Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЛИМОНОГРАД

В. ДАДЫКИН, ученый-агроном.

Поселение Павлово возникло в XVI веке на излучине Оки, в 70 километрах от Нижнего Новгорода, на месте созданной по велению Ивана Грозного земляной Стрелецкой крепости - острога. Изначально здесь развивались кузнечный промысел и металлообработка, причем настолько успешно, что еще за столетие до отмены крепостного права императрица Екатерина II высочайшим указом освободила село от всех повинностей и податей, предоставив крестьянам право не только учиться, совершенствуя свое кустарное мастерство, но и беспрепятственно выезжать, вплоть до дальних зарубежных стран, для торговли диковинными изделиями.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Впоследствии один из местных крепостных крестьян графа Шереметева, Иван Завьялов, стал довольно удачливым мастеровым и основал вначале совсем маленькую надомную мастерскую, а потом и нечто наподобие фабрики с наемными работниками. Ему одному из немногих в России в 1841 году высочайшим царским указом было пожаловано право "употреблять Государственный герб" на вывесках заведения и на собственноручных изделиях. Спустя девять лет за выдающиеся успехи он получил на Нижегородской ярмарке два золотых перстня, украшенных бриллиантами, а в 1852 году на Всемирной выставке в Лондоне - особую медаль "За отличные образцы стального ножевого товара".

И таких крестьян с "золотыми" руками у графа Шереметева оказалось немало.

Подарок турецкого вельможи

Не будь столь удачно развившегося в Павлове промысла и, как его следствие, торговли с южными странами, наверное, не увлеклись бы его местные жители необычным занятием - оконным цитрусоводством. Начиналось оно, судя по архивным данным, примерно так: в 1860 году, после недавней войны с Турцией, павловский купец Иван Карачистов отправился к вчерашним врагам с предложением поставлять изделия российских мастеров на восточные рынки. Особым спросом пользовались затейливые замки весом от 0,2 грамма до 50 килограммов, все паяные, с секретами и оригинальной формы: в виде утюга, собаки, лошади, солдатской фигурки или просто ключа. Они надежно закрывали любую дверь и сундуки. Пути-дороги привели купца в местечко Ламас, в южной Анатолии, и там Ивана одарили не только плодами, но и деревьями, точнее, несколькими саженцами популярного в тех местах "ламасского" лимона.

Невеликий знаток южной экзотики сумел в целости довезти до родного Павлова на почтовых лошадях диковинные растеньица, и передал он их в надежные руки - своему родственнику Е. Д. Елагину, по-видимому владевшему простейшими навыками выращивания растений. "Живые" подарки из субтропической Турции тот не только сохранил, но и размножил. И не в теплице, а просто на подоконнике.

В конце XIX века в доме Елагиных побывал писатель В. Г. Короленко. Он-то и описал в своих очерках небольшой каменный домик, украшенный золотыми орлами, с деревянным флигелем и портрет самого хозяина - Елагина: "...чрезвычайно интеллигентное лицо, мыслящий взгляд, черты мягкие и несколько расплывчатые". Выходит, благодаря В. Г. Короленко мы теперь знаем, как выглядел первый цитрусовод-любитель нашей страны.

А соседи Елагиных посмотрели-посмотрели на плодоносящую в чугунках турецкую невидаль и упросили хозяина подарить им "отводки" для разведения - в таких же условиях, весьма далеких от оранжерейных. Казалось бы, зачем практичным людям "турецкое баловство"? По одной из дошедших версий, объяснение вполне прагматично: поскольку павловские ремесленники вели затворнический образ жизни и порой неделями точили и выковывали из металла хитроумные замки, ножи и ножницы, зеленый оазис на окошке был им как глоток свежего воздуха. И будто бы даже возможность в любую минуту видеть яркие "живые" тона помогала им сохранять столь важную для ремесла остроту зрения.

Год от года умножались горшочки и чугунки с растениями. Из поколения в поколение передавались секреты выращивания домашних садов. К 30-м годам прошедшего века в Павлове их насчитывалось в общей сложности несколько тысяч.

Инициатива академика Вавилова

Несколько позже, в 1935 году, в Павлове, получившем к тому времени статус города, по инициативе директора ВНИИ растениеводства академика Николая Ивановича Вавилова и при поддержке Наркомзема был создан "опорный пункт по изучению и размножению Павловского лимона". Уже в следующем году здесь построили стеклянную оранжерею, где в больших глиняных горшках и кадках росло более 2100 лимонов. Помимо этого 2840 растений (из них 1500 плодоносящих) взяли на учет сами жители города, среди которых время от времени ученые проводили всевозможные опросы. Главное - удалось доказать полное генетическое родство Павловских цитрусов с их предками и потомками в южной Анатолии. Результаты работ и агротехнические советы по уходу за цитрусами легли в основу вышедшей в те годы большим тиражом брошюры "Уход за комнатными лимонами". Ее автором был заведующий опорным пунктом и оранжереей А. Я. Зарецкий.

Свой вклад в изучение комнатных лимонов внесли и другие сотрудники отдела плодовых ВНИИ растениеводства, в частности доктор сельскохозяйственных наук Ф. Д. Лиханос, опубликовавший результаты своих изысканий в нескольких журналах и газетах.

Судя по сохранившимся научным отчетам, к 1 января 1941 года в Павловском лимонарии только растений в возрасте от одного до трех лет насчитывалось более 34 000, а укоренившихся черенков - свыше 50 000. Начавшаяся вскоре война перечеркнула дальнейшие планы ученых: теплицы пришли в негодность, отапливать их было нечем, сотрудники ушли на фронт, и опорный пункт прекратил свое существование. К сожалению, навсегда.

Открытие нижегородского профессора

Свой вклад в науку и практику домашнего цитрусоводства более 40 лет назад внес профессор кафедры ботаники Горьковского сельхозинститута (ныне - Нижегородская сельскохозяйственная академия) Иван Петрович Елисеев. В 60-е и в начале 70-х годов прошедшего столетия он фактически подвел итог работе научных сотрудников академика Н. И. Вавилова.

Предметом изучения Елисеева стала семитысячная коллекция домашних цитрусовых, собранная в действовавшем в ту пору лимонарии плодопитомнического хозяйства "Приокский" (оно существовало вплоть до 2000 года), что в соседнем с Павловом городе - Богородске. Изучив несколько тысяч Павловских лимонов, ученый подтвердил, что все они происходят от одного дерева родом из турецкого Ламаса, но в результате многолетнего вегетационного размножения (методом черенкования) и почковых мутаций получено несколько десятков его разновидностей - некая популяция многочисленных форм с разными биологическими признаками и свойствами.

Деревца при общем сходстве (низкорослость, хорошая приспособленность к сухому воздуху и недостаточной освещенности в комнате, выносливость) имели неодинаковую урожайность (от 5 до 250 плодов на растении) , плоды разной формы (от округлой до цилиндрической), с кожурой толщиной от 3 до 8 мм и неодинаковым содержанием витамина С (от 29 до 58 мг%).

Такую "разношерстность" ученый объяснил природной биологической особенностью цитрусовых, которых от прочих растений отличает именно способность формировать внутри кроны отдельные ветки и почки, несвойственные исходному сорту. За сотню с лишним лет культивирования выходцев из Ламаса разнообразные почковые мутации привели к появлению целой "семьи" отличающихся друг от друга потомков.

И. П. Елисеев уточнил и другое: вместе с лимоном купец Карачистов привез два других вида цитрусовых - цитрон (в Павлове его называют "шишканом" за бугристую форму толстостенных, похожих на лимоны плодов) и померанец (самые крупноплодные из померанцев местные жители традиционно именуют апельсинами, а мелкоплодные - мандаринами).

Двадцать лет спустя

Признаться, очередной встречи с этим городом я ждал с заметным волнением - не был здесь почти 20 лет.

В целом, за исключением центральной площади, город мало изменился внешне, как и увлечение его жителей. В разговоре с приезжим любой горожанин обязательно подчеркивает, что Павлово дважды похоже на Рим: во-первых, потому, что в обоих городах растут лимоны, а во-вторых, потому, что тоже расположен на пяти холмах (на сей раз я это впервые хорошо рассмотрел с высокой колокольни Вознесенской церкви, откуда видна вся панорама города).

Мне, как и любому приезжему, бродить долгими часами по нешироким улочкам города - несказанное удовольствие. Сами названия улиц (Овсяный ряд, Кузнечная, Конная, Ленина, Профсоюзная) говорят о разных эпохах, а округлившиеся углы потрескавшихся кирпичей, почерневшие от времени бревна и стародавние резные наличники на окнах - о преклонном возрасте жилищ.

Огорчился, когда не нашел среди ныне здравствующих некогда известного в городе потомственно го цитрусовода М. Н. Теребина. Он запомнился тем, что как-то показал старую фотографию своего отца, участника Первой мировой войны, еще в XIX веке выращивавшего лимоны и передавшего свое умение детям…

Ходил я по старым улицам города и своими глазами видел: лимоны - по-прежнему визитная карточка города. И потому "шишканы" и подобная им экзотика украшают и стоматологическую поликлинику, и местный ресторан "Династия", и здание администрации района.

Не мог не зайти на знакомый с прежних лет завод художественных металлоизделий, удививший когда-то тем, что сорокалетние плодоносящие деревья росли даже в ремонтном цехе, среди копоти и грохота. Теперь их там, увы, нет, зато видел цитрусовые в кабинетах начальников производственных цехов, заведующей столовой и в новом здании заводоуправления. Крупное деревце в красивой кадке росло и у директора.

По одной из версий, именно с этого предприятия более 100 лет назад плодоносящий лимоновый кустик был отправлен в Ясную Поляну в подарок Толстому. Сделал это отставной титулярный советник и основатель первой в России кустарной артели (с 1956 года - это завод) Александр Штанге, много лет друживший с известным писателем.

В гостях у четы Угаровых

На ароматный чай с настоящим Павловским лимоном я был приглашен в дом Угаровых. Муж и жена - ветераны местного автозавода, двадцать лет на пенсии, но хозяйство у них столь обширное, что и молодые бы не справились: помимо двух лимонов-пятилеток, одного семилетнего апельсина и десятка саженцев - двадцать кур, два длинноногих бойцовых петуха знаменитой павловской породы и сотня канареек, которых разводят для продажи любителям птичьего пения. До недавнего времени было еще пятьдесят кроликов породы Белый Великан…

До лимонов ли тут? Оказывается, хватает времени даже для экспериментов с почвенной смесью. Наилучшим рецептом смеси хозяин дома не преминул поделиться. Самый питательный компонент, содержащий много железа и составляющий три четверти смеси, он добывает в многолетних зарослях крапивы, а в качестве четвертой части использует полностью перепревший птичий компост (в нем много азота и еще полтора десятка необходимых веществ). Летом же и весной Угаров трижды в месяц поливает растения конским навозом в виде 10-дневного водного настоя (в пропорции 1:10). В таком настое много азота, фосфора, калия, а также нужных растениям микроэлементов.

Все увлечения немолодых супругов, как они сами подчеркнули, не утомительная обязаловка, а удовольствие и семейные традиции, доставшиеся от предков.

Маленькие "мичуринцы"

Что же касается "лимонового" бизнеса, то первое место уже третий год удерживают школьники 4-5-х классов Варежской сельской школы, расположенной неподалеку от Павлова. Массовое размножение лимонов и цитронов организовано ими в кооперации с жителями окрестных сел и деревень: те за умеренную плату по весне нарезают им сотню черенков, а дети под руководством учителя труда В. И. Плакидина их укореняют. В отличие от общепринятой технологии, они сажают черенки не в песок, а в рыхлую почву, накрывая стеклянными банками или обрезанными пластиковыми бутылками. Приживаемость практически полная. У саженцев хорошо развивается корневая система, и они быстрее подрастают. Заметил, что в этой школе, да и среди жителей села Вареж цитроны популярнее лимонов. Прежде всего, из-за их декоративных качеств. Как утверждают варежские школьники, нет более красивого цитрусового дерева, чем Павловские "шишканы". В отличие от лимонов листва у них заметно пышнее и темнее, да и сами листочки куда более изящны - овально-продолговатые и заостренные на концах. Но самое оригинальное у цитрона - это плоды, ярко-желтые и очень крупные (средний вес - 200-300 граммов, но нередко бывают и по килограмму). Мякоть - сочная, по вкусу напоминающая лимон. Кожура - бугристая, толщиной до 8-12 мм, как у грейпфрута, только плотнее и без горечи, с приятной кислинкой.

Растения ребята выращивают на хорошо освещенных подоконниках больших классных окон, но им обещают в скором времени построить специальный лимонарий с почти идеальными условиями для выращивания субтропических деревьев.

Однако с самыми маленькими цитрусоводами я познакомился не в школе, а в детском саду "Родничок", расположенном на окраине Павлова. Малыши не просто знакомятся здесь с выращиванием домашних плодоносящих растений, а учатся этому играючи на занятиях, проводимых под руководством воспитателя-эколога Н. Ф. Варюховой. В результате каждый из детишек умеет правильно поливать растения и привыкает ежедневно заботиться о своих зеленых подопечных.

"ФАСом" - по клещу!

Место, где собираются все павловские цитрусоводы, - магазин "Все для сада и огорода". Как показал проведенный мною экспресс-опрос, недавно им удалось справиться с массовой гибелью цитрусовых от паутинного клеща. Из множества средств защиты наиболее эффективным для домашнего применения оказался новый "ФАС". Одну таблетку препарата растворяют в ведре воды и просто окунают в него деревца "вниз головой".

Сложнее оказалось с удобрениями: из десятков и даже сотен специально предназначенных для цитрусовых нет ни одного, которое бы на самом деле полностью обеспечивало полноценное питание лимонов, цитронов и померанцев.

Более подробно о необычных экспериментах жителей Павлова по выращиванию цитрусовых в домашних условиях мы расскажем в одном из номеров журнала.

Автор благодарит сотрудника отдела культуры администрации Павловского района В. А. Плотникову и председателя городского клуба "Любава" Н. Н. Чилину за помощь в подготовке материала.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Ваши растения»