Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СУПЕРВУНДЕРКИНД

Мастер спорта по шахматам Е. ГИК, кандидат технических наук.

В 1958 году Бобби Фишер стал участником межзонального турнира в Портороже, в Югославии. Предстояло его первое появление на международной арене. Тогда мать Бобби - Регина, желая обеспечить сыну хорошую подготовку, обратилась в Шахматный союз Югославии с просьбой принять его с сестрой за месяц до начала турнира и провести пару тренировочных матчей. Фишера с радостью встретили в Югославии 5 июля, а не 5 августа, как всех других участников. В течение месяца он сыграл два матча: с Яношевичем и Матуловичем (первый - вничью, второй - выиграл). Фишер уже тогда проявил твердость характера и потребовал, чтобы игра проходила при закрытых дверях, а тексты партий и результаты не публиковались.

В 1988 году, когда турниру в Портороже исполнилось тридцать лет, впервые стала достоянием общественности переписка между Региной Фишер и Шахматным союзом Югославии. Особый интерес представляет письмо, в котором мать дает характеристику сыну, а также рекомендует, как следует строить с ним отношения.

"Бобби терпеть не может давать сеансы одновременной игры, и поэтому прошу вас не планировать никаких выступлений. Останавливаться предпочитает в отелях, а не в частных квартирах. Он прекрасно чувствует себя в обществе шахматистов, но не любит привлекать к себе чрезмерного внимания и особенно не терпит журналистов, пытающихся проникнуть в его личную жизнь, - с интервью к нему лучше не обращаться. Сын носит простые спортивные куртки и не признает костюмов и галстуков. Не курит, не пьет и не встречается с девушками. Не умеет танцевать. Увлекается плаванием, теннисом, лыжами, коньками и хотел бы перед турниром пройти продуманную программу спортивной подготовки. Последний год был весьма напряженным для Бобби: он усердно занимался в школе и много играл, подвергся операции - ему удалили гланды. Поэтому нуждается в активном отдыхе и восстановлении физической формы".

О Фишере написано бесчисленное множество книг и статей, но, пожалуй, никто не давал ему более полной характеристики, чем его мать. Поразительно, что, хотя сыну исполнилось всего пятнадцать, портрет, данный ему матерью, вполне подходил и для 25-летнего, и для 30-летнего Фишера, да, наверное, и для Фишера любого возраста. Мать есть мать! Жаль, что через год их отношения разладились. Регина покинула дом, и с тех пор Бобби сам заботился о своей карьере.

По дороге в Югославию 15-летний Фишер единственный раз в жизни побывал в Москве. Американская шахматная федерация попросила советских коллег тоже организовать два тренировочных матча для юного участника межзонального турнира - с Борисом Спасским и Евгением Васюковым. Наши шахматисты получили ответственное задание и принялись за подготовку. Однако, прибыв в СССР, Бобби замахнулся на самого Ботвинника - пожелал встретиться за доской только с ним. Но Михаил Моисеевич был фигурой харизматической, тем более недавно он выиграл матч-реванш на первенство мира у Смыслова. Фишеру объяснили, что такая встреча затруднительна. Но другие кандидатуры его не устроили, и он решил ограничиться разминкой в блиц.

Почти две недели чемпион Америки провел в Центральном шахматном клубе, от зари до зари сражаясь в гроссмейстерской комнате. Если бы любители шахмат знали, что на Гоголевский бульвар заскочил шахматный гений, в клуб началось бы паломничество. Но Роберт Фишер в то время еще не был так популярен, и обошлось без шума, даже мало кому в голову пришло сделать приличные снимки.

Пока сестра Роберта Фишера Джоан знакомилась с достопримечательностями столицы СССР, он расправлялся с советскими шахматными мастерами. Руководство федерации решило подыскать ему наиболее достойных партнеров и вызвало на подмогу Петросяна и Васюкова. Первым напротив Фишера сел за столик Тигран Петросян - он сразу повел в счете, но в итоге остался лишь с небольшим плюсом. Настала очередь Васюкова. Евгений находился в прекрасной форме, он только что стал чемпионом Москвы (и по классическим шахматам, и по блицу). Васюков упорно громил "идеологического противника", Фишер выглядел весьма растерянным.

Кстати, спустя много лет появились слухи, будто в 1971 году после окончания претендентского матча с Марком Таймановым в Ванкувере Фишер, сидя на банкете рядом с секундантом Тайманова Евгением Васюковым, показал ему на карманных шахматах все блиц-партии, сыгранные ими тринадцать лет назад. Но в этом рассказе есть некоторое преувеличение - на самом деле Роберт вспомнил только дебютные ходы и то не во всех встречах.

Перед Порторожем Фишер скромно заметил, что не рассчитывает на первое место (отдавая его Бронштейну), но вместе с тем выразил уверенность, что наверняка выйдет в претенденты.

- Как вы это сделаете? - спросили его.

- Очень просто. Я вычислил, что мне нужно обыграть пятерых партнеров, а с остальными свести партии вничью. Так я и поступлю.

- А вдруг вы проиграете кому-нибудь?

- Ну что ж, тогда мне придется выиграть шесть партий…

В итоге Фишер разделил пятое место, показав себя хорошим прогнозистом. Его результат: шесть побед, два поражения и 12 ничьих.

Из своего первого межзонального турнира Фишер включил в книгу только одну победную игру - с датчанином Бентом Ларсеном, с которым позже они много лет сотрудничали.

Фишер - Ларсен
Порторож, 1958

Сицилианская защита

1. e4 c5 2. Кf3 d6 3. d4 cd 4. К:d4 Кf6 5. Кc3 g6 6. Сe3 Сg7 7. f3 0-0 8. Фd2 Кc6 9. Сc4 К:d4. Этот размен сейчас почти не встречается, чаще играют 9…Сd7 и далее Лс8.

10. С:d4 Сe6 11. Сb3 Фa5 12. 0-0-0 b5 13. Крb1 b4 14. Кd5 С:d5 15. С:d5. Современная теория рекомендует 15. ed! Фb5 16. Фd3 с лучшей игрой у белых. В следующем году Таль против Ларсена продолжал 16. Лhe1 a5 17. Фe2! Ф:е2 18. Л:е2 а4 19. Сс4 с преимуществом в эндшпиле, которое он уверенно реализовал (Цюрих, 1959).

15…Лac8?! К равенству вело 15…К:d5 16. С:g7 Кc3+ 17. bc Лab8 18. cb Ф:b4+ 19. Ф:b4 Л:b4+ 20. Сb2 Лfb8. Но Ларсен отказался от упрощений, так как играл на выигрыш - амбиции его тогда были велики. Однако юный Фишер поставил датчанина на место - провел стандартную атаку на королевском фланге.

16. Сb3 Лc7 17. h4 Фb5. После 17…h5 18. g4! hg 19. h5! черным несдобровать.

18. h5! Лfc8. На 18…gh Фишер привел такой эффектный вариант: 19. g4! hg 20. fg К:e4 21. Фh2 Кg5 22. С:g7 Кр:g7 23. Лd5 Лc5 24. Фh6+ Крg8 25. Л:g5+ Л:g5 26. Ф:h7x.

19. hg hg 20. g4 a5 21. g5 Кh5.

22. Л:h5! Стандартная жертва качества, иллюстрирующая силу слона b3. Комментируя партию, Фишер привел старинный шахматный афоризм: "Данная комбинация так же естественна, как улыбка младенца". Действительно, в своей жизни Роберт выиграл массу партий, применяя подобную жертву. Но как это ни удивительно, как раз в данной партии он переоценил силу удара на h5…

22…gh? По мнению Фишера, "не лучше было 22…Сd4 23. Ф:d4 gh 24. g6 Фe5 25. gf+ Крh7 26. Фd3! с решающей угрозой f3-f4". Однако спустя 45 лет другой вундеркинд, Гарри Каспаров, предложил важное перекрытие 24…Лс4!!, нейтрализующее слона. После 25. gf+ Кр:f7 26. e5! a4! 27. Фf4+ Крe8 28. С:c4 Ф:c4 29. Фf5 Лc5! 30. Ф:h5+ Крd8 31. Фf5 Фe2! 32. Лg1 Л:e5 возникает абсолютно равный эндшпиль. Не достигают ничего белые и в других вариантах.

23. g6 e5 24. gf+ Крf8 25. Сe3 d5 26. ed Л:f7 27. d6 Лf6 28. Сg5 Фb7 29. С:f6 С:f6 30. d7 Лd8 31. Фd6+. Черные сдались.

В 15 лет американский вундеркинд стал самым молодым гроссмейстером в истории шахмат и самым молодым претендентом на корону. Александр Кобленц, тренер Таля, вспоминал, что большую часть времени в Портороже Фишер просиживал в своем номере. И, проходя мимо его двери, всегда можно было услышать стук фигур - как и положено шахматным вундеркиндам!

После успеха в межзональном турнире Роберт оставил высшую Эвансовскую школу, в которой учился. Он решил, что "...для того, чтобы стать чемпионом мира, она мне не нужна". Многие осудили такое решение юноши. Но коллеги не обратили внимание на другие слова Фишера: "Я постоянно работаю над собой, стараюсь быть обходительным и живу далеко не одними шахматами". Да, ранний профессионализм Фишера не находил понимания, но ведь все вундеркинды уже в школьные годы, хотя и позднее, становились профессионалами, и это никого не удивляло и не возмущало…

Пресса так писала в те дни об уникальном природном таланте Роберта: "Он вышел под свет рампы, ожидая рукоплесканий, почитания, искреннего восхищения. Но если его маститые коллеги уже научились дипломатии жизни, то Бобби, встречая подчас непонимание, оказывался по-житейски нерациональным и беспомощным. Еще мальчиком Фишер стал конкурентом лучшим шахматистам планеты. Своими победами он бросил им вызов и волей-неволей противопоставил себя всему остальному миру".

Для обывателей Фишер был лишь обладателем уникального рекорда. Все говорили о нем, восхищались и гордились, снисходительно относясь ко многим его экстравагантным поступкам, но никогда по-настоящему не понимали его. В юном шахматисте окружающие видели не рыцаря Каиссы, преданного своей мечте, а будущего супермена, стремящегося любой ценой пробиться на вершину шахматной иерархии. Раннее проявление гениальности, возможно, и привело Фишера впоследствии к трагической развязке - в расцвете сил он бросил шахматы.

На рубеже 1960-1970-х американский вундеркинд постепенно становился все более замкнутым, капризным, раздражительным. Перед началом каждого турнира он выставлял множество условий: требовал освободить первые ряды от зрителей и удалить фотокорреспондентов, придирчиво проверял освещение, иногда настаивал на переоборудовании сцены, "выбивал" экстрагонорары и т.д. В нем появились признаки неуверенности, подозрительности, возникла и мания преследования. Печальный финал карьеры Фишера хорошо известен. Но мы забежали далеко вперед…

В очередном чемпионате США, состоявшемся в конце 1958 года, Фишер опять пришел к финишу первым - 8,5 очка из одиннадцати, без поражений. Решевский отстал от него на одно очко.

Особенно много зрителей посетили шестой тур, в котором встретились два вундеркинда разных лет. Эта партия вошла во все сборники дебютных ловушек и комбинаций.

Фишер - Решевский
Нью-Йорк, 1958-1959

Сицилианская защита

1. e4 c5 2. Кf3 Кc6 3. d4 cd 4. К:d4 g6 5. Сe3 Кf6 6. Кc3 Сg7 7. Сc4 0-0. Пора было пойти 7…d6, сводя игру к классическому варианту дракона.

8. Сb3 Кa5?! 9. е5 Ке8? После 9…К:b3 10. ef К:a1 11. fg К:c2+ 12. Ф:c2 Кр:g7 13. f4 шансы белых выше, но, конечно, Решевский не подозревал, что его ждет при отступлении коня.

10. С:f7+!! Кр:f7. После 10…Л:f7 11. Кe6! черные тоже остаются без ферзя.

11. Кe6! de. При взятии королем следует форсированный мат: 11…Кр:e6 12. Фd5+ Крf5 13. g4+ Кр:g4 14. Лg1+ Крh5 15. Фd1+ Крh4 16. Фg4x.

12. Ф:d8. В этом безнадежном положении Решевский сопротивлялся еще 30 ходов, хотя мог этого не делать. 12…Кc6 13. Фd2 С:e5 14. 0-0 Кd6 15. Сf4 Кc4 16. Фe2 С:f4 17. Ф:c4 Крg7 18. Кe4 Сc7 19. Кc5 Лf6 20. c3 e5 21. Лad1 Кd8 22. Кd7 Лc6 23. Фh4 Лe6 24. Кc5 Лf6 25. Кe4 Лf4 26. Ф:e7+ Лf7 27. Фa3 Кc6 28. Кd6 С:d6 29. Л:d6 Сf5 30. b4 Лff8 31. b5 Кd8 32. Лd5 Кf7 33. Лc5 a6 34. b6 Сe4 35. Лe1 Сc6 36. Л:c6 bc 37. b7 Лab8 38. Ф:a6 Кd8 39. Лb1 Лf7 40. h3 Лf:b7 41. Л:b7+ Л:b7 42. Фa8. Черные сдались.

Самое интересное, что Роберт в данном случае не "открыл Америку", а лишь повторил комбинацию с ударом на f7 из партии Бастриков - Шамкович (Сочи, 1956), с которой был знаком. В дальнейшем эта ловушка встречалась не раз.

В начале 1959-го Фишер участвовал в сильном турнире в Мар-дель-Плата. Хотя он и блеснул энергичным финишем (восемь очков из девяти), но разделил только третье место вслед за Найдорфом и Пахманом.

Фишер - Шокрон
Мар-дель-Плата, 1959

Испанская партия

Эта партия юного Фишера стала популярной благодаря маленькой, но изящной комбинации, последовавшей в финале.

1. e4 e5 2. Кf3 Кc6 3. Сb5 a6 4. Сa4 Кf6 5. 0-0 Сe7 6. Лe1 b5 7. Сb3 0-0 8. c3 d6 9. h3 Кa5 10. Сc2 c5 11. d4 Фc7 12. Кbd2 Сd7 13. Кf1 Лfe8 14. Кe3 g6 15. de. Теперь вся игра разгорится вокруг пункта d5.

15...de 16. Кh2 Лad8 17. Фf3 Сe6 18. Кhg4 К:g4 19. hg Фc6 20.g5. Проще 20. Фg3 f6 21. g5, например 21…Крh8 22. b3 Лf8 23. Кd5! С:d5 24. ed Ф:d5 25. gf С:f6 26. Сh6 с перевесом у белых (Болеславский - Таль, Тбилиси, 1957).

20…Кc4. После 20…С:g5 21. Кd5! С:с1 22. Кf6+ на доске возникали необозримые осложнения.

21. Кg4 С:g4 22. Ф:g4 Кb6 23. g3 c4 24. Крg2 Кd7 25. Лh1 Кf8 26. b4! На королевском фланге белым не удалось прорваться, и они переключаются на ферзевый.

26...Фe6. Заслуживало внимания 26…а5, но не годилось 26...cb? 27. С:b3 Ф:c3 28. Сe3 Лd7 ввиду 29. Л:h7!

27. Фe2 a5 28. ba Фa6 29. Сe3 Ф:a5 30. a4 Лa8. К равенству вело 30...Ф:c3 31. ab.

31. ab Ф:b5 32. Лhb1 Фc6 33. Лb6! Фc7 34. Лba6. Фишер захватывает линию "b", но это еще не так опасно. 34…Л:a6 35. Л:a6 Лc8 36. Фg4 Кe6 37. Сa4 Лb8 38. Лc6 Фd8? Решающая ошибка. После 38...Фd7! 39. Крh2 Лb1! 40. Лb6 Фd3 41. Л:b1 Ф:b1 42. Сd7 Кc7 43. Сc6 Фd3! партия, скорее всего, закончилась бы вничью.

39. Л:e6! Фc8. Плохо 39...fe 40. Ф:e6+ Крf8 41. Ф:e5. Но кажется, что за счет связки черные выигрывают качество.

40. Сd7! Эффектный заключительный удар. Черные сдались. После 40…Ф:d7 41. Л:g6+ они остаются без ферзя.

РЕШИТЕ ЭТЮД

Белые начинают и выигрывают

У белых три лишние пешки, но неприятельские слоны контролируют их движение, и кажется, от материального преимущества мало толку. Так и есть, победа достигается только после того, как белые избавятся от своих пешек...

(Ответ в следующем номере.)


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Шахматы»