Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Э. КРУГЛЯКОВ: НАУКА И ЛЖЕНАУКА НЕ МОГУТ СОСУЩЕСТВОВАТЬ МИРНО

- Эдуард Павлович, как вы оцениваете первый симпозиум по антинауке? Удовлетворены ли вы его результатами?

- Проведение такого симпозиума, безусловно, положительное явление, хотя некоторые мои ожидания не оправдались, и поэтому я не могу сказать, что полностью удовлетворен его работой. Прежде всего, для меня оказалось полной неожиданностью, что наш симпозиум вызвал большой интерес у представителей лженауки. Но, с другой стороны, на симпозиуме прозвучало много глубоких мыслей. Взять хотя бы слова о нынешнем оглуплении человечества - так ведь оно и есть!

- Участники симпозиума использовали разные термины: "антинаука, псевдонаука, лженаука". В чем разница между ними?

- Действительно, звучало много терминов: кроме перечисленных фигурировали еще паранаука и даже "бандитская наука". Думаю, над всей этой терминологической неразберихой придется поработать нашим философам. Лично для меня существуют два понятия - наука и "не наука". Что касается термина "лженаука", то я под ним понимаю ту "не науку", которая под видом науки делается на деньги государства. Описания же "чудесных" явлений за собственный счет я бы отнес к паранауке.

- Давно ли Комиссия, которую вы возглавляете, сотрудничает с Российским гуманистическим обществом? Что общего в деятельности этих двух организаций и в чем основное различие?

- Это наше первое совместное мероприятие. Гуманистическое общество в большей степени занимается борьбой с экспансией религии в светскую жизнь, точнее - со срастанием церкви и государства, безусловно, молчать об этом нельзя. У комиссии другая цель: изменить отношение общества к науке. Для этого надо популяризировать достижения отечественной науки, выводить "на чистую воду" всякого рода жуликов вместе с их высокопоставленными покровителями. За три года работы нам уже удалось кое-чего достичь: некоторые массовые издания перестали печатать астрологические прогнозы, кое-где появились разделы, посвященные науке. Когда президент В. Путин был в нашем институте (Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН. - Ред.), я обратился к нему с просьбой о государственной поддержке научно-популярных изданий для юношества. Такая литература у нас практически исчезла. Владимир Владимирович согласился с тем, что это важное дело.

Сейчас комиссия добивается обязательной и очень серьезной экспертизы тех научно-технических проектов, которым государство намерено оказывать финансовую поддержку. О чем идет речь? Все еще продолжается разбазаривание бюджетных средств на крупнейшую аферу нашего времени, связанную с "торсионными технологиями". Интересно, что никто из серьезных физиков (не только у нас, но и за рубежом) торсионные поля не наблюдал, но дивиденды прохвостам эти поля дают, и немалые. Насколько я знаю, кое-где до сих пор занимаются антигравитацией. Так вот, если будет проводиться действительно серьезная экспертиза, все это жульничество прекратится.

- Как вы считаете, целесообразно ли вашей комиссии взаимодействовать с американским и европейским обществами скептиков или российские проблемы слишком отличаются от европейских и американских?

- Нам было интересно встретиться с коллегами из Европы и Америки, но, как говорится, нам бы их заботы. Мы действительно находимся в разных условиях. В таком масштабе, как у нас, в государственных структурах США и европейских стран лженауки и мракобесия нет. Там это лишь эпизоды. Например, в 50-е годы в США появился человек, демонстрировавший антигравитацию. На исследования ему выделили один миллион долларов, с которыми он потом благополучно сбежал в Южную Америку. Так вот, в то время у нас Министерство обороны не занялось антигравитацией только потому, что Петр Леонидович Капица наотрез отказался подписать "карточку" на открытие подобного проекта.

Общество скептиков в основном занимается проверкой заявлений о паранормальных явлениях. Приведу только один пример. В Италии проверили лозоходцев. Проложили три подземные трассы с водой и предложили довольно внушительную сумму тому из лозоходцев, кто определит геометрию хотя бы одной трассы. Приз остался у организаторов. Увы, наши средства массовой информации подбрасывают нам столько нелепостей, что проверить их все просто не представляется возможным. Вся наука остановится. В наших условиях куда опаснее всевозможные околонаучные фальсификации. Тем не менее у нас и у зарубежных скептиков есть общие заботы и проблемы. Так, в Европе - в Венском университете и в Сорбонне (!) - отмечены первые попытки выпустить дипломированных астрологов. Скептикам удается противостоять таким тенденциям. У нас безобразий побольше. Некоторые из наших новоявленных "академий" тоже "пекут" докторов и профессоров астрологии. К сожалению, этим дело не ограничивается. Бизнес на дипломах ширится. Сегодня, к примеру, ничего не стоит получить липовый диплом доктора медицинских наук или профессора. Кстати, "ничего не стоит" - не совсем точно. Стоит это немалых денег. А государство делает вид, что все нормально: Закон о науке принят. По мнению многих членов нашей комиссии, нормально будет лишь тогда, когда за выдачу липовых дипломов последует уголовная ответственность.

Хочу добавить, что есть у нас с обществами скептиков еще одна серьезная общая проблема: альтернативная медицина. Вообще говоря, этой проблемой должна заниматься Академия медицинских наук, но она по непонятным причинам отмалчивается. Но есть в альтернативной медицине дела и по нашей части. Шулеры, выпускающие приборы-пустышки, якобы излечивающие от множества болезней, частенько утверждают, что их прибор генерирует гравитационные поля, или придумывают еще какую-нибудь глупость. Вот в таких случаях члены нашей комиссии могут "ославить" прибор, даже если он снабжен положительным заключением Минздрава.

- Среди ученых существует мнение, что бороться с лженаукой бессмысленно, что это пустая трата сил и времени. Что вы думаете по данному поводу?

- По моим сведениям, термин "лженаука" впервые введен византийской принцессой Анной Комниной в конце XI века. С тех пор лженаука живет и здравствует. Но сегодня она настолько хорошо организована, влиятельна и сильна, что представляет реальную опасность для науки и для общества. Фактически происходит сращивание чиновничества властных структур с лженаукой на основе коррупции. Делать вид, что нас это не касается, оставлять все это без внимания нельзя. Так что нужно с лженаукой бороться.

Среди членов нашей комиссии, которые активно борются с лженаукой, я бы особенно выделил академиков В. Л. Гинзбурга и Е. Б. Александрова. Кроме того, сейчас у нас подобралась активная команда ученых, не входящих формально в состав комиссии, но обладающих даром писать интересно и понятно. Эти люди в состоянии вести дискуссии, писать разоблачающие статьи. Недавно "Литератур ная газета" открыла отдел науки. Появился даже подраздел "Антинаука". Полосы, посвященные науке, появляются в "Парламентской газете", в "Известиях". Кстати, в последней перестали печатать астрологические прогнозы. Словом, лед тронулся.

- Как вы считаете, не надо ли вашей комиссии более тесно общаться с журналистами, пишущими о науке: проводить семинары, встречи, дискуссии? Ведь, как было сказано в одном из докладов, представленных на симпозиуме, ученые зачастую сами неверно подают свои результаты, например переоценивают их значимость, или вообще отказываются от общения с журналистами, что приводит к искажению информации.

- Среди журналистов, пишущих о науке, очень много случайных людей. Почему ученые плохо идут на контакт? Потому что после того, как "с четвертого приближения" получается замечательный текст, его до неузнаваемости переделывает газетный редактор, так что текст оказывается искаженным или бессмысленным. Разве можно так работать?

- В последнее время появилось понятие "корпоративная наука", то есть наука, которую "делают" крупные компании, например фармацевтические. Их цель - получение прибыли, и зачастую публикуемые результаты таких исследований перечеркивают достижения конкурирующих отраслей (к примеру, производящих нутриенты). Причем публикации появляются в солидных научных изданиях, сенсацию раздувают средства массовой информации. Позже выясняется, что эксперименты были проведены некорректно или неверно интерпретированы. Как вы оцениваете такую науку?

- Да, проблема "корпоративной науки" действительно существует. Можно упомянуть возможные точки приложения такой "науки": озоновые дыры, парниковый эффект, фармацевтика. Но я бы поостерегся сегодня от однозначных суждений. Давайте немного подождем.

См. в номере на ту же тему

Т. ЗИМИНА - Наука, антинаука и мировой кризис.

Джо Никелл: мистическое мышление опасно для жизни.

Против лженауки, шарлатанства и иррационализма в России.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Интервью»

Детальное описание иллюстрации

На заключительном заседании участники симпозиума подвели итоги дискуссии. На фото слева направо: академик Э. П. Кругляков (на трибуне), председатель американского Общества скептиков профессор Пол Куртц и председатель Российского гуманистического общества профессор В. А. Кувакин.