысли кронпринца, разные национальности, входившие в состав австрийского государства, можно было бы прочно объединить конституционной монархией и армией. Но революцию при всем своем либерализме Рудольф не принимал, где бы она ни случалась. Он стоял за великодержавную политику и вынашивал грандиозные планы по поводу будущего Габсбургов. Кронпринц любил повторять: "Мы нужнее Европе, чем Европа нам".

К сожалению, мысли и планы наследника не находили какого-либо отзвука у царствующего императора. К разладу с отцом добавлялись частые ссоры с женой, прохладные, если не сказать враждебные, отношения с министрами, придворными. Крон-принц стал считать себя неудачником.

В эту сложную и трудную для него пору Рудольф познакомился с семнадцатилетней баронессой Мари Вечерой, дочерью венгерского барона и гречанки из банкирской семьи. Встреча оказалась подобной удару молнии. Мари почти истерически влюбилась в кронпринца, боготворила его и была готова ради Рудольфа на все.

...Рано утром 30 января 1889 года в охотничьем замке Майерлинг Рудольфа и Мари Вечеру обнаружили мертвыми. Лицо, грудь, шея лежащего на кровати кронпринца были залиты кровью. Правая рука сжимала револьвер. Пуля попала в висок и раздробила голову. Возле Рудольфа находилось тело Мари Вечеры без каких-либо следов крови.

Официально было объявлено, что Рудольф застрелился, находясь в состоянии "душевного помрачения". Это давало возможность похоронить его по церковному обычаю в родовом склепе Габсбургов. Мари Вечеру тайно погребли на кладбище при женском монастыре.

Охотничий замок Майерлинг император велел превратить в монастырь для покаяния. По поводу же самой трагедии вскоре стали появляться разные слухи и предположения, которые не кончаются по сей день. Говорят о сердечном ударе, отравлении, заговоре с целью убийства, политической мести, договоренности о самоубийстве...

На лицевой стороне серебряной монеты, выпущенной в 1998 году в 50 тысячах экземпляров, изображен кронпринц Рудольф в парадной венгерской генеральской форме. Монета диа-метром 34 миллиметра весит 18 граммов.

"НАВСТРЕЧУ СВОЕЙ СУДЬБЕ"

На золотой монете в 1000 австрийских шиллингов изображен момент, предшествовавший покушению на австрийскую императрицу Елизавету. Она с придворной дамой спешит на пароход, плававший по Женевскому озеру. Еще мгновение, и судьба толкнет императрицу навстречу незнакомцу, от которого она примет смерть. Желая отстранить опасность, Елизавета подносит руку к груди.

24 декабря 1837 года в Мюнхене у дочери баварского короля, вышедшей замуж за герцога Макса, родилась дочь Елизавета. Глава семьи герцог Макс был беден, имел много долгов, слыл либералом и фрондером, увлекался альпинизмом, словом, строил жизнь не по образу других знатных людей.

Когда Елизавете, в семье ее называли Сиси, исполнилось шестнадцать лет, случай свел ее с австрийским императором - Францем Иосифом.

Ее старшая сестра Елена была намечена в невесты молодому Францу Иосифу, по словам тогдашних историков, "лучшему жениху в мире". Когда Елена отправилась для окончательного решения о браке в Бад-Ишль - летнюю резиденцию Габсбургов, вместе с ней поехала и младшая сестра Сиси. В первый же день по приезде баварских принцесс состоялся обед. Он начался скучно, император выглядел рассеянным, мрачным, невнимательным. Затем в гостиной появилась Сиси, и настроение Франца Иосифа резко изменилось - он повеселел, сделался остроумным и улыбчивым. Император подошел к Сиси и предложил ей погулять по парку. Вернувшись с прогулки, Франц Иосиф объявил о своем намерении жениться на принцессе Елизавете. "Я влюблен, как лейтенант, и счастлив, как Бог", - заявил молодой император.

24 апреля 1854 года Франц Иосиф обвенчался со своей "невестой-мечтой". Но очень скоро Елизавета почувствовала себя одинокой среди придворных, которые пытались дать ей понять, как должна вести себя австрийская императрица. Сама же она имела достаточно свободные взгляды, часто пренебрегая вековым габсбурским этикетом, что вызывало немедленное осуждение.

Елизавета могла выйти из императорского дворца Бурга одна, без охраны, чтобы сделать покупки в городе, устраивала в своих комнатах поздние ужины, но не появлялась на обедах императора, не любила габсбургские дворцы, например Шенбрун, где насчитывалось 1440 комнат, но не было ни одной ванной.

В конце концов, подарив габсбургской династии двух девочек - Софи и Гизелу, потом долгожданного наследника престола - кронпринца Рудольфа, императрица покинула венский двор и стала неутомимой путешественницей. Она посетила Грецию, Малую Азию, Северную Африку, ездила по всей Европе (обычно под псевдонимом, стараясь избегать тяготивших ее приемов).

Франц Иосиф со временем привык к отсутствию супруги, но радовался каждому дню, который Сиси, вернувшись из очередной поездки, проводила с ним и с семьей. Когда же она путешествовала, император посылал ей письмо за письмом, исполненные любви, постоянно беспокоясь о ее здоровье и безопасности.

Императрица Елизавета была обворожительной женщиной, вызывавшей восхищение красотой, легкостью и грацией. Она всю жизнь стремилась сохранить стройную фигуру и юную внешность, занималась гимнастикой, часами гуляла, великолепно ездила верхом. Императрица придерживалась строжайших диет, которые, наверное, больше вредили здоровью, чем служили ее красоте. В то же время Елизавета была робка по натуре (например, не выносила, если на нее пристально смотрели). С годами она вовсе прекратила фотографироваться, позировать для портретов. После смерти сына, крон-принца Рудольфа, в 1889 году императрица появлялась в основном в траурной одежде, часто пряталась за предметами или за ширмами.

9 сентября 1898 года Елизавета приехала в Женеву и поселилась в одном из отелей под именем графини фон Хоенэмбс. Но газеты на следующий же день сообщили: "Ее величество, австрийская императрица прибыла в Женеву... и остановилась в гостинице "Бо-Риваж". Среди многих заметку прочел итальянец Луиджи Люкени, человек среднего роста с простонародным лицом, которое портила нехорошая усмешка.

Луиджи родился в Париже, отца и мать не знал, работал строителем, кочевал из одной европейской столицы в другую. Очутившись в Женеве, Луиджи увлекся идеями социалистов и анархистов. Он часто посещал кафе, где бывали представители этих революционных течений.

В одной из брошюр, полученной от какого-то социалиста, Люкени нашел главные для себя слова, которые зажгли в нем неугасимую ненависть к богатым и знатным людям: "Как? Значит, ты должен влачить то жалкое существование, которое в течение тридцати-сорока лет влачили твои отец и мать? Всю жизнь будешь работать, чтобы доставлять немногим людям радость благосостояния, познаний, искусства, а для себя оставишь вечную заботу о куске хлеба? Ты навсегда откажешься от всего того, что делает жизнь столь прекрасной, предоставишь все выгоды кучке праздных людей, а сам, упорно трудясь, будешь знать только нужду... К этому ли ты стремишься в жизни?".

Выход Луиджи нашел быстро - убить кого-то из "праздных людей": итальянского короля Гумберта, русского царя Николая, герцога Орлеанского... Подобрав орудие для осуществления замысла - зазубренный напильник длиной 16,5 сантиметра, Луиджи стал всегда носить его с собой. Вскоре на глаза попалась заметка о приезде австрийской императрицы, и Люкени тут же сделал окончательный выбор, тем более, что однажды он видел Елизавету в Будапеште и запомнил ее внешность.

10 сентября 1898 года, выйдя из гостиницы чуть позже полудня, Елизавета и ее спутница направились на пароход. И тут подбежал Люкени... Императрица упала. Прохожие помогли ей подняться. Елизавета сама дошла до пристани и поднялась на палубу. "У меня немного болит грудь", - сказала она спутнице и, добавив: "Кажется, я побледнела", - зашаталась и упала. Ее подняли, положили на скамью. На платье из прорезанного корсета стала проступать кровь. Елизавета потеряла сознание, началась агония - напильник пронзил сердце. Потом вспомнили, что незадолго до кончины Елизавета сказала: "В жизни каждого человека наступает минута, когда он идет навстречу своей судьбе. Знаю, что и я встречу судьбу в тот день, когда должна ее встретить...".

Убийцу схватили и приговорили к пожизненному заключению. Через двенадцать лет он повесился в женевской тюрьме. Газеты отметили тогда, что на лице убийцы было "неподдающееся описанию выражение ужаса и страдания".

50 тысяч золотых монет в память императрицы Елизаветы были отчеканены в 1998 году, когда по решению ЮНЕСКО во всем мире отмечалось 100-летие ее гибели. На лицевой стороне монеты портрет императрицы в парадном платье венского двора. Ее длинные прекрасные волосы уложены в любимую прическу в форме короны. Платье императрицы украшает рубиновое колье - фамильная драгоценность, принадлежавшая некогда Марии Антуанетте. Монета диаметром 30 миллиметров содержит 16 граммов чистого золота.

Спустя шестнадцать лет после смерти императрицы Елизаветы Габсбургскую династию постигла еще одна трагедия - в Сараево был убит наследник престола Франц Фердинанд, и это событие привело к Первой мировой войне и гибели империи.

Сам же Франц Иосиф "император Австрийский, апостолический король Венгрии, король Богемский, король Далматский, король Кроатский и Словенский, король Иерусалимский, герцог Лотарингский, герцог Моден-ский, герцог Пармский, герцог Пиаченский и Гвастальский, наследный граф Габсбург-ский и Кимбургский в Швейцарии, граф Хоенэмбс, великий воевода Сербии" (и это еще неполный титул) скончался в ноябре 1916 года, когда военные действия были в разгаре. Франц Иосиф занимал императорский трон дольше, чем любой другой монарх, - 68 лет (1848-1916). И, говорят, незадолго до смерти произнес знаменательную фразу: "Если монархии суждено погибнуть, то пусть она, по крайней мере, погибнет с честью".

Последний австрийский император Карл пытался спасти империю, провозгласив в 1918 году под императорским присмотром союз национальных самостоятельных - немецко-австрийского, чешского, югославского, украинского - образований (польские земли отходили к независимой Польше). Но было уже поздно. На территории империи одно за другим появлялись независимые государства: Чехия, Словакия, Югославия, часть территории, подвластной австрийским монархам, отошла к Румынии, Польше, Германии, Италии, Украине. Кайзеру оставался один путь - изгнание.

Императорский поезд, покидавший Австрию, случайно встретил на границе писатель Стефан Цвейг, вспоминавший впоследствии: "Кайзер" - это слово было для нас воплощением всей власти, всего богатства, символом незыблемости Австрии... А теперь я видел наследника, последнего императора Австрии изгнанником, покидавшим страну. Доблестная череда Габсбургов, которые из столетия в столетие передавали из рук в руки державу и корону, заканчивалась в эту минуту".

Серия "Судьбы представителей дома Габсбургов" завершается выпуском серебряной монеты достоинством 100 шиллингов в память эрцгерцога Франца Фердинанда и золотой монеты достоинством 1000 шиллингов в память императора Карла.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Исторические миниатюры»

Детальное описание иллюстрации

Многих в Европе искренне потрясла трагедия австрийского эрцгерцога. В память о ней Эдуард Мане в 1867 году создал знаменитую картину "Расстрел Максимилиана, императора Мексики".
Редко появляясь при дворе и много путешествуя, Елизавета Австрийская превратилась в своеобразный мираж _ фата моргана. Портрет написан в 1898-1899 годах, по-видимому, уже после смерти императрицы.
Императорская вилла в курортном местечке Бад- Ишль в австрийских Альпах, одно из немногих мест, которое любили и Елизавета и Франц Иосиф. 15(28) июля 1914 года с крайнего балкона правого крыла этой виллы Франц Иосиф зачитал манифест об объявлении войны Сербии... Дни монархии Габсбургов были сочтены.