Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

"ЗОЛОТАЯ ДЕСЯТКА"

Виталий БАБЕНКО

Два года назад на Земле произошло знаменательное событие. Только на него мало кто обратил внимание. А событие важное: численность населения Земли перевалила через круглую и очень солидную цифру - 6 000 000 000 человек. Много это или мало?

ДВА С ПОЛОВИНОЙ ГЕКТАРА

Гектар - мера земельной площади в метрической системе мер, обозначается га. 1 га = 10 000 м2 = 100 ар = 0,01 км2 = 0,9153 десятины.
Энциклопедический словарь

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Шесть миллиардов чего бы то ни было очень трудно вообразить. Можно лишь понять, что число людей на планете просто колоссально. Если на живой вес, это примерно 300 миллионов тонн. Если уподобить человека тепловой машине, вырабатывающей в ходе жизнедеятельности около одного ватта в час, то нынешнее человечество - это рассеянный по планете калорифер с потрясающей мощностью, 150 гигаватт в сутки. Поделив же площадь земной суши на численность населения планеты, получим на каждого человека всего-навсего два с половиной гектара территории - причем любой, включающей горы, ледники, пустыни, болота и прочие неудобицы.

Реально ли подсчитать, сколько вообще должно быть людей на нашей планете? Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, попробуем разобраться: а сколько нас было до сих пор.

По некоторым оценкам, за всю историю цивилизации на Земле успело прожить 100 миллиардов человек. В тысячном году до нашей эры Землю населяли около 100 миллионов человек (это население нынешней Нигерии). К началу эры численность обитателей планеты удвоилось (сегодня примерно столько же живет в одной Индонезии). И дальше человечество двигалось все с той же неспешной скоростью - чуть больше десяти человек в час. За первое тысячелетие новой эры прирост составил все те же сто миллионов. Во втором тысячелетии темп убыстряется, и к середине XVII столетия на Земле живут уже 500 миллионов человек (это около половины населения нынешней Индии), а примерно в 1804 году земляне получили свой первый миллиард.

К этой цифре цивилизация шла много тысячелетий. О дальнейшем процессе уже не скажешь - "шел". В ХХ веке рост народонаселения понесся вскачь. 1927 год - второй миллиард. 1960 год - третий. Проходит 14 лет, и на Земле уже четыре миллиарда людей. Спустя 13 лет, в 1987 году, - пять миллиардов. А еще через 12 лет (год 1999-й) на планету пожаловал шестимиллиардный обитатель!

Итак, население планеты удвоилось меньше чем за сорок лет, а срок появления каждого из последних трех миллиардов сокращался, убывая на год. Неужели так и будет продолжаться? Седьмой миллиард - через 11 лет, восьмой - через 10… Оставаясь в рамках такой линейной логики, нетрудно подсчитать: начиная с 2064 года человечество, став шестнадцатимиллиардным, будет прибавлять по миллиарду в год, а потом и больше.

Однако, надо полагать, ничего подобного не произойдет. Динамика народонаселения подчиняется очень сложной математике (не только математике), и с линейной меркой к ней подходить нельзя. Кстати, и в приведенных цифрах есть спасительный ключик: удвоение с 2,5 (1950 год) до 5 миллиардов произошло за 37 лет, а с 3 до 6 миллиардов - все-таки за 39.

ПРИЗРАК КАТАСТРОФЫ

Перепись населения рассматривает людей как статистические единицы. А они не единицы. Каждый человек - это вселенная.
Эрнст Фридрих Шумахер

В далекие века демографические проблемы не пользовались каким-то вниманием ученых и широкой публики. Да и само слово "демография" введено в оборот французом Ашилем Гийяром лишь в 1855 году. И все же отдадим должное людям далекого прошлого: "практической демографией" они все-таки занимались. Переписи населения проводили еще в Древнем Вавилоне - сохранились соответствующие глиняные таблички. А в Древнем Риме "сенсусы" (так на латыни именовался статистический учет вообще и переписи населения в частности) стали непременной частью государственного делопроизводства. Надо ведь было знать, сколько где живет человек и какие с них собирать подати. История сохранила множество римских учетных документов с такими, к примеру, записями: "Helvetiorum censu habito, repertus est numerus millium CX", что означает "Численность гельветов, по проведении переписи, оказалась 110 тысяч".

В новое время первая перепись состоялась в колонии Новая Франция (Квебек) в 1665 году. Соединенные Штаты провели свою первую перепись в 1790 году. Спустя тридцать лет настало время переписей в Италии, Испании, Англии, Ирландии, Австрии, Франции. В 1851 году прошла перепись населения в Китае, а спустя десять лет - в России.

Говоря о демографии, нельзя не вспомнить о пионере этой области науки, английском экономисте и священнике Томасе Роберте Мальтусе. В то время, когда численность населения планеты подбиралась к первому миллиарду (1798 год), тридцатидвухлетний ученый анонимно опубликовал свое знаменитое "Эссе о законе народонаселения", в котором писал: "Население, если его не контролировать, увеличивается в геометрической прогрессии. Средства пропитания возрастают всего лишь в арифметической прогрессии. Даже поверхностное знакомство с числами покажет, что первая последовательность несоизмерима со второй".

По логике британского ученого, населению Англии предстояло удваиваться каждые 25 лет, и к 1950 году эта страна должна насчитывать 704 миллиона жителей, в то время как ее территория может прокормить только 77 миллионов. Следовательно, нужно предпринять какие-то решительные меры, сдерживающие численность населения. История, однако, довольно быстро показала, что с пресловутыми арифметической и геометрической прогрессиями не все так просто. В конце XIX столетия в Англии проживало не 200 миллионов человек, как следовало из расчетов Мальтуса, а всего тридцать восемь, и жилось им, кстати, куда лучше, чем двенадцати миллионам веком раньше. К 1950 году страшной цифры, предсказанной Мальтусом, тоже не образовалось: население Соединенного Королевства только-только достигло 50 миллионов человек. Да и сегодня численность проживающих в Великобритании - менее 59 миллионов - вполне позволяет этой стране прокормить себя.

Но вдруг Мальтус прав в долговременной перспективе? Как бы марксисты не поносили "реакционного экономиста", а между тем Фридрих Энгельс почти век спустя после появления работы Мальтуса отдал должное проблеме демографического кризиса. В 1881 году он заметил: "Абстрактная возможность такого численного роста человечества, которая вызовет необходимость положить этому росту предел, конечно, существует".

Запомним выражение "предел роста" и перенесемся в 60-е годы ХХ века - чтобы разобраться в сегодняшней ситуации, весьма важно понять демографические настроения того времени. Одним из наиболее популярных в интеллектуальных кругах терминов тогда был "демографический взрыв". Появилось множество мрачных прогнозов (научных работ, художественных произведений, публицистических выступлений), которые предрекали страшную скученность мира в самом ближайшем будущем и как следствие - голод, эпидемии, войны.

Почему именно в 60-е годы люди с особой остротой отнеслись к опасности перенаселения? Дело в том, что человечество выкинуло фокус. Ни накануне Второй мировой войны, ни тем более в первое десятилетие после нее особо страшных демографических прогнозов не появлялось. Наоборот, в большинстве развитых стран считали, что темпы прироста населения идут на убыль: в войне погибли десятки миллионов молодых мужчин в самом репродуктивном возрасте, а на горизонте вставал призрак атомной катастрофы, отнюдь не вселявший веру в светлое завтра.

И вдруг резкий скачок. Еще вчера (в 1930 году) на планете было два миллиарда человек, а сегодня, в 1960-м, - после Великой депрессии, жесточайшей мировой войны и целой серии войн локальных - на миллиард больше. Конечно, объяснения нашлись. На планете стабильно росла рождаемость (особо быстро в развивающихся странах), прогресс медицины и здравоохранения сократил детскую смертность и увеличил среднюю продолжительность жизни, перед антибиотиками отступили многие смертельные болезни. Впрочем, объяснения не очень-то успокаивали...

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НА ПЕРЕПУТЬЕ

Мы отягощаем собой мир; его богатств едва хватает, чтобы поддержать наше существование. По мере того как возрастают наши потребности, нарастает и ропот, что природа уже не в силах обеспечить нам пропитание.
Квинт Септимий Тертуллиан (жил во II-III веках н. э.)

К концу бурного десятилетия 60-х обеспокоенность ученых будущим планеты достигла высокого накала, что хорошо видно на примере Римского клуба. Эта престижная международная общественная организация была создана в 1968 году, ее цель - крупномасштабные социально-экономические исследования и мобилизация усилий человечества на решение глобальных проблем. Последовали доклады ученых разных стран Римскому клубу. Первый из них - "Пределы роста" (1972), написанный группой американских ученых под руководством Д. Медоуза, затем "Человечество на перепутье" (1974) М. Месаровича и Э. Пестеля и, наконец, "Пересмотр международного порядка" (1976) Я. Тинбергена. Эти доклады, обрисовав весьма мрачные перспективы дальнейшего развития цивилизации и выдвинув довольно жесткие рекомендации по сдерживанию роста, наделали немало шума. Чего стоит хотя бы эпиграф к одной из глав доклада "Человечество на перепутье": "Мир болен раком, и этот рак - человек".

Где же выход? Может быть, мировая катастрофа неизбежна и ничего уже нельзя предпринять? Группа Д. Медоуза (составитель первого доклада Римскому клубу) считала, что катастрофу можно предотвратить, если кардинально изменить современные тенденции развития человечества. Ученые предложили конкретные меры: стабилизировать население на уровне 1975 года; продолжить рост капитала только до 1990 года, а потом его стабилизировать; сократить потребление ресурсов на душу населения до одной восьмой уровня 1970 года и уменьшить интенсивность загрязнения среды обитания человека в четыре раза по сравнению с тем же 1970 годом. Только эти жесткие меры позволят перейти от безудержного роста к "нулевому" и добиться "глобального равновесия" - такого состояния цивилизации, когда "основные материальные потребности каждого человека, живущего на земле, будут удовлетворяться и каждый получит равные возможности для реализации своего индивидуального человеческого потенциала".

Группа Д. Медоуза даже построила компьютерную "модель мира" и выполнила расчеты, которые показывали неизбежность коллапса при дальнейшем росте промышленного производства и народонаселения. Однако выводы группы и ее практические рекомендации встретили резкую критику. Авторов "пределов роста" назвали экологическими пессимистами.

Разумеется, теорию "нулевого роста" немедленно подхватили писатели-фантасты (во многих произведениях она встречается и по сей день). Однако эта идея просуществовала не столь долго. Уже автор третьего доклада Римскому клубу, Ян Тинберген, пришел к выводу, что человечество успешно справится с грозящими ему бедами, отнюдь не прибегая к такому крайнему средству, как торможение и тем более остановка роста.

70-е годы ХХ века. Демографический взрыв продолжается, население мира растет пугающе быстро, казалось бы, отнимая всякие надежды на нормальное будущее. Это подтверждает своими подсчетами западногерманский футуролог Г. Шнайдер: 200 тысяч человек прибавляются в мире ежедневно (население небольшого города), каждую неделю на Земле появляется как бы новый город размером с Мюнхен, Варшаву или Киев, каждый месяц - страна, равная Дании, Эквадору или Гватемале, а каждые три года - такие страны, как США или СССР, каждые пять лет - еще одна Южная Америка, Западная Европа или Африка.

Именно в 70-е годы на страницах разных изданий замелькало выражение "золотой миллиард". Как считали тогда многие экологи, планета может выдержать на себе около миллиарда разумных существ. Если же землян станет больше - это прямой путь к истощению ресурсов, необратимым изменениям в экологии и, следовательно, к катастрофе.

Но ведь уже тогда на Земле проживало в четыре раза больше людей! Куда девать три миллиарда "незолотых" разумных обитателей, вдруг ставших лишними?

НЕ КАТАСТРОФА, А ПЕРЕХОД

Демографический взрыв - это проблема проблем политики.
Томас Генри Гексли

В 1980 году по заданию администрации Президента США Картера был подготовлен доклад "Год 2000", в число его авторов входил известный ученый Герман Кан - его называли "отцом футурологии". Этот труд был опять-таки полон неомальтузианских пророчеств. Он рисовал будущее, исходя из условий "пределов роста", и в этом будущем не очень-то хотелось жить: авторы предрекали, что в 2000 году мир окажется сильно загрязнен, перенаселен, нестабилен, будет ощущаться нехватка всего и вся, большинство стран охватит разруха.

Прошло всего три года, и мир познакомился с новым докладом - "Год 2000, пересмотренный". Как по мановению волшебной палочки, будущее человечества разительно изменилось. От позиций, изложенных в докладе "Год 2000", не осталось и следа. Авторы (тот же Герман Кан и его коллега Джулиан Саймон) честно и прямо заявили: "Все не так". "Если сохранятся существующие тенденции, то мир в 2000 году будет менее перенаселен, менее загрязнен, более стабилен в экологическом смысле и менее податлив разрушительным процессам, связанным с нехватками сырья и продовольствия, чем тот мир, в котором мы живем сейчас".

Причина столь принципиальных различий между двумя докладами весьма проста: "Год 2000" был заказан администрацией Картера, преследовавшей вполне конкретные политические цели, а "Год 2000, пересмотренный" финансировался из частных источников, и его подготовили люди, которые уже не работали на правительство. Впрочем, не только в заказчике дело. Дистанция, отделяющая "двухтысячный пересмотренный" от "двухтысячного мрачного", - свидетельство серьезнейших перемен как в реальном осмыслении глобальных проблем, стоящих перед цивилизацией, так и в анализе демографических тенденций. А еще - это был своего рода сигнал: надо переходить от панических криков к серьезному анализу и трезвым действиям.

Здесь пора познакомить читателей с понятием "демографический переход". Оно отражает давно замеченный факт, что на определенном этапе развития страны, региона или человечества в целом вдруг резко увеличивается темп прироста населения. Но затем темп столь же резко спадает, и численность населения выходит на стабилизированный режим. Самое важное в этом - определить начало и протяженность того и другого этапа, осознать количественные параметры стабилизации и по возможности выразить математической моделью.

Тот же "отец футурологии" Герман Кан дал свое, весьма поэтичное описание демографического перехода: "Мы находимся посреди четырехсотлетнего Великого перехода, двигаясь по пути прогресса от того времени, когда люди почти повсеместно были малочисленны, бедны и отданы на милость природных сил, к тому времени <...>, когда раса человеческая почти повсеместно будет многочисленна, богата и в основном подчинит себе природные силы".

Однако, по мнению американского ученого Стивена Джиллетта, демографический переход начался только в XVIII веке и произошел он сначала во Франции, затем распространился по всей Европе, а в наше время охватил весь мир. При этом количество людей на Земле не столько зависит от политической воли или экономических обстоятельств, сколько подчинено природным регуляторам. Культура и технология также выступают в качестве регуляторов, более того, демографический переход сам по себе побуждает людей к созданию новых экономических и социальных структур, требующих ограничения рождаемости.

Классический пример демографического перехода дает Великобритания. В течение XVIII века население этой страны удвоилось, к середине XIX удвоилось еще раз, а затем темп прироста начал спадать. В 1900 году в Соединенном Королевстве проживали около 40 миллионов человек, за первую половину ХХ века прибавилось всего десять миллионов, а за вторую - меньше десяти миллионов. По современным прогнозам, к середине XXI столетия количество жителей Великобритании не только не увеличится, но даже несколько уменьшится. Можно утверждать: демографическая кривая здесь стала горизонтальной прямой, численность населения стабилизировалась и будет длительное время держаться на уровне 56-58 миллионов человек.

От понимания особенностей демографического перехода в отдельных странах не так-то просто перейти к глобальным характеристикам: слишком много факторов надо учитывать, для чего требуется нетривиальная математическая модель. Такую модель удалось построить известному российскому ученому Сергею Петровичу Капице. Теория роста населения Земли С. П. Капицы увидела свет в 1998 году и сразу стала заметным событием в демографической науке. Он рассказал о ней и на страницах журнала "Наука и жизнь" (№ 3, 1998 г.). Модель действительно объясняет, что происходило с народонаселением мира в прошлом, дает четкий анализ сегодняшних тенденций и позволяет уверенно прогнозировать демографическую динамику на длительный срок. Но здесь лучше процитировать самого С. П. Капицу:

"Продолжительность перехода составляет всего… 84 года, однако за это время, составляющее 1/50000 всей истории человечества, произойдет коренное изменение характера его развития. Несмотря на краткость перехода, это время переживет 1/10 всех людей, когда-либо живших. Острота перехода в значительной мере обязана синхронизации процессов развития, тому сильному взаимодействию, которое осуществляется в демографической системе. Такой процесс, характерный для нелинейных явлений, происходит благодаря глобализации, развивающейся в современном взаимосвязанном мире.

Именно ударность, обостренность перехода, когда его характерное время оказывается меньше средней продолжительности жизни в 70 лет, приводит к нарушению тех длительных, выработанных за тысячелетия нашей истории ценностных и этических представлений. Сегодня принято говорить, что связь времен нарушается, и в этом можно видеть причину неравновесности процесса роста, неустроенности жизни и… причину характерного для нашего времени стресса.

Существен вывод о стабилизации населения мира после демографического перехода… Предел роста численности следует искать не в глобальном недостатке ресурсов, а в системных закономерностях развития человечества. Заключение, к которому приводит модель, состоит в общей независимости глобального роста от внешних условий... Более того, до сих пор и, по-видимому, в обозримом будущем такие ресурсы будут иметься и позволят человечеству пройти через демографический переход, при котором население увеличится всего в 2,5 раза. Этот вывод можно сформулировать как принцип демографического императива, как следствие имманентности системного роста человечества".

Итак, современным людям выпало жить посреди короткого и очень энергичного демографического перехода всего человечества. Видимо, самая острая фаза уже позади, и впереди нас ждет уверенное снижение темпов прироста человечества, а через несколько десятилетий, к середине XXI века, население Земли стабилизируется на уровне примерно 10, максимум 12 миллиардов человек. (Это, кстати, полностью совпадает с демографическим прогнозом отдела народонаселения ООН, по которому к 2050 году на планете будет насчитываться от 7,3 до 10,7 миллиарда жителей.)

Выводы теории подтверждает и практика последнего десятилетия. Утихли страсти вокруг "неминуемой" демографической катастрофы. Статистика народонаселения выглядит вполне обнадеживающей. Темп прироста населения Земли, который в 60-е и начале 70-х годов прошлого века держался на уровне двух процентов в год (в основном за счет развивающихся стран, где он достигал даже трех с половиной процентов), снизился менее чем до двух процентов в начале его последнего десятилетия, а в 1995-2000 годах и вовсе составлял один процент с третью. Мы движемся в будущее со скоростью девять тысяч человек в час, и скорость эта снижается.

"СТАРЫЙ" НОВЫЙ МИР

Всякий, кто способен вырастить два колоска пшеницы на том месте, где раньше рос только один… заслуживает высшей похвалы человечества, для своей страны он делает гораздо больше, чем все политики вместе взятые.
Джонатан Свифт

Крупномасштабное демографическое будущее планеты видится из нашего сегодня довольно четко. Примерный прогноз таков. Через 50 лет население Азии составит более пяти миллиардов человек, Африки - достигнет почти двух миллиардов, население же обеих Америк довольно существенно превзойдет миллиард. А вот старушка Европа прибавит в численности совсем немного: в ней будут жить чуть больше 600 миллионов человек. 56 стран покажут отрицательный прирост (там смертность превысит рождаемость). Это все европейские страны, Китай и Япония. С демографической точки зрения, ничего необычного в этом нет, можно считать, что демографический переход в таких странах закончился и они обрели стабильное состояние.

Однако Россия стоит как бы особняком. Как ни печально, но последние годы смертность у нас значительно превышает рождаемость: на каждую тысячу жителей рождается 9 человек, а умирает 16. Минус 0,7 процента прироста в год - это демографическая катастрофа. Если такая тенденция сохранится, то к 2050 году население России будет насчитывать лишь 120 миллионов человек и она перейдет по этому показателю с седьмого на четырнадцатое место в мире (пропустив вперед Нигерию, Бангладеш, Эфиопию, Конго, Мексику, Филиппины и Вьетнам).

Можно с уверенностью сказать, что в XXI веке большинство населения мира будет жить в городах. Процесс урбанизации начался давно, и нет оснований считать, что он скоро закончится. Уже сейчас в городах проживает почти половина населения мира, то есть чуть меньше трех миллиардов человек, хотя полвека назад доля городских жителей не составляла и трети. Однако выразить урбанизацию в точных числах становится все труднее: одно дело - классический город, а другое - городская агломерация, которая вбирает в себя и пригороды, и "спальные" районы, и поселки, и промышленные зоны, вынесенные за черту города, и нежилые пространства, и застройку вдоль автотрасс, которые соединяют былые города, слившиеся в единое целое.

На рост населения и распределение его по планете влияет множество факторов, в том числе и климатические условия. Не исключено, что в результате глобального потепления уровень Мирового океана начнет понемногу подниматься. А ведь почти две трети населения мира обитает на побережьях, по крайней мере, в пределах 60-километровой прибрежной полосы! Причем огромное количество людей в Азии и Африке живут в низинах и дельтах рек. Если океан начнет наступать, это приведет к массовым миграциям, что самым непредсказуемым образом повлияет на демографическую ситуацию.

Еще один важный процесс. Постарение мира, увеличение доли пожилых людей в общей численности населения - прямой результат успехов медицины. Сейчас на планете примерно 66 миллионов человек в возрасте более восьмидесяти лет (меньше процента). Через пятьдесят лет их количество увеличится в шесть раз и, приблизившись к 400 миллионам, составит не менее четырех процентов. Количество "самых старых", то есть тех, кому за сто, возрастет в 16 раз, их станет 2,2 миллиона.

Пока мир еще весьма молод: сейчас детей на планете (30%) в три раза больше пожилых (10%). Пройдет еще пятьдесят лет, и ситуация (по крайней мере, в развитых странах) изменится на обратную. Самой "старой" страной станет Испания, а самым "молодым" континентом по-прежнему останется Африка.

Демографический переход, урбанизация, постарение мира… Но как быть с "золотым миллиардом"? Нас сегодня уже в шесть раз больше, а через полвека станет в десять раз. То, что на всех хватит пространства, - понятно. Но хватит ли пропитания? Сколько вообще человек может прокормить Земля?

Начнем с того, что "золотой миллиард" - это все же зловещая пропагандистская штучка, не более того. Помимо "прогрессий" Томаса Мальтуса есть еще такая вещь, как научный и технический прогресс, а он включает и достижения генетики, и биотехнологию, и профилактику заболеваний растений и животных, и успехи агрикультуры (вспомним хотя бы о "зеленой революции"), и тот факт, что человечество все больше воспринимает правила экологического поведения. Может быть, это не очень широко известно, но за последние 25-30 лет рост производства продуктов питания в мире обгонял рост населения примерно на 16%. Другое дело, что производимое в нарастающих количествах питание достается далеко не всем: не менее четверти землян живут впроголодь, а из них почти половина испытывает хронический голод, от которого ежегодно гибнут миллионы людей. Но эта печальная проблема, строго говоря, не имеет отношения к демографии.

Серьезным ученым давно ясно, что Земля прокормит и 6, и 8, и 12 миллиардов человек. Герман Кан называл цифру - 15 миллиардов. Английский экономист Колин Кларк оптимистично считал, что Земля, даже если исповедовать американские стандарты жизни, сможет выдержать 47 миллиардов человек, а если взять стандарты японские, - то и все 157 миллиардов. А, по мнению Сергея Петровича Капицы, "при разумных предположениях Земля может поддерживать в течение длительного времени до 15-25 миллиардов людей".

Сейчас есть все основания полагать, что, когда демографический переход завершится для всего человечества, население мира стабилизируется на уровне заведомо ниже критического. Так что если употреблять эпитет "золотой", то следует говорить о "золотой десятке" миллиардов, которые будут жить на планете и в XXI веке, и в последующих столетиях. (Заметим: "средний" прогноз отдела народонаселения ООН на 2150 год - 10,8 миллиарда.)

***

Вы не посмотрели на часы, когда приступили к этому очерку? Сколько вам потребовалось на чтение? Минут двадцать, от силы тридцать. За это время на нашей планете прибавилось четыре с половиной тысячи человек - целый поселок. Давайте скажем им: "Милости просим! Располагайтесь. Места хватит всем".


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Человек и общество»

Детальное описание иллюстрации

Сегодня на Земле обитают более шести миллиардов человек. Много это или мало? Ответом на вопрос может послужить следующий подсчет: если поделить всю площадь земной суши (со всеми горами, льдами, пустынями, болотами и другими неудобьями), то на каждого человека придется лишь два с половиной гектара.