Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ В МОСКОВСКОМ МАНЕЖЕ

А. ВЕКСЛЕР, генеральный директор Центра археологических исследований Главного управления охраны памятников г. Москвы , профессор.

14 марта 2004 года сгорел московский Манеж - бесценный памятник мировой архитектуры. Пожары в истории Москвы случались часто. И здание Манежа (экзерциргауза) появилось на пожарище, образовавшемся во время войны 1812 года. Москва тогда сгорела почти полностью. Но уже к пятой годовщине победы над армией Наполеона большинство зданий было отстроено вновь. Манеж воздвигли очень быстро, всего за шесть месяцев - торопились к параду войск в присутствии императора Александра I. Свыше двух тысяч солдат (целый пехотный полк) прошли парадным маршем перед российским императором, которому незадолго до этого салютовала Европа. Но несмотря на торопливость, воздвигли шедевр. Проект здания разработал генерал инженер Август Бетанкур, строительством руководили инженеры А. Л. Карбонье и А. Я. Кашперов. Огромное внутреннее пространство - 166,1 на 44,7 м - не имело ни одной подпирающей колонны. Для перекрытия здания была создана уникальная, не имеющая аналогов в мировой практике безопорная конструкция из деревянных ферм. Слава о Манеже разнеслась по всей Европе, иностранные инженеры приезжали знакомиться с системой перекрытий. Проект внешнего оформления здания создал известный архитектор О. И. Бове. Аркады оконных проемов, разделенные тосканскими колоннами, делали здание изящным и строгим. Кроме военных смотров в Манеже проходили выставки, благотворительные вечера, гуляния. В историю московской культуры вошел грандиозный концерт, устроенный в этом здании в 1867 году. Оркестром дирижировали Гектор Берлиоз и Николай Рубинштейн, на концерт пришли 12 тысяч зрителей. В 1872 году в Манеже работала Политехническая выставка. Много ярких событий сохранилось в послужном списке здания, давшего название центральной площади столицы. После 1917 года памятник архитектуры превратили в правительственный гараж. Прошло сорок лет, и москвичам возвратили Манеж - Центральный выставочный зал. Теперь он сгорел. Нас уверяют, что Манеж вскоре будет возрожден. Говорить об этом пока рано: на Манежной площади - строительные леса. А мы с помощью археологов можем заглянуть в прошлое этого пространства, названного Манежом.

Весной и летом 2004 года круглосуточно - ночью при прожекторах - специалисты и рабочие Центра археологических исследований Главного управления охраны памятников Москвы (ЦАИ) вели раскопки в московском Манеже, связанные с восстановлением после пожара этого выдающегося памятника архитектуры и истории. Перед началом было выполнено предварительное археологическое проектирование: изучены архивные документы, исторические планы, данные о бурении и др. В настоящее время в столице сложилась обстановка, благоприятная для развития археологии. Правительство Москвы, Москомархитектура, Департамент градостроительной политики, развития и реконструкции города считают предварительные археологические исследования столь же необходимой частью строительного "производственного цикла", как геологические или реставрационные работы.

Исследовать сразу всю площадку внутри стен Манежа было невозможно, потому что под зданием находятся и охранная зона метро, и теплотрассы, и коммуникации, а также подвалы и глубоко расположенные технические помещения, сохранившиеся с тех времен, когда здесь располагались правительственные гаражи. Все эти подземные сооружения существенно нарушили культурный слой, и в проекте организации археологических работ первоначально были выявлены "самые чистые", на наш взгляд, участки. Именно здесь заложили десять раскопов размером 8ґ8 м, вписанных в единую геодезическую систему квадратов 2x2 м. Размеры раскопов определяла длина стальных балок. Их сваривали для крепления бортов котлованов, стенки которых затем обшивали досками. Давление техногенных грунтов в центре Москвы чрезвычайно велико, и археологические раскопы разрабатывались с соблюдением технологии подземной проходки, а также правил техники безопасности.

Расположенные линейно, с небольшими интервалами, раскопы позволили получить графические разрезы горизонта культурного слоя и выявить археологическую страти-графию - систему напластований. Верхний горизонт под мощной бетонной плитой составляли отложения XVIII - начала XIX веков, в среднем трехметровой толщины. При раскопках древнерусских городов верхний слой зачастую снимают без всякого просмотра, с помощью механизмов. Между тем интересен московский опыт широкого исследования не только нижних древнейших слоев, но и всей толщи напластований, включая строительные ярусы XVIII - начала XX веков. Материалы постсредневекового периода стали привычной областью исследований для археологов Западной Европы и Америки, но ученые России такого опыта почти не имеют. Не вызывает сомнения, что так называемые поздние памятники также весьма важны для истории города, для городской этнографии, да и в практическом смысле - как объекты музейного показа. Поэтому разработка верхних напластований под бетонной плитой Манежа велась со всей возможной тщательностью. Найденные при раскопках архитектурные детали и строительные материалы связаны с историей сооружения здания и, несомненно, будут иметь значение для его последующей реставрации. В толще битого кирпича, извести, строительного мусора с включениями угля и золы встречались и бытовые предметы, посуда, осколки стеклянных штофов, глиняные курительные трубки, гладкие печные изразцы с ручной сюжетной и орнаментальной росписью.

Переборка земли вручную и использование металлодетекторов позволили обнаружить немало интересных бытовых вещей, в том числе многочисленные монеты, чеканенные при Петре Великом и его преемниках вплоть до Александра I. Уникальна золотая двухрублевая монета, появившаяся в результате денежной реформы Петровского времени. Она отчеканена в 1720 году на Кадашевском монетном дворе в Замоскворечье. На лицевой стороне монеты - погрудное изображение императора Петра I в лавровом венке и латах, поверх которых надет плащ, скрепленный на правом плече пряжкой. На груди императора - пальмовая ветвь. Слова круговой надписи на лицевой стороне: "ЦРЬ ПЕТРЬ АЛЕЗШВИЧЬ. ВР (ВСЕЯ РОССИИ) САМОДЕРЖЕЦЬ" разделены точками. На оборотной стороне - изображение в рост святого апостола Андрея Первозванного, который обнимает левой рукой вертикальный косой крест, находящийся позади фигуры святого. Круговая надпись на оборотной стороне: "МОНЕТА. НОВА. ЦЕНА. ДВА РУБЛI 17-20". Цифры даты разделены фигуркой святого. Подобные монеты не встречались прежде при раскопках ни в Москве, ни в других российских городах. "Двухрублевик" в Москве не прижился - на Руси традиционно чтили Троицу, отсюда пошли три копейки и три рубля.

В горизонте XVIII века отмечены развалы кирпича, белого камня, мощные деревянные конструкции от стоявших здесь крупных купеческих домов. Как выглядели эти дома, можно судить по гравюре Жерара Делабарта "Катание с ледяных гор на реке Неглинной" (1790-е годы), где изображен торговый дом именитого купца Михаила Гусятникова. Торговые заведения, лавки и харчевни стояли тогда по всему берегу. Их вещественные следы обнаружили археологи в напластованиях верхнего горизонта культурного слоя.

В горизонте второй половины XVI-XVII веков, мощность которого составляла от 1,5 до 2 м, выявилась мощенная деревом Тверская дорога. Она проходила от кремлевской отводной башни Кутафьи в сторону Большой Никитской улицы, далее шла по Моховой и, свернув к Тверской, поднималась в гору. Мостовые состояли из округлых бревен и плах диаметром 20-30 см, уложенных на продольные мощные бревна-лаги. Археологам удалось проследить три-четыре яруса этого дорожного мощения, выполненного в разное время, - от царя Ивана Грозного до Алексея Михайловича. Близ мостовых найдены многочисленные железные обувные подковки, изрядное количество потерянных монет (медных пул и серебряных копеек), западноевропейских и русских торговых пломб. В этом горизонте обнаружен также разнообразный бытовой инвентарь: изделия из кованого железа, ножи, ножницы, светцы для лучин, конские удила, хомуты. В погребах сохранились крупные толстостенные сосуды для хранения зерна, так называемые "корчаги".

В жилых срубах ярко выделялись пятна обожженной глины от печей, встречались рельефные изразцы: красные (без поливы), муравленые (зеленые), "ценинные" (полихромные). Особый интерес представляют стоявшие во дворах живших тут стрельцов открытые печи из глины, из сырцового кирпича: летом пища готовилась на воздухе.

Неоднократно отмечены в этом горизонте находки оружия и предметов воинского снаряжения: железные наконечники стрел, свинцовые пули, обрывки кольчужных доспехов, что вполне естественно, поскольку со времен Ивана Грозного в районе будущего Манежа и Манежной площади располагалась слобода Стремянного стрелецкого полка личной гвардии государя. Именно эти стрельцы, стоявшие у "стремени" царя, поражали иностранцев высокой выучкой, стрелковым и артиллерийским искусством. Они пользовались особым покровительством государя и поэтому были размещены в непосредственной близости от Кремля.

. В основании горизонта слободской застройки под Манежем выявлены отложения чистого, "стерильного" песка, который покрывал угольные прослойки. Летописи того времени отмечают большой пожар 1493 года, тогда, согласно указу великого князя Ивана III, все дворы, лавки и церкви на берегу реки Неглинной были снесены, и пространство в 109 саженей (более 200 м) от кремлевской стены велено было не застраивать в целях оборонных и противопожарных. На древних планах здесь показано незастроенное "застенье", и в отложениях культурного слоя отмечается некоторый временной разрыв.

Под горизонтом без сооружений и находок выявлены глубокие бревенчатые погреба XIV-XV веков, следы застройки посада Занеглименья великокняжеского времени. Здесь обнаружены разнообразная хозяйственная утварь, украшения, ремесленные инструменты. Сооружения этого горизонта датированы не только по стратиграфии и комплексам керамики, но и по монетам. В числе редчайших нумизматических находок - одна из первых русских монет: серебряная "денга", чеканенная в конце XIV - самом начале XV века князем Владимиром Андреевичем Храбрым, героем Куликовской битвы. Одновременно с Дмитрием Донским, чеканившим монеты в Москве, он начал чеканку в своем уделе в Серпухове. Наряду с этим отечественным уникумом обнаружен западноевропейский "артиг", монета Ливонского ордена крестоносцев, чеканенная в Ревеле (Таллине). В Новгороде Великом до появления около 1410 года собственной "денги" западноевропейские монеты находились в обращении и именовались "артуги". Можно, пожалуй, предположить, что и в Москву монета попала не с рыцарем-крестоносцем, а с новгородским гостем-купцом, тем более что здесь же начиналась Волоцкая дорога, шедшая в Новгород через Волок на Ламе. В Москве за многие десятилетия археологических исследований такая монета найдена впервые.

И, наконец, особое место среди находок археологического комплекса этой эпохи занимает стальной меч, обнаруженный в материковой яме под слоем угля вместе с керамикой конца XIV века. Предположительно, меч был укрыт на сгоревшей феодальной усадьбе при внезапном нападении на Москву хана Тохтамыша в 1382 году. Летопись так описывает "Тохтамышево разорение": "... и бысть оттоле огнь, а отселе меч, овии, от огня бежачи, мечем помроша, а друзии от меча бежачи, огнем згореша". У побывавшего в огне меча, имеющего длину 94 см, отлично сохранились и клинок и рукоять, увенчанная металлической шишкой. Подобные мечи известны исследователям по многочисленным иллюстрациям в Никоновской летописи, но на территории Москвы прежде изредка встречались только части этого боевого оружия. Меч был характерным оружием всадника-феодала, именуемого в древнерусских документах как "меченоша" или "мечник". Владельцем меча, найденного археологами, мог быть дружинник великого князя, который после одного из самых трагических событий в истории Москвы XIV века так и не смог вернуться за своим оружием.

При исследованиях самого нижнего горизонта напластований под Манежем, на 6-7-метровой глубине, отмечены находки раннего периода истории города. Найденные в материковых впадинах обломки стеклянных браслетов, шиферные пряслица, грубая, так называемая "серая", керамика датируются XII-XIII веками. В это время здесь, в Заречье, располагался один из самых ранних московских посадов.

Неожиданным сюрпризом для исследователей оказались обнаруженные в материке более четырех десятков захоронений. В погребальном инвентаре есть украшения, характерные для восточных славян: перстнеобразные колечки, которые гирляндами свисали у висков, сложновитые проволочные браслеты и решетчатые перстни на руках, аналогичные находкам в курганах вятичей, в области груди у одной из женщин оказалась серебряная витая гривна. Любопытно, что в то же захоронение положили и медный пинцет, который и тогда славянки использовали для косметических целей. Кстати, по форме пинцет почти не отличается от современного. Некрополь, обнаруженный в основании напластований, - древнейший из известных за пределами Кремля. Но если здесь было кладбище, значит, рядом стоял и храм, о существовании которого не сохранилось никаких письменных известий. Напомним, как Лаврентьевская летопись в рассказе о нашествии Батыевой Орды на Москву в 1238 году горестно отмечала, что "...град и церкви святые огневи предаша, а монастыри и села пожгоша". Остается надеяться, что один из этих храмов, возвышавшихся до Батыева нашествия в Занеглименье, удастся со временем обнаружить.

На Манеже сейчас полным ходом ведутся строительные работы, а у археологов в разгаре научные исследования коллекции, в которой более 4000 ценных находок. Проводится их кропотливая реставрация в лабораториях некоторых научных учреждений. Серьезную поддержку в раскопках на Манеже городским археологам оказали ученые институтов археологии и географии РАН. Комплексные естественно-научные исследования на археологических раскопках проводились известным почвоведом и палеогеографом профессором А. Л. Александровским. Ученый выявил ряд важных моментов, характеризующих природную среду, в которой жили москвичи в период Средневековья. Теперь мы знаем, как складывался исторический ландшафт исследованной территории.

Первые признаки освоения надпойменной террасы реки Неглинной человеком представлены пахотным горизонтом. Его остатки выявлены в ряде мест на склоне террасы. Именно славяне-вятичи, земледельцы, современники Юрия Долгорукого, изначально пахали землю и пасли стада на берегах Неглинной. Здесь же был устроен, как уже отмечено, и один из первых московских погостов. По данным археологических и геоморфологических исследований, могильник располагался на поверхности террасы и на верхних частях ее восточного и северо-восточного склонов. Для анализов - химических, радиоуглеродных, дендрологических - собрана коллекция проб и образцов. Надеемся, что результаты исследований принесут ценную информацию в дополнение к изысканиям археологов.

Так, уже первые результаты химических анализов показали высокую концентрацию некоторых элементов, свидетельствующую о наличии на исследуемой территории металлургического производства, а также об использовании москвичами различных веществ в быту. В некоторых из проанализированных костяков выявлены повышенные концентрации ряда токсических элементов, это свидетельствует о связях жителей района с производством, а также позволяет сделать заключение о влиянии этих веществ на здоровье и поведенческие реакции древних москвичей. С помощью методик естественных наук получена предварительная информация о составе и датировке древесных пород, из которых укладывались мостовые, строились дома и хозяйственные постройки.

После завершения раскопок коллекция находок была представлена в Белых Палатах - популярном у москвичей выставочном зале Главного управления охраны памятников Москвы. В дальнейшем предполагается создание постоянной археологической экспозиции уже в просторных подземельях Манежа.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «По Москве исторической»